Преподобный Иринарх Соловецкий

Преподобный Иринарх Соловецкий

30 июля (17 июля ст. ст.) Церковь чтит память преподобного Иринарха, игумена Соловецкого.

 

Содержание:

 

Житие преподобного Иринарха Соловецкого

Сведений о жизни преподобного Иринарха до прихода его в Соловецкий монастырь нет. Судя по записям в соловецком синодике XVII века, в который еще при жизни Иринарха был внесен его личный помянник, он родился и вырос в благочестивой семье, его родители приняли постриг с именами Ефрем и Евдокия. Иринарх принял иноческий постриг в Соловецком монастыре, по-видимому, в 80-х гг. XVI века, при игумене Иакове.

После кончины игумена Антония, Иринарх был избран братией настоятелем Соловецкого монастыря. В июне 1613 года он отправился в Москву для поставления, которое должен был совершить Новгородский митрополит Исидор, но с 1611 года Новгород находился под властью шведского короля и путь туда был закрыт. В конце июля нареченный игумен и его спутники добрались до Троице-Сергиева монастыря и проехать дальше не смогли: дорога на Москву была занята казачьими отрядами; для охраны соловецких иноков троицкий келарь Авраамий (Палицын) выделил отряд из 50 стрельцов. 2 августа Иринарх прибыл в Москву, где оставался до конца месяца. Поставление Иринарха в игумены 8 августа 1613 года совершил Ростовский митрополит Кирилл. Обратный путь Иринарх через сожженную «литовскими людьми» Вологду, Устюг и Холмогоры был благополучным. После возвращения настоятеля в Соловецкий монастырь стало известно, что к Холмогорам пришли «черкасы» и «литовские люди», которые пытались захватить острог, затем вторглись в Поморье и дошли до Сумского острога, грабя вотчины Соловецкого монастыря. Из Москвы Иринарх привез царскую грамоту, адресованную келарю и соборным старцам, которым повелевалось сделать опись монастыря и передать его новопоставленному игумену. Монастырские ризница, казна и книгохранительница были описаны и «отведены» Иринарху. Из рассказа Вениамина, ученика Иринарха, в «Сказании о чудесах игумена Иринарха» известно, что настоятельство Иринарха было не безмятежным, ему пришлось много пострадать «от восстающих на него», но он умел прекращать возмущения кротостью.

Иринарх приложил много усилий к упрочению хозяйства Соловецкого монастыря, разоренного в Смутное время. Рассмотрев челобитную Иринарха, царь в сентябре 1613 года пожаловал Соловецкому монастырю «волостку Шую Корельскую со крестьяны, и с дворы, и с дворовыми месты, и луки, и с мельницею, и с соляными варницами, и с рыбными и звериными и со птичьими ловлями». Отвечая на царскую милость, Иринарх по совету с братией послал в Москву 1 тысячу рублей серебром «на жалованье ратным людем». Летом 1614 года Иринарх вступил в переговоры со шведами Христофором и Эриком Гаре, правителями фин. городов Улеаборг и Каяани. Соловецкий игумен писал им о нежелании монастыря «чинить войны и никаких задоров» и о стремлении жить с соседями «в любви и в соединении». В результате переговоров в сентябре 1614 года в Поморье было заключено перемирие.

Летом 1616 года Иринарх ездил бить челом царю об отмене пятинного сбора с Соловецкого монастыря и об «обелении» (освобождении от налогов) купленных обителью деревень на Онежском берегу Белого моря в Пурнеме и Лямце, где монастырь собирался развивать соляные промыслы. Решение обоих вопросов было важным для экономического благополучия обители, поскольку его вотчины были разорены, а промыслы запустели. В Москву Иринарх привез 1 тысячу рублей оброка с соловецких вотчин и столько же пятинных денег. 8 сентября 1616 года Иринарх бил челом государю о «монастырской хлебной скудости» и поднес ему в дар «кубок серебрян, золочен, на высоком стоянце, алтабас золотной и сорок соболей». Михаил Феодорович повелел оставить пятинные деньги за Соловецким монастырем «для монастырьские хлебные скудости». Часть сэкономленных средств игумен передал в Вологде строителю соловецкого подворья старцу Иоасафу (впоследствии патриарх Иоасаф I) для «хлебныя покупки» на монастырь. Соловецкий монастырь вернул в казну несколько принадлежавших ему «белых» деревень в Турчасовском стане, а взамен этого были «обелены» приобретенные обителью деревни в Пурнеме, Нижмозере и Лямце. В последующие годы Иринарх много внимания уделял расширению монастырских усолий и заведению новых.

