Канонические нормы и законы расторжения брака в Византии

Брак и развод, в силу своей большой общественной значимости, регламентировались в Византии с V по XV века не только церковными правилами, но и в такой же мере государственными законами. Определялись не только межличностные, но и имущественные отношения супругов и их детей как в случае брака, так и развода. При этом в Византии до конца IX века как заключение, так и расторжение брака осуществлялось исключительно государством по нормам сложившегося ещё в языческие времена римского права.

В первые века христианства церковного таинства брака ещё не было. Христианская община признавала брак своих прихожан, «верных», только после его государственной регистрации в соответствии с законами Римской империи. Мученик Иустин Философ писал, что христиане ведут себя, как римские граждане, заключая браки «как все». Апологет христианства Афинагор писал: «Всякий из нас считает женою ту, на которой женился по изданным вами (то есть светскими властями) законам» [1]. Признание брака христианской общиной заключалось в последующем благословении новобрачных епископом. «Тем, которые женятся и выходят замуж, подобает заключать союз с ведома епископа, чтобы брак был о Господе», — писал священномученик Игнатий Богоносец [2]. Происходило это во время литургии, на которой новобрачные причащались, что и являлось подтверждением признания их брака Церковью. «Брак устраивает Церковь, и подтверждает приношение (т. е. Евхаристия)», — писал Тертуллиан [3].

Христианская Церковь постоянно подчеркивала свою лояльность государству и его законам, в том числе и законам о браке. Поэтому, например, в IV веке свт. Василий Великий, составляя свои канонические правила о браке, во многом учитывал существующие в его время римские законы, принятые ещё в языческие времена. Так, гражданские законы не признавали браки, заключенные без согласия старших: детей без согласия родителей, рабов без согласия их господ. «В браках между не вполне правоспособными любой из домовладык мог по своему желанию расторгнуть их брак, объявив его сожительством» [4]. В соответствии с гражданским законом свт. Василий Великий такие браки, «не имеющие ничего твердого», в 38, 40 и 42 правилах объявлял блудодеянием. В случае последующего признания этих браков со стороны родителей или господ, после чего «супружество получало твердость», св. Василий Великий также допускал их в качестве христианского законного супружества [5].

Церковь признавала заключение брака согласно гражданским римским законам, но не могла согласиться с той легкостью расторжения браков, которая предусматривалась этими законами. До середины VI века христиане имели юридическую возможность как беспричинно расторгать браки, так и вступать после этого в браки, неприемлемые для Церкви. Воспрепятствовать им в этом Церковь не могла. Она могла только накладывать на согрешающих христиан свои прещения, епитимьи, заключающиеся в многолетнем отлучении провинившихся от причастия. Именно такие чисто церковные прещения предусматривались 14 правилом Гангрского собора, 21, 35, 48 и 77 правилами свт. Василия Великого.

Кроме разводов по своеволию, Церкви приходилось бороться с разводами «под видом благоговения», то есть под влиянием еретических учений о нечистоте брачного сожительства. Это возбранялось 5 апостольским правилом и 14  правилом Гангрского собора.

Первый христианский император Константин Великий в 331 году своими законами пытался ограничить свободный развод несколькими поводами, но после его смерти возобладала старая практика [6].

В 419 году Карфагенский собор постановил просить государственную власть об изменении законодательства в соответствии с христианскими нормами. В 421 году императоры Гонорий и Констанций установили штраф за разводы без причины, а также для виновной стороны при разводе по законной причине. В 438 году император Феодосий II своим постановлением ограничил развод определёнными поводами, предписав штрафы для разводящихся по иным причинам [7]. Эти установления стали основой законов Юстиниана II о разводе и во многом вошли в последующие законы и канонические нормы Византии.

Но лишь век спустя, в 534 году, император Юстиниан в 117 новелле запретил распространённый до этого свободный односторонний и двусторонний развод, запретив расторжение брака, кроме нескольких оговоренных законом случаев. Однако и после этого заключение и расторжение браков осуществлялось государственной властью.

К IX веку сложился церковный чин венчания брака. В 895 г. император Лев Мудрый в своей 89-й новелле предписал заключать браки между свободными лицами только по церковному благословению. В 1095 году император Алексей Комнин распространил обязательность церковного брака и на рабов [8]. В начале XIV века, при императоре Андронике Палеологе и патриархе Афанасие, были окончательно запрещены браки, невенчанные в церкви [9].

На Церковь легла ответственность юридического оформления заключения брака и его расторжения.

 

Поводы к разводу в Византии

Общим определением расторжения брака в римском и византийском праве является формулировка из свода законов «Дигесты» Юстиниана: «Брак прекращается разводом, смертью, взятием в плен или другим случаем рабства одного из них (супругов)», причем плен и рабство по своим последствиям приравнивались к смерти [10].

Первой и основной причиной развода в Византии был упомянутый в Евангелии (Мф. 5:32, Мф. 19:9) развод на основании прелюбодеяния. Однако византийские церковные и государственные законы предусматривали и другие основания для развода. 117-я новелла Юстиниана допускает 7 поводов для расторжения брака. Они изложены в толковании Вальсамона на 5 апостольское правило, в «Алфавитной Синтагме» Матфея Властаря (буква Г «По каким причинам расторгается брак»), а также в сборнике законов «Василики» [11].

Всего в Византии в разные периоды истории применялось до 30 поводов к разводу, причем многие из них не вошли в общепризнанные канонические сборники. «Как в «Номоканоне», так и в новелле Юстиниана различают разводы обоюдные и односторонние. Разводы односторонние, в свою очередь, делятся на разводы по вине одного из супругов и без вины»[12].

 

Разводы обоюдные

Расторжение брака по стремлению к целомудрию

117-я новелла Императора Юстиниана допускала обоюдный развод лишь по аскетическим мотивам, когда оба супруга стремились к целомудренному, безбрачному жительству и постригались в монахи [13]. После такого развода супруги должны были незамедлительно принимать монашеский постриг [14].

 

Наказания при расторжении брака без должной причины

Если же этого не происходило, а расторгнувшие брак супруги начали жить распутно или вступили в другой брак, то они, согласно закону Юстиниана, лишались всего имущества, которое передавалось их детям, а при отсутствии детей поступало в государственную казну. Впоследствии в Византии, согласно своду законов «Василики» (IX в.), виновные в расторжении брака без дозволенных причин помещались в монастырь пожизненно. Часть их имущества передавалась монастырю, а остальное наследовалось родственникам. Если же родственники сочувствовали расторжению брака, то сами подвергались телесным наказаниям и отправлялись в ссылку.

Развод, совершенный в гневе и раздражительности, не должен считаться действительным. «Следует выждать, не возвратится ли к мужу жена, оставившая его в возбужденном состоянии, и если она, спустя немного времени, возвратится к мужу, то должна считаться его супругой, и развода не может быть»[15]

При желании супругов, расторгнувших брак, воссоединиться до пострижения в монахи, такая возможность им представлялась, и они избавлялись от всех наказаний.

Если один из супругов желал примирения, а другой нет, то желающий примириться избавлялся от наказания.

Рассмотрение таких вопросов представлялось епископам[16].

 

Разводы односторонние по вине одного из супругов

Виновная сторона несла церковные наказания (епитимия, запрещение вступать в другой брак вплоть до заключения в монастырь) и гражданские (лишения предбрачного дара для мужа, приданного для жены и т.д.).

 

Прелюбодеяние

Церковные правила о разводе основаны на следующих утверждениях Нового Завета. Тот из супругов, с которым не захотели жить, выгнали, не может вступить в другой брак, потому что совершит прелюбодеяние (Матф.5:32, Матф.19:9, Мар.10:11-12). Но если он стал жертвой измены, то имеет причину для развода, после которого становится свободным, может вступать в брак повторно (Матф. 5:32, 1 Кор.7:27-28).

Профессор Соколов так обобщил церковные правила и толкования на них, определяющие расторжение брака по причине прелюбодеяния [17]. Брак можно расторгнуть только по благословенной (дозволенной) причине (5 апостольское правило, 14 правило Гангрского собора). Такими причинами не являются ни гнушение браком, ни мнимое благочестие, ни жестокое обращение мужа с женой, ни растрата имущества, ни разноверие, если один из супругов крестился после вступления в брак, а другой нет, ни блудодеяния мужа (5 апостольское правило, 14 правило Гангрского собора, 9 правило свт. Василия Великого). Прелюбодеяние является благословенной (дозволенной) причиной расторжения брака (102 (115) правило Карфагенского собора, 9, 48, 77 правила свт. Василия Великого, 87 правило Трулльского (Пято-Шестого) собора).

Невиновный супруг после законного расторжения брака мог вступить в другой (35 правило свт. Василия Великого, 87 правило Трулльского (Пято-Шестого) собора). Виновный в прелюбодеянии супруг на семь лет отлучался от причастия и не мог вступить в повторный брак (102 (115) правило Карфагенского собора, 48, 77 правила свт. Василия Великого, 87 правило Трулльского (Пято-Шестого) собора).

В соответствии со 141 новеллой Юстиниана прелюбодействующие подвергались имущественному взысканию и заключались в монастырь для выполнения церковной епитимии [18]. В соответствии с законами Византии, виновная в расторжении брака сторона лишалась имущества, могла быть подвергнута телесному наказанию. Прелюбодействующая жена заключалась в монастырь для последующего пострижения, которое откладывалось на два года. В течение этого времени муж имел право посещать монастырь, общаться с женой и уговаривать её восстановить брак, вернуться в семью. При этом не допускалось со стороны мужа насилие над женой [19].

За всем этим стояло свойственное Византии стремление силой государственного закона сделать людей добродетельными, добиться соблюдения слов апостола: «жене не разводиться с мужем, если же разведется, то должна оставаться безбрачною, или примириться с мужем своим, — и мужу не оставлять жены своей (1 Кор.7:10)». Однако такой подход представляется спорным хотя бы потому, что при этом нарушался принцип добровольного принесения монашеских обетов, а монастырь использовался в качестве своего рода тюрьмы, куда по закону пожизненно направлялась отбывать наказание нецеломудренная супруга.

Императорами-иконоборцами Львом III Исаврянином и Константином V Копронимом в сборнике законов Эклога (726 г.) предписывалось: «кто прелюбодействует с замужней женщиной, то и он, и прелюбодейка подвергаются отсечению носа» [20]. После осуждения иконоборчества этот закон был отвержен и в дальнейшем не применялся.

В конце XIV века патриарх Антоний IV разрешил виновной в прелюбодеянии жене после пятнадцатилетнего пребывания в монастыре без пострига вступать в другой брак. В XV века митрополит Иоасаф Эфесский в исключительных случаях, во избежание большего зла, разрешил жене-прелюбодеице вступать в другой брак [21].

Но в любом случае был воспрещён второй брак с тем лицом, с которым было совершено прелюбодеяние (39 правило свт. Василия Великого).

 

Свт. Василий Великий о разном подходе к прелюбодеянию мужа и жены

Основными правилами о расторжении брака, которые вошли в Кормчую, являются 9, 21, 35, 48 и 77 канонические правила свт. Василия Великого, которые впоследствии обобщаются 87 правилом Пято-Шестого (трулльского) собора. При знакомстве с ними очевиден совершенно разный подход к прелюбодеянию со стороны мужчины и женщины. В связи с важностью вопроса необходимо рассмотреть его подробнее. Из канонических правил свт. Василия Великого следует, что любое нарушение женой супружеской верности считалось прелюбодеянием и поводом к разводу для мужа (21, 39 правило). Когда в правилах говорится о супружеской измене, постоянно повторяются слова «жена-прелюбодеица».

В то же время жена, по своей воле расторгающая брак, независимо от причины, вынудившей её к этому, согласно 9 правилу, всегда признаётся виновной. Жена не имеет права на развод в случае избиения её мужем и в случае растраты мужем её имения (9 правило). Жена, принявшая христианство, не может оставить мужа-язычника, если он хочет с ней жить (1 Кор.7:13, 9 правило свт. Василия Вел.). Также согласно 9 правилу свт. Василия Великого жена не может развестись с мужем в случае его блуда, то есть связей с незамужними женщинами, и в случае его прелюбодеяния, под каким в правиле подразумевается не осквернение мужем его собственного брака, а осквернение чужого брака, связь с другой замужней женщиной.

Согласно 21 правилу свт. Василия Великого блуд мужа с другой незамужней женщиной наказывается «долгой епитимией», но не являлся основанием для расторжения брака женою, которая должна была принять мужа обратно. Причем, согласно нравам того времени, блуд со свободной мог заключаться не только в кратковременных связях, например с блудницами или рабынями. Нередко встречалось длительное внебрачное сожительство мужчины с незамужней женщиной, так называемой конкубиной. В новеллах Юстиниана упоминаются случаи, когда мужья приводили сожительниц в тот же дом, где они жили со своими женами. И в этих случаях жена должна была всё терпеть, стараться вразумлять своего мужа, который по своему нравственному облику приравнивается к язычникам, и содействовать его спасению (9 правило).

Но такое же преступление, соделанное женой, согласно 21 правилу, безусловно, считалось прелюбодеянием, и муж имел право развестись с женой и выгнать её из дома.

Если жена оставит своего мужа даже на основании его блуда или прелюбодеяния, то она считается единственной виновницей расторжения брака и не имеет права вступать в другой брак, который будет для неё считаться прелюбодеянием (9, 48 правило). А муж, блудник или прелюбодей, оставленный своей женой, согласно этому правилу, считается стороной пострадавшей и имеет право вступить во второй брак, который не осуждается (9 правило).

Муж считается прелюбодеем и виновником расторжения брака только тогда, когда он по гражданскому закону разведётся со своей безвинной женой и также по гражданскому закону вступит в брак с другой женщиной (9, 35 правило). Только после этого, согласно каноническим правилам свт. Василия Великого, жена могла оставить мужа и считалась невиновной. При этом, согласно 77 правилу свт. Василия Великого, «оставивший жену, законно с ним сочетавшуюся, и взявший другую» подвергался лишь епитимии. О расторжении его новой связи не говорилось [22].

Зонара отмечал, что эти правила установлены свт. Василием Великим в соответствии с гражданскими законами его времени[23].

Как писал профессор Н. Глубоковский: «В духе римского законодательства, где только муж обладал правом на верность жены, прелюбодеянием считалось всякое нарушение женой супружеской чистоты, а муж совершал его только при сношении с замужнею женщиной, когда он грешил не самою изменой, но, скорее, тем, что заставлял соучастницу попирать свои супружеские обязанности. В евангельском тексте нет для сего ни малейших оснований, и это прямо отвергается христианским учением о равенстве обоих супругов. И брачные прерогативы у них абсолютно тождественны» [24].

По толкованию самого свт. Василия Великого в его 9 каноническом правиле, евангельское изречение (Матф. 5:32) о допустимости расторжения брака по вине прелюбодеяния одинаково относится и к мужу, и к жене. Свт. Василий Великий, рассуждая о супружеской измене, не делал различий между прелюбодеяниями со стороны жены и мужа. В обоих случаях грехи становились смертными и требовали полного покаяния. Так же считал и свт. Иоанн Златоуст, говоривший: «Какое могут иметь оправдание те, <…> которые ходят к общественным блудницам. Ведь и это другой вид прелюбодеяния. Как жена, имеющая мужа, отдавая себя рабу или кому-нибудь свободному, не имеющему жены, делается виновной перед законами в прелюбодеянии, так если и муж, имеющий жену, грешит хотя бы с общественной блудницей, хотя бы с другой женщиной, не имеющей мужа, то это дело признается прелюбодеянием» [25].

Эта позиция долгое время не приживалась в христианской традиции, потому что жена в древние времена не имела статуса полноправного члена общества. Составитель канонических правил свт. Василий Великий, говоря в 21 и 35 правилах о разном подходе к прелюбодеянию мужа и жены, отмечает, что «причину сему дать нелегко», такой подход не имеет основания в Евангелии. «Но так принято по обычаю» языческого греко-римского мира, с которым вынужден был считаться церковный законодатель.

Кроме того, женщины в ту эпоху обычно не имели возможности самостоятельно содержать себя. Потеряв мужа, они часто лишались крыши над головой и средств к существованию [26]. «Женщине, безусловно, необходимо или оставаться с мужем, который ей достался сначала, или, по выходе из его дома, лишиться всякого прибежища. Она, хотя бы против воли, но должна любить своего мужа. Жена существо слабое», — писал свт. Иоанн Златоуст [27].

Это положение дел сохранялось на Востоке и в последующие времена. Даже в конце XIX века греческий патриарх Иерусалимский писал: «Местными обычаями <…> никоим образом не дозволяется жене предъявлять иск по вине прелюбодеяния против своего супруга. Что же касается обвинения против жены, то употребляется всякое старание и принимаются всевозможные меры во избежание расторжения брака от жалости к жене, которая в опасности подвергнуться полной гибели не только душевной, но и телесной, <…> если совершится расторжение брака. <…> Все это совершается на основании не определённых церковных правил, но соответственно нуждам нашей паствы» [28].

В своих правилах свт. Василий Великий вынужден был учитывать укоренившиеся общественные обычаи и бракоразводную практику своего времени. Воистину, эти правила о неравном подходе к прелюбодеянию мужа и жены были даны «по жестокосердию» людей (Мф. 19:8).

Бл. Иероним Стридонский писал по поводу законов Моисея о разводе: «Господь не сказал: «По жестокосердию вашему повелел вам Бог», но: «Моисей», так что <…> это совет человеческий, а не повеление Божие»[29].

То же можно сказать и по поводу разного подхода в канонических правилах свт. Василия Великого к прелюбодеянию мужа и жены. Очевидно, что это вызвано в первую очередь реалиями того времени.

Толкователь правил Зонара замечает, что после издания новеллы императора Юстиниана о расторжении браков, помещенной в 7-м титуле 28-й книги Василик, 9 правило свт. Василия Великого перестало применяться, и женщины получили право на расторжение брака по определённым в новых правилах причинам [30]. По мере христианизации Византии издаваемые императорами законы в какой-то мере начали защищать женщин и предусматривать наказание для мужей-блудников.

Вальсамон в своих толкованиях на 87-е правило Трулльского собора указывает, что согласно царскому своду законов, книге «Василик», блудодеяние мужа влечёт за собой административные и штрафные санкции. Виновный муж мог быть наказан плетьми. Если рабыня, с которой блудодействовал муж, принадлежала ему, то она должна быть продана за пределы области с конфискацией вырученных денег в казну, а если другому владельцу, то блудодей в качестве штрафа должен был заплатить ему большую сумму денег [31].

Согласно 117 новелле императора Юстиниана (534 г.) брак расторгается и жена считается невиновной, если муж «сойдется с другою женою, или в своем доме, или в том же городе, и, быв увещаем своею женою, или ее родителями, или иным кем-либо, не захочет отстать»[32].

«Эклога» (726 г.) и «Прохирон», византийские правовые сборники (879 г.), предписывают: «кто имеет жену и совершает блуд, должен быть уцеломудрен посредством (телесного) наказания в двенадцать смен»[33].

В Василиках, законодательном своде конца XI в., сказано: «ныне за неосновательное расторжение брака наказание для мужа и жены бывают равны»[34].

 

Насилие над женой не является её прелюбодеянием

Согласно «Распространённому Прохирону», византийскому сборнику законов (IX в.), осквернение жены неприятелем во время войны не является причиной развода. «Несправедливо со стороны мужа обвинять жену, оскверненную неприятелями и возвратившуюся, если она потерпела это по насилию».  Более того, «если жена священника будет взята в плен и там осквернена, то это не должно служить ни причиной развода с ней, ни предлогом извержения из сана священника, в случае принятия жены в сожительство».

Но при этом, по церковному закону, для очищения на жену налагается епитимия.

Изложенное в «Прохироне» почти дословно повторяет 2-е каноническое послание свт. Григория, архиепископа Неокесарийскаго, и толкования Вальсамона на его 1-е послание [35].

 

О возможности разводов не по причине прелюбодеяния

«После того, как развод на основании всего лишь обоюдного согласия супругов был исключен из правовой практики, законодательство сохранило несколько причин, дававших законное основание для расторжения брака; прежде всего, по слову Спасителя, прелюбодеяние, включая и измену со стороны мужа; а также те случаи, которые можно было рассматривать как аналогию супружеской неверности или смерти. Например, аналогией прелюбодеяния считался случай, когда жена ночевала на стороне (не в доме своих родителей); аналогию смерти по этим правовым воззрениям составляет безвестное отсутствие одного из супругов в течение 5 или 10 (для военных) лет» [36].

Другие, кроме прелюбодеяния, причины развода, упомянутые в 117 новелле Юстиниана, приводятся византийскими толкователями правил Вальсамоном и Матфеем Властарем.

 

Случаи, аналогичные супружеской неверности

«Поступки жены, которые клали тень на ее добропорядочность: если она

  • участвовала, против воли мужа, в пиршествах с посторонними мужчинами,
  • мылась с ними в бане,
  • отлучалась против воли мужа из его дома и ночевала не в доме родителей,
  • ходила без ведома супруга смотреть на конские ристалища, бой зверей и театральные представления».

В древности посещение таких зрелищ считалось неприличным для женщин, тем более для христианок» [37]. Согласно сборнику законов «Пира» (XI в.), посещение женой бань и зрелищ без согласия мужа становилось поводом для развода в случае многократного повторения таких действий, когда не возникало сомнений относительно преступности жены [38].

«Прохирон» уточняет, что изгнание мужем жены из дома без причины, вызывающей развод, не вменяется ей в вину [39]. Юридический сборник «Пира» (XI в.) добавляет, что факт проживания жены не в доме мужа имеет юридическое значение не тогда, когда она от него ушла, а только с момента подачи заявления в суд [40].

«Поступки мужа, после которых жена могла развестись с ним и считалась невиновной:

  •  муж имел какой-либо злой умысел на жизнь жены,
  • предавал свою жену на прелюбодеяние,
  • сходился с другой женщиной и не отставал от неё после увещаний жены или её родителей»[41].

 

Случаи, аналогичные смерти одного из супругов

Брак прекращается по причине смерти одного из супругов, и другой супруг может повторно вступить в брак (1 Кор. 7:39).

Византийское право допускало развод в следующих случаях, которые приравнивались к гражданско-правовой смерти одного из супругов.

Злой умысел против государства или царя, а также недонесение о таком умысле. «Указанные преступления, как тягчайшие, лишали виновного всех гражданских прав. Это приравнивалось к его гражданской смерти, не говоря уже о том, что обычно они карались смертной казнью»[42].

Злой умысел, то есть покушение одного супруга на жизнь другого, «возникшее по мотиву прелюбодеяния и другим, как и ненависть, которую злоумышление питается». Законы Византии уточняли, что основанием для развода являлось покушение мужа на жизнь жены или жены на жизнь мужа с помощью яда, меча, кинжала, каким-либо другим способом и иным смертоносным средством[43].

Это могло рассматриваться как уголовное преступление и нарушало основной принцип римского брака как добровольного, по закону и правде заключенного союза мужчины и женщины[44].

Поводом для развода является ложное, недоказанное в суде обвинение мужем жены в прелюбодеянии[45].

В соответствии с общим принципом римского права, если обвинитель на суде не сможет доказать обвинение, то он подлежит тому же наказанию, которому должно было бы подвергнуться обвиняемое им лицо.

Разоблаченный в клевете на свою жену муж считался опозоренным, это была своего рода гражданская смерть, и брак между ним и оклеветанной им женой расторгался.

 

Избиение мужем жены

Отдельно следует остановиться на избиении мужем жены как возможном поводе для развода. 9 каноническое правило свт. Василия Великого не считает это основанием для расторжения брака. Однако на практике побои нередко являются покушением мужа на жизнь жены, иногда приводят к увечью женщины и даже её смерти.

Свт. Иоанн Златоуст считал недопустимым избиение мужем своей жены: «И вам, мужья, скажу: никакой проступок не должен вынуждать вас бить свою жену. Это крайнее унижение не для той, которую бьют, а для того, кто бьет. Что я говорю — жену? Благородному мужу непозволительно бить даже служанку и налагать на нее руки. Если же весьма бесчестно для мужа бить рабыню, то тем бесчестнее налагать руку на свободную. Это внушают и внешние [языческие] законодатели, которые не принуждают жену жить вместе с бьющим ее мужем как с недостойным ее сожительства. <…> Такой муж, если только можно назвать его мужем, а не зверем, по моему мнению, равен отцеубийце и матереубийце. <…> Какое слово может изобразить это [бесчестие], когда крики и вопли разносятся по улицам, когда соседи и прохожие стекаются к дому совершающего такое гнусное дело, сокрушающего, подобно какому-то зверю, все находящееся внутри?» [46]

Византийское государственное законодательство пыталось бороться с этим злом и как-то защитить женщину от семейного насилия. Так, 117 (141) новелла императора Юстиниана на мужа, избивающего свою жену «плетьми или палками помимо причин, достаточных для расторжения брака», накладывает значительный штраф в пользу пострадавшей жены, хотя и не считает это основанием для развода [47]. Это же повторено в своде законов «Василики» (XI в.) [48].

Конституции императора Феодосия II и Валентиниана от 499 года, вошедшие в состав Кодекса Юстиниана, считают основанием для развода избиение мужем жены бичом, имеющие характер истязаний [49]. Согласно закону императора Феодосия II, «жена могла развестись с мужем, если он подвергал её телесным наказаниям, не свойственным свободнорожденным» [50]. «Эпанагога», византийский сборник законов IX века, допускал развод в случае «жестокого бичевания» жены мужем [51].

 

Возможность после развода вступить во второй брак

«Василики», византийский правовой сборник XI века, допускает вступление виновного в разводе супруга во второй брак через пять лет, если причиной развода было не прелюбодеяние. «Обвиненная жена, если осуждена за прелюбодеяние, заключается в монастырь, а если осуждена по другим причинам, помимо этой вины, то не постригается, но брак расторгается, жена же в течение пяти лет подлежит запрещению вступать во второй брак».

Если же жена невиновна в расторжении брака, то ей разрешено вступать во второй брак не раньше, чем через год, «чтобы не было никакого подозрения в смешении потомства», то есть в отцовстве рожденного во втором браке ребёнка.

Понятно, что «в отношении мужа это не должно соблюдаться», и он может «справедливо воспользоваться выгодами после развода и тотчас жениться» [52].

 

Разводы односторонние без вины одного из супругов

Пострижение одного из супругов в монашество

«Брак расторгается и в том случае, когда одна половина, избирая лучшую жизнь, решится на подвиг воздержания, ведущий к лучшему пути, <…> ибо лицо оставившее, по отношению к оставленному сожителю, как бы умирает, избрав один путь жизни вместо другого» [53]. При этом руководствовались общим принципом, изложенным в «Дигестах» Юстиниана: «Нет развода, если он не совершается с намерением установить прекращение (брака) навсегда. Поэтому если что-либо сделано или сказано в пылу гнева, то (развод) является действительным не прежде, чем упорство (в высказанном намерении) установит, что это суждение души; поэтому если женщина в пылу заявит об отказе (от брака) и быстро возвратится (к мужу), то она не рассматривается как расторгнувшая брак» [54].

В соответствии с этим императором Мануилом Комниным (XII в.) была издана новелла о пострижении жен. После водворения в монастырь три месяца находились на испытании для выяснения, «не ищет ли она пострижения, быть может, после первого несерьезного столкновения со своим мужем,  <…> в связи с какими-либо временными неблагоприятными обстоятельствами семейной жизни» [55].

Юридический сборник «Пира» (XI в.) увеличивал срок раздумья жены перед постригом до шести месяцев, в течение которых муж мог приходить к ней в монастырь, беседовать с ней наедине, «прельщать словами, предлагать ей трапезу и допускать иные средства, чтобы возжечь в ней прежнее чувство, но, конечно, без насилия и воздействия руками». Постриг должен был совершаться только после уверенности в том, что женщина твердо намерена вести аскетическую жизнь. «Если жена в этот срок почувствует склонность к браку и пожелает сойтись с мужем, то это ей позволяется. Если же она обнаружит совершенную устойчивость и непреклонность в отношении к мужу, тогда, спустя шестимесячный срок, она <…> приступает к монастырской жизни»[56].

«Св. Иоанн Златоуст считал, что после пострижения одного супруга другой в этом случае не вправе вступать в новый брак, ибо такой брак подвергал бы сомнению благочестивую настроенность жены или мужа, давших согласие на постриг супруга. Но византийские гражданские законы, приравнивая монашество к естественной смерти, не лишали оставшегося в миру супруга возможности вступления во второй брак» [57]. «Пострижение, хотя бы то было и против воли одного из супругов, бывает твердо; и мы утверждаем, что расторжение брака происходит по благодати (Божией), и оставленное лицо может вступить во второе супружество» [58].

При поставлении духовных лиц в епископы их жены обязаны были постригаться в монашество. «Впрочем, жене рукоположенного во епископа не дано сие право, и посему рукоположение его должно быть с согласия ее, и таким образом без отказа должно последовать и ее пострижение»[59].

 

Насильственное пострижение в монашество

На практике иногда принуждение жены к монашескому постригу становилось узаконенной возможностью развода и вступления в другой брак для мужей, особенно знатных и богатых. Тем не менее были случаи, когда насильственные постриги не признавались действительными.

Так, при патриархе Василии II Коматире (1183-1187 гг.) константинопольский синод рассматривал два дела о женах, насильственно постриженных императором Андроником I Комниным (1183-1185). «Патриарх Василий II определил, что насильственное пострижение жены в монастырь, неполное или даже полное, не служит поводом для развода с ее мужем», то есть насильственный постриг не признавался законным, и женщина могла вернуться к мужу. «Но в случае смерти мужа» насильственный постриг «составляет препятствие к новому браку» [60].

 

Неспособность мужа к супружескому сожитию

В «Василиках», законодательном своде конца IX в., физическая неспособность мужа к сожительству с женой в течение трех лет после вступления в брак указывалась в качестве повода к разводу «без вины» [61]. Трехлетний срок указывается потому, что браки нередко заключались между очень молодыми людьми (14-15 лет для юношей, 12 лет для девушек) и неспособность к сожительству могла иметь временный характер [62].

«Когда по прошествии трехлетия муж окажется неспособным к сожитию с супругою, то, хотя бы он и не соглашался на расторжение, брак безнаказанно расторгается», при этом оба супруга считаются невиновными. Жена может вступить во второй брак, а муж получает обратно свой предбрачный дар и «ничего своего не лишается» [63].

98 новелла императора Льва Мудрого запрещает евнухам вступать в брак под угрозой наказания за блудодеяния (по-видимому, из-за того что такой брак мог стать причиной блудодейства жены). Знавший об этом обстоятельстве и совершивший такой брак священник должен был извергаться из сана [64].

Из этого следует, что брак с евнухом признавался недействительным, а жена получала право вступить в другой.

 

Пленение или пропажа без вести одного из супругов

Согласно римским законам, утрата свободы одним из супругов, т. е. обращение его в рабство, являлось основанием для расторжения брака. «Так как с рабом возможно только сожительство, а брак невозможен, то законный брак считался расторгнутым» [65]. Сборником византийских законов «Шестокнижие Арменопула» (XIV в.) предусмотрено, что обнаружившееся рабство расторгает брак и разлучает супругов друг от друга, как будто бы наступила смерть» [66]. «Если же утрата свободы наступала в связи с попаданием супруга в плен, то женщина не могла больше выйти замуж, так как муж мог вернуться.

Во времена Юстиниана срок ожидания возвращения мужа из плена был ограничен пятью годами» [67]. «Император Лев Мудрый совершенно запретил женам и мужьям пленников вступать в другой брак, сколько бы времени плен ни продолжался, <…>  но Синтагма Матфея Властаря восстановила закон императора Юстиниана» [68].

Безвестное исчезновение одного из супругов рассматривается в 31, 36 и 46 правилах свт. Василия Великого и обобщающем их 93 правиле Пято-Шестого Вселенского (Трулльского) Собора. Согласно им жены, у которых мужья надолго отлучились и их участь неизвестна, так же и жены пропавших без вести воинов не могут вступать в новый брак, предварительно не удостоверившись в смерти своих мужей. В противном случае новый брак будет считаться прелюбодейством. Если была большая вероятность смерти мужа или жены, то вступление во второй брак заслуживает снисхождения.

В толковании Аристина на 93 правило Пято-Шестого Вселенского (Трулльского) Собора упоминается 117 новелла Юстиниана, согласно которой жена воина может вступить в другой брак через год после официального свидетельства военных властей о его смерти. В толковании Вальсамона упоминается 22-я новелла Юстиниана, согласно которой в случае плена или пропажи без вести одного супруга другой должен ждать его пять лет, а потом может вступить в брак. При возвращении пропавшего без вести мужа, которого считали погибшим, он может, если пожелает, опять соединиться со своей женой. Это подтверждает 33-я новелла императора Льва Мудрого. И жене, и её второму мужу в  этих обстоятельствах даётся прощение. Жена, по неведению вышедшая замуж за того, у кого без вести пропала первая жена, после её возвращения может вступить в другой брак.

Матфей Властарь так кратко обобщил все эти правила: «Брак расторгается и в том случае, когда муж или жена будут взяты в плен и в продолжение пяти лет неизвестно будет, живы ли они»[69].

 

Поводы для расторжения браков в Византии,  не вошедшие в общепризнанные канонические сборники

Эти поводы приводятся в книге церковного историка, профессора И.И. Соколова «О поводах к разводу в Византии IX-XV века» [70]. Хотя они не вошли в общепризнанные греческие канонические сборники и в славянскую «Кормчую», однако вполне могут рассматриваться в качестве прецедентов.

 

По причине непримиримой вражды супругов

По меткому высказыванию свт. Иоанна Златоуста, «брак есть как пристань, так и кораблекрушение, не по своему свойству, но по расположению худо живущих в нем» [71]. Император Юстин II, преемник отменившего свободный развод императора Юстиниана, вновь в 566 году своим указом восстановил право супругам расторгать брак по взаимному соглашению. В своей новелле он высказывался о высоком достоинстве брака, являющегося основой государственного благоустройства, желал счастья вступающим в брак и отсутствия какого-либо повода для расторжения супружества. По мнению императора Юстина II, его предшественник император Юстиниан, запрещая разводы по соглашению, «руководствовался своим честным и верным воззрением, но не обратил внимание на жалкое и малодушное состояние остальных людей». Но «по действию злого духа» среди многочисленного населения очень многие вступают в неразумные враждебные отношения, так что между супругами водворяется непримиримая ненависть.

Сам Юстин II был вынужден восстановить свободный развод после обращения многих супружеских пар, «ненавидящих и презирающих брак друг с другом». Несмотря на все уговоры, «очень трудно примирить тех, кто одержим безумной страстью и ненавистью. Дома у них происходят столкновения и ссоры. Случалось, что некоторые из таких лиц прибегали к злоумышлениям друг против друга, пользовались ядом и другими ведущими к смерти средствами, так что часто и дети, имеющиеся у них, не в силах бывают объединить их» [72].

При этом причиной непримиримой вражды супругов часто является тайное прелюбодеяние одного из них. Возможно, что в эпоху духовного упадка разрешение разводов «по жестокосердию» людей (Мф. 19:8), подобное их разрешению ветхозаветным законодавцем Моисеем, допустимо для предотвращения большего зла. Эта новелла Юстина II было включена в «Номоканон» патриарха Фотия, но в последующие канонические сборники не входила. Тем не менее в 1315 году, при патриархе Иоанне Гликисе, был расторгнут брак «вследствие непримиримой ненависти супругов и их добровольного раздельного проживания в течение многих (четырех) лет», а также опасения жены за свою жизнь. Постановили мужу вернуть жене все приданое «и даже жениться, если пожелает, на другой жене»[73].

 

Добрачное нецеломудрие жены

В юридическом сборнике решений высшего константинопольского суда «Пира» (XI в.), составленного судьей и видным правоведом Евстафием Ромеем, приводится случай, когда муж возбудил судебное дело против жены, уверяя, что «во время брачных торжеств нашел свою жену обесчещенной, и вследствие этого стал прогонять её. Жена же протестовала и отрицала обвинения».

В решениях суда указаны условия, при которых добрачное нецеломудрие жены становится поводом для расторжения брака.

«1. Вступление мужа в брак с женой как с девственницей (то есть не бывшей прежде в браке),

 2. доказательство её вины немедленно после обнаружения греха, <…> муж должен удалиться от ложа в самый день брачного союза и посредством достоверных и убедительных свидетельств доказать, что жена его растлена [74],

 3. предварительное об этом заявление родным и родственникам жены, представление формальной жалобы в суд.

Если муж не сделал этого в день брачного союза, но умолчал, то потом он не имеет права изгонять свою жену», так как по прошествии времени после начала брачного сожительства доказать вину жены уже невозможно.

«Если же он осмелится это сделать, то должен подлежать наказанию, которому подвергаются обвинители своих жен в прелюбодеянии, не доказавшие своего обвинения». В случае, «если муж доказал, что его жена растлена, то необходимо было бы расторгнуть брак, хотя жена не должна подлежать суду за прелюбодеяние, так как совершила грех до брака» [75].

 

Содомский грех мужа

В «Номоканоне» патриарха Фотия ни скотоложество, ни мужеложество не указаны в числе причин развода, так как, по Дигестам и Кодексу Юстиниана, виновные в этих преступлениях подлежали смертной казни. Однако были случаи, когда браки расторгались из-за принуждения мужем жены к содомской близости.

Видный канонист XIII в. архиепископ Димитрий Хоматин по икономии расторг один брак из-за мужеложества мужа, который при этом принуждал свою жену к противоестественной содомской близости [76].

При константинопольском патриархе Исаие в 1325 году был расторгнут брак за противоестественное насилие мужа над женой, к тому же над несовершеннолетней (11 лет) [77].

 

Растление мужем несовершеннолетней жены

В сборнике «Пира» приводятся два случая, когда отцы выдали замуж своих дочерей до достижения ими допустимого законом брачного возраста в 12 лет. В обоих случаях последовала близость с мужьями, причем в одном случае с насилием, когда принудительно выданной замуж девочке было всего 7 лет.

Эти браки судом были расторгнуты, причем насильник подвергся наказанию по гражданскому закону [78].

 

Истребление женой плода

Это по существу упраздняло римско-византийский законный брак, целью которого было продолжение рода и появление наследников. Согласно кодексу Юстиниана, «злонамеренное устроение женой выкидыша» является поводом для развода, потому что «причиняет печаль мужу и лишает его надежды на потомство». Это подтверждалось и в последующем Эпанагогой, сборником законов IX в., императором Львом  Мудрым (IX в.)  и сборником законов «Шестокнижие Арменопула» (XIV в.) [79].

«Какое же требуется более ясное доказательство, что жена враждебно относится к мужу, если она <…> лишает его потомство жизни?» — сказано в 31-й новелле императора Льва Мудрого [80]. В «Шестокнижии Арменопула» сделано важное дополнение: «злонамеренное выбрасывание женой семени» приравнивается к истреблению во чреве плода и дает право мужу разводиться с женой [81].

 

Сумасшествие одного из вступающих в брак

Согласно «Дигестам» Юстиниана (533 г.), «Безумие является препятствием к сговору. <…> Безумие не допускает заключения брака, так как (для брака) необходимо согласие» [82].

Согласно 112 новелле императора Льва Мудрого (IX в.), «если в самый день заключения брака (обручения) будет выявлено сумасшествие жениха или невесты, брак немедленно должен быть расторгнут, даже если было совершено священнодействие». При таком браке невозможно требовать целомудрия из-за бессознательности одного из супругов, между ними невозможно нормальное человеческое общение, потомство может унаследовать болезнь. «Эта новелла указывается в толкованиях Вальсамона как действующее право византийской Церкви»[83]

 

Сумасшествие одного из супругов, возникшее во время супружества

В 15 каноническом ответе Тимофея, еп. Александрийского (IV в.), сказано, что даже в случае буйного сумасшествия жены, «одержимой злым духом», которую из-за этого приходится держать в оковах, что делает невозможным супружескую жизнь с ней и муж «не может воздержаться», он всё равно не может взять другую жену, так как это «будет прелюбодеянием» [84]. Возможно, это было повторением нормы, изложенной в римских законах: «Безумие, наступившее после сговора, не лишает сговор силы. <…> Безумие не препятствует правильно заключенному браку», то есть брак сохраняет свою силу, если один из супругов впал в безумие [85].

Однако на этот непростой вопрос были и другие ответы. В «Номоканоне» константинопольского патриарха Фотия (IX в.) приводятся следующие гражданские законы на этот счёт.

«Кодекс Юстиниана» (VI в.) допускал развод в том случае, если свободная, то есть состоящая в законном браке, жена страдала сумасшествием, при этом право на развод было только у здорового, то есть правоспособного супруга.

В «Дигестах» Юстиниана (533 г.) уточняется, что сумасшедший супруг сам не может расторгать брак. Если сумасшествие, постоянное или со светлыми промежутками, терпимо, то здоровый супруг не имеет права на развод. Если же сумасшествие невыносимо и нет надежды на выздоровление, то другой супруг может развестись «по причине страха и желания иметь детей безо всякого взыскания или ущерба».

В любом случае муж не может относиться к больной жене пренебрежительно, расточать её приданое, он должен её содержать и лечить. Если муж этого не делает, то опека над больной и её имуществом передаётся третьему лицу.

«Но ныне этого не бывает, и брак по причине сумасшествия законно не расторгается», — отмечает патриарх Фотий [86]. Однако и в последующем императоры Лев Мудрый (IX — нач. X вв.), Никифор Вотаниат (XI в.) и сборник византийского права «Шестокнижие Арменопула» давали право расторжения брака с супругом, впадшим в сумасшествие. «Закон должен заботиться о той и другой стороне, дабы у тех, кои посредством брака соединились на всю жизнь, были взаимная помощь, радость и достижение задачи брака, а не господствовали, напротив, сокрушение, несчастье и уныние в жизни. Свойственна ли гуманность такому закону, который повелевает мужу вечно жить с озверевшей от безумия женщиной?» — говорилось в 111-й новелле императора Льва Мудрого[87].

При этом устанавливались сроки, в течение которых допускалась возможность выздоровления больного супруга, и раньше которых развод был невозможен. Для мужа этот срок составлял три года [88]

112-я новелла Льва Мудрого, говоря о сумасшествии мужа, повторяла положения 111 новеллы, только увеличивая для жены срок вступления в брак после болезни мужа до пяти лет [89]. Эта новелла имела в XII веке практическое применение, о чем свидетельствует толкование Вальсамона на 15 канонический ответ Тимофея Александрийского: «А новеллою царя господина Льва Философа дано мужу жены, которая страдает непрерывным беснованием, право расторгать брак; по расторжении же брака позволено ему вступить в законное сожитие с другой» [90].

 

Разноверие мужа и жены, возникшее во время супружества

Один из супругов, принявший христианство, не мог оставить другого, желающего продолжать сожительство, в надежде и неверного супруга обратить к вере (1 Кор. 7:13). Однако если неверующий супруг уходил от верующего, тот получал право на другой брак. Это подтверждало и 9 правило свт. Василия Великого. Однако после христианизации римской империи такие случаи встречались редко[91].

Церковные правила запрещают браки православных христиан с еретиками [92]. «Гражданский закон определяет, что брак есть общение и соучастие в божественном и человеческом праве», — писал Вальсамон. «Если у сожительствующих душевное расположение относительно веры противоположно, то как они будут единодушны в прочем?» — справедливо отмечал Зонара [93]. «Ибо они научат их своему зломыслию и совратят из правой веры в развращенные свои мнения» [94].

Такие браки подлежали расторжению «как несостоятельные» [95]. Исключение делалось только, если еретичествующий обещает перейти в православную веру. «Православные принуждают латинян отрекаться от их исповедания, когда они хотят брать (православных) жен их Восточной Империи», — писал Зонара [96]. С них брали подписку: «если я после того, как возьму (православную жену), отрекусь от настоящего своего обещания и опять возвращусь в веру латинян, то должен развестись с ней и отдать ей все приданое, как если бы я умер» [97]. То есть в случае уклонения одного из супругов в другую веру, например в римо-католичество, брак расторгался.

 

Обман при заключении брака

Таким обманом считались случаи, когда брак устраивался с подставным лицом.

Историческим прецедентом является расторжение брака никейского императора Феодора I Ласкариса (1204-1222 гг.) со второй супругой — армянской княжной. Армянский князь Леон II обещал выдать за императора свою дочь Стефанию, но вместо неё отправил свою младшую племянницу Филиппу, которая уже была один раз замужем. Чтобы обман не раскрылся, армянский князь потребовал от императора гарантии, что сожительства не будет до брака, рассчитывая, что после церковного венчания, даже с подставным лицом, расторжения брака не будет.

Однако император Феодор скоро развелся с этой второй супругой, отослал её в отечество и женился третий раз.

Таким образом, брак с подставным лицом стал поводом к разводу[98].

 

Вступление в брак при наличии у мужа другой законной жены

Церковные правила возбраняют вступать во второй брак, если не расторгнут первый, мужу при живой жене, жене при живом муже [99].

Если кто-либо, состоящий в браке, обманом, скрыв это обстоятельство, вступил в другой брак, то, по выявлению обмана, второй незаконный брак подлежал расторжению «как противозаконный и представляющий самое порочное прелюбодеяние. Виновник его должен подвергнуться церковной епитимьи, сохранить брак с первой своей женой, возвратить второй жене приданое, заплатить ей за оскорбление и убытки, наконец, взять на себя обеспечение ребёнка, родившегося от второй жены» [100].

 

Заключение брака против воли брачующихся и их родителей

Согласно «Василикам», повторяющим норму кодекса Юстиниана, «брака не бывает, если не изъявляют согласие вступающие в него и те, которые имеют их под своею властью» [101]. При этом согласно римскому и византийскому праву полная дееспособность наступала с 25 лет. «По 115 (136) новелле императора Юстиниана, дочь, достигшая 25-летнего возраста, не подвергается наказанию, если выйдет замуж против воли отца» [102]. А до этого юноши и девушки не могли вступать в брак без согласия своих родителей. Это же подтверждалось 38 и 42 правилами свт. Василия Великого, согласно которым «отроковицы, без соизволения отца посягшие», то есть вступившие в брак, «суть блудодействуют».

На этом основании родители могли требовать расторжения брака, и браки действительно расторгались. Так, в 1038 году патриарх Алексей Студит расторг брак, заключенный дочерью в присутствии и согласия её матери, но без согласия её отца [103]. По закону требовалось и согласие вступающих в брак, но на деле с этим часто не считались.

Тем не менее известны случаи, когда брак (обручение) расторгался из-за несогласия вступавших в него. Так, архиепископ Димитрий Хоматин (XIII в.) расторг брак, при котором девица была обручена родителями в 5 лет, гораздо раньше брачного возраста. При достижении его, в 12 лет, она категорически отказывалась от брака с этим навязанным ей родителями женихом. Брак (обручение) был расторгнут как по несовершеннолетию невесты на момент его заключения, так и по несогласию её [104].

 

Духовное сродство между супругами

53-е правило Трулльского (Пято-Шестого) собора запрещало брак между восприемниками при крещении одного ребенка. Поэтому восприятие собственных детей «по злому соглашению» стало использоваться некоторыми супругами в качестве повода для развода.

Новеллой императора Льва IV Армянина и Константина VI (780 г.) супругам, расторгшим брак из-за возникновения между ними духовного родства, запрещалось вступать в другой брак. Такой второй брак подлежал расторжению, а дети от него объявлялись незаконными [105].

Поскольку издавшие эту новеллу императоры были иконоборцами, эта норма не вошла в последующее византийское законодательство, хотя по существу вполне обоснована.

 

Заболевание проказой

Согласно «Эклоге», сборнику законов императоров Льва III Исаврянина и Константина V Копронима  (740 г.), супруги разводились, если один из них заболевал проказой — заразной, смертельной и неизлечимой в те времена болезнью [106].

Хотя упомянутые императоры были иконоборцами, но и после осуждения иконоборчества это положение было включено в византийский свод законов «Распространенный Прохирон» (908 г.) [107].

 

Иные причины

Ещё в начале III-го века Ориген задавал вопрос: «запрещается ли отпускать жену, не уличенную в прелюбодеянии, а виновную, например, в приготовлении ядов или умерщвлении … их общего ребенка, или в каком-либо другом убийстве, или за какое-нибудь из самых тяжких злодеяний?» [108]

Византийское законодательство положительно отвечало на этот вопрос. Согласно законам Константина Великого от 331 года, поводом для развода для жены служили: если муж обвинялся в убийстве, отравлении, колдовстве, разрывании могил. Поводы развода для мужа: прелюбодеяние жены, отравление и сводничество [109].

«Эпанагога», византийский сборник законов IX века, допускал развод, если жена оказывалась составительницей вредных снадобий, повинна в убийстве, продаже свободных людей в рабство, поднимала руки на мужа, вела речь о браке с другим, пока брак с первым мужем был не расторгнут.

Жена могла развестись с мужем, если могла доказать, что он виновен в убийстве, составлении вредных снадобий, в бродяжничестве и нищенстве, в подделке монеты, гробокопательстве, святотатстве, разбойничестве или укрывательстве разбойников, угоне чужого скота, продаже свободных людей в рабство» [110].

Перечисленные преступления по римскому праву считались тяжкими и наказывались лишением свободы и даже смертной казнью. В любом случае осуждения за них одного из супругов становилось его гражданской, а иногда и фактической смертью, и тем самым упраздняло брак.

 

Два подхода в канонах и законах о разводе

В церковных правилах и законах византийских императоров о расторжении брака можно видеть, что они руководствуются двумя подходами — акривией и икономией.

Акривией, строгим подходом, руководилась Церковь, когда «стремилась <…> созидать бракоразводное законодательство лишь в духе евангельской заповеди» о допустимости развода только по вине прелюбодеяния (Мф. 5:32, Мф.19:9).

Икономией, «снисхождением к человеческим немощам», руководствовались императоры Византии «ввиду необходимости, для устранения больших опасностей, во имя высшего морального или церковного блага».

По словам видного болгарского канониста, архиепископа Димитрия Хоматианина (XIII в.), «когда церковное общество умножилось и возросло, когда жизнь создала ряд неожиданных перемен, <…> тогда нестроения проникли и в семью, обратили брачные узы в тяжкое и невыносимое иго и стали вызывать потребность в освобождении от него. <…> С целью устранить эти опасности, воспитать и укрепить среди христиан добрые обычаи, возвысить семейную жизнь и приблизить её к христианскому идеалу, благочестивые христианские цари, во главе Юстинианом, с согласия и одобрения святых отцов церкви, и издали ряд дополнительных законов о поводах к разводу.

И Церковь, руководствуясь тем же принципом икономии, приняла законы василевсов о поводах к разводу, признала их в достоинство законов церковных и применяла в своей практике наряду и совместно с постановлениями специально-церковного происхождения» [111].

 

Порядок судебного процесса при расторжении брака

Судебный процесс при расторжении брака в Византии первоначально рассматривался гражданским судом, впоследствии судом церковным, но порядок судебного процесса всегда основывался на нормах римского права. Судебный процесс возбуждался по иску обвинителя (истца). Если он не мог доказать в суде вину обвиняемого им лица, то подвергался такому же наказанию, какое ожидало, в случае вины, ответчика.

В «Шестокнижии Арменопула» (XIV в.) говорится: «Обвинение в прелюбодеянии не всем разрешается возбуждать, чтобы брак не оскорблялся всяким желающим, но только родственникам жены и самым близким к ней людям, именно — деду, отцу, брату, дяде со стороны отца или матери, а больше всех — мужу». Дело о прелюбодеянии возбуждалось только в течение пяти лет с момента его совершения [112]. Обвинитель и обвиняемый должны были присутствовать на судебном разбирательстве лично и давать показания.

«Прелюбодеяние в суде доказывалось с помощью показаний свидетелей, фактом рождения ребёнка или беременности, несмотря на разлуку с мужем, а также другими уликами» [113].

Распространённый Прохирон: «Прелюбодеяние жены, причем доказанное достоверными и почтенными свидетелями, поклявшимися в том, что они собственными глазами видели акт прелюбодеяния» [114].

В комментариях юристов к «Василикам» говорилось о требованиях к свидетелям: «Развод не имеет силы, если не будут представлены семь совершеннолетних свидетелей из ромеев (то есть свободных граждан, а не рабов), среди которых не должно быть ни одного вольноотпущенника того лица, которое посылает развод».

Во избежание родственной пристрастности, свидетелями на жену со стороны мужа не могут быть его отец, дед и прадед, и т.д. Мать  жены не может быть свидетелем против её мужа [115].

Канонист епископ Никодим (Милаш) так описывает порядок судебного процесса. «При производстве бракоразводных дел в православной церкви правила предписывают:

1) исследовать законным путем, почему оставил или желает оставить муж жену или жена мужа, и если причина незаконная, т.е. не включена в установленные законом бракоразводные причины, тогда супруги обязаны снова сойтись; виновник же подвергается церковной епитимии (35 правило свт. Василия Великого);

2) если при расследовании доказана будет вина одного из супругов, т.е. если доказано будет существование бракоразводной причины, жена все же может остаться в брачных узах со своим мужем, если он согласен жить с нею; жена не вправе отвергать мужа провинившегося, но раскаявшегося (9, 21 правило свт. Василия Великого);

3) объявляется окончательный развод брака только тогда, когда вина судом публично доказана и когда оскорбленный муж (или жена) не соглашается на продолжение совместной жизни с женою (с мужем), бывшею причиной развода;

4) лицо, невиновное, оскорбленное преступлением другого, остается в полном общении с церковью, и за ним признается право вступить в новый брак с другим лицом (93 правило Шестого (Трулльского) Собора)»[116].


Литература:

[1] О разводе по русскому праву. Исследование А. Загоровского доцента Харьковского Университета. Харьков. 1884. стр. 50
[2] Св. Игнатий Богоносец, Послание к Поликарпу 5, 2. https://azbyka.ru/kratkaya-istoriya-chinoposledovaniya-obrucheniya-i-venchaniya
[3] Тертуллиан. К жене, II, 8. https://azbyka.ru/kratkaya-istoriya-chinoposledovaniya-obrucheniya-i-venchaniya
[4] Пашаева Ольга Михайловна. «Римское право: конспект лекций» https://law.wikireading.ru/22448
[5] Зонара. Толкование на 38 правило свт. Василия Великого. «То, что поначалу было худо, исправляется последующим согласием родителей, так что блуд переходит в брак; впрочем, таковая (женщина) не тотчас должна быть допущена к приобщению, но спустя три года». https://azbyka.ru/otechnik/Vasilij_Velikij/pravila-svyatogo-vasiliya-velikogo-s-tolkovaniyami/2
[6] Согласно законам Константина Великого, поводом для развода для жены служили: если муж обвинялся в убийстве, отравлении, колдовстве, разрывании могил. В 337 году было добавлено 4-летнее безвестное пребывание на войне. Поводы развода для мужа: прелюбодеяние жены, отравление и сводничество. «О разводе по русскому праву». А.Загоровский Харьков. 1884, стр. 59.
[7] «Жена могла развестись с мужем, доказав, что он виновен в одном из следующих преступлений: 1) в прелюбодеянии, 2) убийстве, 3) отравлении, 4) государственной измене, 5) совершении подлогов, разрытии моги, 7) святотатстве, 8) разбое, 9) укрывательстве разбойников, 10) воровстве скота, 11) обращении в рабство свободного или присвоении чужого раба, 12) назначении свиданий в своем доме на глазах жены с женщинами позорными, 13) покушении на отравление, — убийство жены или в покушении другого рода на её жизнь и 14) если он подвергал её телесным наказаниям, не свойственным свободнорожденным.
Муж мог развестись с женой, если она оказывалась виновной в одном из преступлений, означенных в пп.1, 2, 3, 6, 7, 9, 11, 13, а также: 1) если она против воли и желания мужа пировала в обществе чужих мужчин, 2) если она против его желания провела ночь вне дома без справедливой и основательной причины, 3) если она вопреки запрещению мужа посещала цирк, театр или амфитеатр, 4) если она знала о заговоре против государства, 5) если она была соучастницей в подлоге, 6) если она осмеливалась поднять руку на мужа». «О разводе по русскому праву». А. Загоровский Харьков. 1884, стр. 60.
[8] Протоиерей Владислав Цыпин. «Каноническое право» М. 2012, стр. 663.
Кормчая, глава 43. Новая заповедь царя Алексея Комнина. «Аще без священных молитв, своя рабы на сочетание брака совокупляюще, не боголюбив брак составляют им, но блудническое смешение утверждают». Лист 336, стр. 807.
[9] Протоиерей Владислав Цыпин. «Каноническое право» М. 2012, стр. 663.
[10] Дигесты Юстиниана. Книга 24, титул II. О разводах и заявлениях о расторжении брака, п. 1 http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Byzanz/VI/520-540/Digestae_Just/
[11] Вальсамон. Толкование на 5 апостольское правило. «Правила святых апостол, святых соборов вселенских и поместных и святых отец с толкованиями» М. 1876, стр. 21.
[12] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1909. № 10. стр. 1331 – 1421. интернет-версия http://www.xpa-spb.ru/libr/Sokolov-II/o-povodah-k-razvodu-09-11.pdf
[13] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1909. № 10. стр. 1311.
[14] «А если брак будет расторгнут по соизволению обеих половин или по любви к целомудрию, то повелеваем, чтобы каждая половина немедленно приступала к монашеской жизни для сохранения своей невинности. А если кто из них вступит в брак или впадет в блуд, то все имущество того получат дети, а если детей не имеет, то его получит казна». «Алфавитная синтагма Матфея Властаря». Симферополь, 1892. Глава 13-я «По каким причинам расторгаются браки», стр. 125-126.
[15] Сборник законов «Василики». И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Стр. 1573.
[16] Сборник законов «Василики». И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1909. № 12. Стр. 1570-1571.
«Алфавитная синтагма Матфея Властаря». Симферополь 1892. Глава 13-я «По каким причинам расторгаются браки», стр. 125.
[17] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1909. № 10, стр. 1297-1298.
[18] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1909. № 11, стр. 1423.
[19] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 12, стр. 1496-1497.
[20] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1909. № 11, стр. 1426.
Интересно, что императоры-иконоборцы стремились повредить и внешность хотя и согрешившего, но человека, являющегося образом и подобием Божиим (Быт. 1:26-27).
[21] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 10, стр. 1259.
[22] Аристин, истолковывая 77 правило свт. Василия Великого вместе с 67 и 68 правилом, утверждает, что необходимо было прежде прекратить незаконное сожительство. https://azbyka.ru/otechnik/Vasilij_Velikij/pravila-svyatogo-vasiliya-velikogo-s-tolkovaniyami/3
[23] Зонара. Толкование на 48 апостольское правило. «Правила святых апостол, святых соборов вселенских и поместных и святых отец с толкованиями» М. 1876, стр. 102.
[24] Глубоковский Н., проф. «Развод по прелюбодеянию и его последствия по учению Христа Спасителя». С.-Пб. 1895 г., стр. 17. http://www.odinblago.ru/razvod_po_prelub
[25] Творения свт. Иоанна Златоуста, т.7, кн. 1, стр. 196.
[26] 24 правило свт. Василия Великого упоминает о вдовах, которые получали помощь, «попечение» от своих приходов. В случае их повторного замужества помощь прекращалась, так как дальше их должен был содержать муж.
[27] Творения свт. Иоанна Златоуста, т.7 кн. 1 стр. 196.
[28] Е.В. Белякова. «Церковный суд и проблемы церковной жизни». М. 2004 г. стр. 223.
[29] Блаженный Иероним Стридонский. «Толкование Евангелия». Минск 2008 г. стр. 202.
[30] Зонара. Толкование на 9 правило свт. Василия Великого. https://azbyka.ru/otechnik/Vasilij_Velikij/pravila-svyatogo-vasiliya-velikogo-s-tolkovaniyami/1
[31] Эта норма была введена императорами-иконоборцами Львом Исаврянином и Константином Копронимом в Эклоге (726 г.). И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1909. № 11. стр. 1425.
[32] «Алфавитная синтагма Матфея Властаря». Симферополь 1892. Глава 13-я «По каким причинам расторгаются браки» стр. 123-124.
[33] «По одному сведению, одна смена равнялась 70 ударами ременною плетью длинной в локоть и больше, толщиной в два пальца, а по другому объяснению, двенадцать смен означает наказание через двенадцать палачей».  И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1909. № 11. стр. 1425, 1439.
[34] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1909. № 12. стр. 1569.
[35] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 3. стр. 373-374.
2 каноническое послание свт. Григория архиепископа Неокесарийскаго и толкования Вальсамона на его 1-е послание.
https://azbyka.ru/otechnik/Grigorij_Chudotvorets/pravila-i-sobory-pravoslavnoj-cerkvi-pravila-kanonicheskoe-poslanie-svjatogo-grigorija-neokesarijskogo/
[36] Протоиерей Владислав Цыпин «Каноническое право» М. 2012. стр.702-703.
[37] Протоиерей Владислав Цыпин «Каноническое право» М. 2012. стр. 704.
Вальсамон. Толкование на 5 апостольское правило. «Правила святых апостол, святых соборов вселенских и поместных и святых отец с толкованиями» М. 1876. стр. 21.
«Алфавитная синтагма Матфея Властаря». Симферополь 1892. Глава 13-я «По каким причинам расторгаются браки» стр. 123.
[38] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1909. № 10. стр. 1497, 1910. № 3. стр. 368.
[39] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1919. № 11. стр. 1438.
[40] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 3. стр. 367-368.
[41] «Алфавитная синтагма Матфея Властаря». Симферополь 1892. Глава 13-я «По каким причинам расторгаются браки» стр. 123-124.
[42] Протоиерей Владислав Цыпин. «Каноническое право» М. 2012. стр. 703.
[43] Конституции императора Феодосия II и Валентиниана от 499 года, вошедшие в состав Кодекса Юстиниана. И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Стр. 1309-1310.
[44] Определение брака, принадлежащее римскому юристу Модестину: «Брак — это союз мужчины и женщины, общение жизни, соучастие в Божеском и человеческом праве».
Протоиерей Владислав Цыпин «Каноническое право» М. 2012. стр. 656.
То же определение в славянской Кормчей: «Брак есть, мужеви и жене сочетание и сбытие во всей жизни, божественныя же и человеческия правды общение». Кормчая (Номоканон) репринтное издание С.-Пб. 1997. Глава 49, «Закона градского грань 3-я» лист 408, стр. 931.
[45] Алфавитная синтагма Матфея Властаря». Симферополь 1892. Глава 13-я «По каким причинам расторгаются браки» стр. 124.
[46] Творения святителя Иоанна Златоуста. Том 10 книга 1. С.-Пб. 1905. репринт. 26-я беседа на 1-е послание к Коринфянам, стр. 263-264.
Симфония по творениям свт. Иоанна Златоуста https://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Zlatoust/simfonija-po-tvorenijam-svt-ioanna-zlatousta/87
[47] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1909. № 10. стр. 1293.
[48] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1909. № 12. стр. 1571.
[49] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1909. № 10. стр.  1309-1310.
[50] «О разводе по русскому праву». А. Загоровский, Харьков. 1884. стр. 60.
[51] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1909. № 11. стр. 1442.
[52] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1909. № 12. стр.  1567-1568.
[53] «Алфавитная синтагма Матфея Властаря». Симферополь, 1892. Глава 13-я «По каким причинам расторгаются браки» стр. 124-125.
[54] Дигесты Юстиниана. Книга 24, титул II. О разводах и заявлениях о расторжении брака. п. 3 http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Byzanz/VI/520-540/Digestae_Just/
[55] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 3. стр. 356.
[56] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 3. стр. 365
[57] Протоиерей Владислав Цыпин «Каноническое право» М. 2012. стр. 705.
[58] «Алфавитная синтагма Матфея Властаря». Симферополь 1892. Глава 13-я «По каким причинам расторгаются браки» стр. 124-125.
[59] «Алфавитная синтагма Матфея Властаря». Симферополь 1892. Глава 13-я «По каким причинам расторгаются браки» стр. 124-125. Новелла Исаака Ангела от 1187 г. И.И.Соколов « О поводах к разводу в Византии IX-XV века», стр. 1499.
[60] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 5-6. стр. 694-695.
[61] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1909. № 12. стр. 1569.
[62] Каноническое право сохранило минимальный возраст вступления в брак, принятый в римском праве, — 14 лет для мужчины и 12 лет для женщины. В Византии в «Эклоге» (VIII в.) для вступающих в брак возраст был увеличен на один год: 15 лет для мужчин и 13 лет для женщин. Однако в «Прохироне» (IX в.) этот возраст был снижен на год — соответственно 14 и 12 лет, то есть произошёл возврат к нормам римского права. «Лекции по истории брачно-семейного права». https://studfiles.net/preview/6189364/page:8/
[63] «Алфавитная синтагма Матфея Властаря». Симферополь 1892. Глава 13-я «По каким причинам расторгаются браки», стр. 124.
[64] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 3. стр. 355.
[65] Пашаева Ольга Михайловна  «Римское право: конспект лекций» https://law.wikireading.ru/22448
[66] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 3. стр. 378.
[67] Пашаева Ольга Михайловна, «Римское право: конспект лекций»
[68] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века», стр. 1499.
[69] «Алфавитная синтагма Матфея Властаря». Симферополь 1892. Глава 13-я «По каким причинам расторгаются браки» стр. 125.
[70] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». http://www.xpa-spb.ru/libr/Sokolov-II/o-povodah-k-razvodu-09-11.pdf
[71] Полное собрание творений свт. Иоанна Златоустого, том третий, книга первая, стр. 215.
[72] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1909. № 10. стр. 1307-1308.
[73] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 5-6. стр. 698-699.
[74] В старообрядческом «Чине венчания» так критически описывается народный обычай подтверждения невинности невесты: «Да когда жених с невестою пребывает, ино таково скверно и зазорно вельми зрети, понеже странно не токмо рещи, но и помыслити. Носят ту невестину рубаху, в ней же с женихом пребывает, ео отцу ея и к матери, и ко всей родне ея, и кажут ту рубаху. О каков позор и зазор и скверне мерзость творится в православных християнех, чаяти во иноверных землях тако не содевается. Чему же рещи достойно, таковое скверное деяние? Токмо конечному проклятию». «Чин венчания» репринт Бородулино 1997 г. лист 617  оборот – лист 618.
Авторы этого комментария считают такой обычай скверным и позорным для православных христиан. Кроме того, следы потери девства в первую брачную ночь могут отсутствовать, например, по причине малолетства вступающих в брак (от 14 лет юноши и от 12 лет для девушки), их волнения и усталости после свадьбы и т.д. Законы Византии допускали срок в 3 года для начала полноценного супружеского сожительства после заключения брака.
[75] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 3. стр. 361-362.
[76] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 7-8 стр. 970-971.
[77] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 5-6. стр. 701-702.
[78] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 3. стр. 363.
[79] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1909. № 10 стр. 1310,  Христианское чтение. 1909. № 11 стр. 1442, Христианское чтение. 1910. № 12 стр. 1498.
[80] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1909. № 12 стр. 1577.
[81] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 3. стр. 377.
[82] Дигесты Юстиниана. Книга 23, титул I. О брачном сговоре. п.2. Титул 2. О совершении брака. п. 8. http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Byzanz/VI/520-540/Digestae_Just/
[83] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 3. стр. 353-354.
[84] «Тимофей, архиепископ Александрийский, ученик свт. Афанасия, скончался в 385 г. О его жизни известно мало, к лику святых он не причислен. В свод церковных правил вошло 18 его ответов на вопросы епископов и клириков». Протоиерей Владислав Цыпин «Каноническое право» М. 2012. стр.177.
[85] Дигесты Юстиниана. Книга 23, титул I. О брачном сговоре. п.2. Титул 2. О совершении брака. п. 8. http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Byzanz/VI/520-540/Digestae_Just/
[86] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1909. № 11. стр. 1422.
[87] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1909. № 12. стр. 1579.
[88] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 12. стр.1500.
[89] «Проводилось расследование, не по вине ли мужа или его родственников, с ведома мужа, произошло безумие жены. Если выяснялась их преступная вина, виновные подлежали телесным наказаниям, лишались имущества, необходимого для содержания больной жены, и муж пожизненно направлялся в монастырь.
Если вины мужа не было, то он через три года мог вступить в брак.
При этом один год муж должен был жить вместе с женой и прилагать все силы для её исцеления, а два последующих года муж мог жить с ней раздельно.
Заботу о больной женщине и её содержание должны были взять на себя её родные, если это было невозможно, то её должны были поместить для ухода в ближайший женский монастырь до смерти или выздоровления». И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 3. стр. 351-353.
[90] Канонические правила Православной Церкви с толкованиями. Правила святых отцов – Канонические ответы Тимофея Александрийского. https://azbyka.ru/otechnik/pravila/pravila-i-sobory-pravoslavnoj-cerkvi-kanonicheskie-otvety-timofeja-aleksandrijskogo/#0_15
[91] Зонара, в токованиях на 72 правило Шестого (Трулльского) Вселенского Собора, писал: «если который из них захочет разлучиться, то брак тотчас должен быть расторгнут. Это и было во дни святейшего патриарха господина Феодота, ибо трубач Василик, после принятия крещения, по патриаршему определению, был разведен с его неверною женою, которая не согласилась на убеждение мужа принять крещение».
[92] 10, 31 и 33 правило Лаодикийского Собора, 30 правило Карфагенского собора, 14 правило Четвертого Вселенского Собора, 72 правило Шестого (Трулльского) Вселенского Собора.
[93] Зонара, Вальсамон. Токования на 72 правило Шестого (Трулльского) Вселенского Собора.
[94] Зонара, толкования на 31-33 правила Лаодикийского Собора.
[95] 72 правило Шестого (Трулльского) Вселенского Собора.
[96] Зонара, толкование на 14 правило Четвертого Вселенского Собора.
[97] Письменное обещание некоего Иоанна Констанца, данное в феврале 1400 года. И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 5-6. стр.708.                     
[98] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 10. стр. 1254-1258.
[99] 77 правило свт. Василия Великого, 87 правило Шестого Вселенского Собора.
[100] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 5-6. стр. 708-709.
[101] «Не может быть совершен брак иначе как по согласию всех, т. е. тех, кто вступает в брак и в чьей власти они находятся». «Дигесты» Юстиниана, книга 23, Титул II. О совершении брака п.2. http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Byzanz/VI/520-540/Digestae_Just/
[102] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 5-6. стр. 689-691.
[103] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 5-6. стр. 689-691.
[104] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 10. стр. 1249-1251.
[105] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1909. № 11 стр. 1427-1433, Христианское чтение. 1910. № 12 стр. 1500.
[106] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1909. № 11 стр. 1425, Христианское чтение. 1910. № 12 стр. 1501.
[107] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 3. стр. 375.
[108] https://www.zakonia.ru/blog/o-razvode-v-novom-zavete-chto-dumal-khristos-o-rastorzhenii-braka-sinopticheskie-evangelija-kak-odin-iz-osnovnykh-istochnikov-kanonicheskogo-brachnogo-prava
[109] «О разводе по русскому праву». А. Загоровский Харьков. 1884. стр. 59.
[110] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». стр. 1442.
[111] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 12. стр. 1489-1490.   
[112] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 3. стр. 379-380.
[113] Протоиерей Владислав Цыпин «Каноническое право» М. 2012. стр. 703.
[114] Распространённый Прохирон. И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». Христианское чтение. 1910. № 3. стр. 372.
[115] И.И. Соколов «О поводах к разводу в Византии IX-XV века». стр. 1572,1573.
[116] «Правила православной Церкви с толкованиями Никодима, епископа Долматинско-Истринского». С.-Пб