Во время настоятельства Иринарха в Соловецком монастыре было построено несколько каменных келейных корпусов, в 1615 году сооружена двухэтажная иконописная палата, рядом в 1619 году поставили кожевенный склад, в том же году, согласно «Соловецкому летописцу», была построена «казначейская палата о трех ярусах со сводами».

В 1621 году Иринарх заложил и по окончании строительства освятил храм на Анзерском острове. В ответ на просьбу Елеазара прислать в Анзерскую пустынь устав скитского богослужения Иринарх передал ему список Скитского устава и послал на Анзер (очевидно, по благословению патриарха) Дионисия Крюка, который многие годы был уставщиком и строителем Ниловой Сорской в честь Сретения Господня пустыни. Заботясь о насельниках Анзерского скита, Иринарх тем не менее неохотно отпускал туда жить соловецкую братию: в 1624 году Иринарху была прислана грамота от царя, который велел игумену не препятствовать «добрым старцам» уходить в Анзерский скит. Не поощрял Иринарх и стремление новоначальных иноков к отшельничеству.

В качестве игумена Соловецкого монастыря Иринарх был полномочным представителем царской власти в Поморье и начальником 2 военных крепостей: каменной на Большом Соловецком острове и деревянного острога в Сумской волости. При игумене находился осадный воевода (из соловецких старцев), в Сумском остроге — царский воевода (М. Спешнев).

Важным событием в жизни Соловецкого монастыря стало обретение мощей преподобного Германа в 1623 году, по-видимому состоявшееся по благословению патриарха Филарета

12 июля 1626 года Иринарх служил свою последнюю литургию в Анзерском скиту. Игумен предсказал Елеазару, кто будет следующим настоятелем Соловецкого монастыря, и сообщил, что управление будет «с великою нуждою». Иларион Суздалец записал этот рассказ, услышанный им от Елеазара, и включил его в «Сказание о чудесах игумена Иринарха». В том же году Иринарх отправился в Москву, чтобы просить царя и патриарха об увольнении на покой. Иринарх приехал в столицу 1 сентября 1626 года, на пути совершил остановку в Троице-Сергиевом монастыре, где келарь Александр (Булатников) передал ему в качестве вклада 2 книги: «Андриатис» и Евангелие с толкованиями Феофилакта Болгарского. Тремя годами ранее Александр (Булатников) прислал Иринарху лицевое Житие преподобных Зосимы и Савватия Соловецких с 235 миниатюрами, выполненными царскими и троицкими мастерами. Патриарх Филарет, прежде чем удовлетворить просьбу Иринарха, по-видимому, хотел увидеть его преемника и не сразу отпустил Иринарха в монастырь. В декабре 1626 года на Соловки был отправлен Даниил Псковитин с грамотой об избрании нового игумена, Иринарх остался в Москве. Новый игумен Макарий прибыл в Москву в августе 1627 года. После того как выбор братии был утвержден, Иринарх 18 августа 1627 года выехал из столицы и прибыл на Соловки, вероятно, поздней осенью того же года. Простившись с братией и вернув в казну игуменскую панагию, он поселился в своей келье, где провел остаток жизни в безмолвии. По возвращении в обитель он узнал о чудесном исцелении от слепоты оставшегося в Москве старца Даниила Псковитина. Об этом чуде братии была прислана царская грамота, которой повелевалось служить молебны преподобным Сергию Радонежскому, Зосиме и Савватию Соловецким, освящать воду и раздавать ее богомольцам. Преставился Иринарх 17 июля 1628 года и был погребен у церкви во имя преподобных Зосимы и Савватия.

 

Чудеса и почитание преподобного Иринарха Соловецкого

Почитание Иринарха началось сразу после его кончины. Уже в первые месяцы стали известны рассказы о явлении Иринарха соловецкой братии. Преподобный явился иноку Виталию в 40-й день после кончины, после поминальной трапезы, со «светлым лицом», с кадилом и обошел братию с каждением. Вскоре святой явился своему ученику священноиноку Вениамину (который сопровождал Иринарха в его последнем путешествии в Москву), чтобы утешить его и сообщить, что получил милость от Бога. Весной 1629 года в монастырь приплыли охотники за тюленями и рассказали о явлении Иринарха охотникам, унесенным на льдине в Белое море. Преподобный благословил их крестом и указал игуменским посохом путь к берегу, при этом он назвал себя: «Аз есмь Соловецкого монастыря игумен Иринарх».

Большую роль в прославлении Иринарха сыграл Елеазар Анзерский. С его именем связаны три рассказа о провидческом даре Иринарха. Со слов Елеазара Иларион Суздалец записал предсказание Иринарха об игуменстве в Соловецком монастыре Макария. Другой рассказ был записан Елеазаром и вошел в составленную им «Своеручную хартию… о бывших ему видениях и откровениях», где сообщается о том, что Иринарх выбрал для церкви на Анзерском острове то место, которое прежде было указано знамением в виде «огненного столпа». В третьем рассказе, читающемся в Житии Елеазара, сохранилось предание о прощании бывшего соловецкого игумена с анзерским строителем. Перед кончиной Иринарх сообщил братии, что Елеазар плывет к нему с Анзера, чтобы проститься, но им не суждено увидеться.

Почитателем памяти Иринарха был соловецкий игумен Маркел (1640-1644 гг.). За год до вступления в должность настоятеля Соловецкого монастыря Маркел во сне видел, как Иринарх, спустившись «по лестнице» с небес, подозвал к себе игумена, недостойного этого сана, и, забрав у него посох, вручил его Маркелу (видение описано в «Сказании о чудесах игумена Иринарха»). Возможно, Маркел был пострижеником Иринарха: известно, что он принял монашество на Соловках в 20-х гг. XVII века. В 1643 году, накануне Пятидесятницы, на Соловецких островах наступили заморозки, продолжавшиеся 20 дней, из-за чего монахи не могли отправиться на промыслы и на службы на материк. Тогда же игумену Маркелу стало известно, что об этом Божием наказании заранее известил братию Иринарх, который повелел труднику Ивану Емельянову, чтобы игумен и братия прошли крестным ходом вокруг монастыря и молили Бога о милости, иначе «роспуску ладьям» не будет до Ильина дня. После того как игумен с братией совершили это «и над гробом игумена Иринарха пеша понахиду», наступила оттепель. Вероятно, тогда же Маркел благословил Илариона Суздальца записать рассказы о явлениях преподобного. Свидетельством почитания Иринарха в Соловецком монастыре служит «Повесть о чудесном исцелении инока Исайи в Анзерской пустыни», в которой рассказывается о событии, происшедшем в сентябре 1667 года, во время «осадного сидения» соловецких монахов.

 21 сентября 1925 года мощи Иринарха были вскрыты комиссией, которой руководил заведующий историко-археологическим отделом музея Соловецкого лагеря А. П. Иванов. Затем комиссия передала мощи в историко-археологический отдел музея, находившийся в Благовещенской церкви; там святые мощи Иринарха были выставлены в застекленном деревянном ящике. 19 января 1940 года, после закрытия Соловецкого лагеря, мощи Соловецких святых были увезены в Центральный антирелигиозный музей (ЦАМ) в Москве, в 1946 году, после закрытия ЦАМ, переданы в Государственный музей истории религии и атеизма в Ленинграде. В настоящее местонахождение мощей неизвестно.

 

Тропарь и кондак преподобному Иринарху Соловецкому

Тропарь, глас 8.

О! тебе отче Иринархе, известен бысть спасения образ. Восприим бо крест последовал еси Христу. Творяше же и учаше, еже презрети плоть, преходит бо, прилежати же о душе вещи безсмертней. Тем же и со ангелы радуется преподобне дух твой.

Кондак, глас 2.

Чистотою душевною божествено вооружився, и непрестанная молитвы, яко копие вручив крепко, пробол еси бесовская ополчения Иринархе, отче наш, моли непрестанно о всех нас.

 

Преподобный Иринарх Соловецкий. Иконы

В Житии Иринарха описан внешний облик святого, каким он являлся разным людям в видениях. Так, на 40-й день после преставления преподобный явился соловецкому иноку Виталию: «Вижду любимаго ми отца игумена Иринарха лицем светла, оболченна в епитрахиль, кадило в руце». В 1629 году, спасая «от потопления промышленников», Иринарх привиделся во сне одному из них: «Некий старец, браду имеяй доволну и сединами украшену, во священническом подобии, в десной своей руце крест держит…»

Об облике Иринарха в текстах иконописных подлинников XVIII-XIX вв. под 29 марта сообщается: «Сед, брада Кириллы Белозерскаго, в клобуке, ризы преподобническия». Иконография Иринарха, сформировавшаяся на Соловках, не имеет устойчивых признаков: он изображается как в куколе или клобуке, так и с непокрытой головой, в схиме, старцем или почти средовеком.

Преподобный Иринарх Соловецкий
Преподобный Иринарх Соловецкий. Фрагмент иконы «Собор русских святых». Конец XVIII — начало XIX века
Преподобный Иринарх Соловецкий
Преподобный Иринарх Соловецкий. Миниатюра из рукописи «Сад спасения». 1709–1711 годы
Преподобный Иринарх Соловецкий
Преподобный Иринарх Соловецкий

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля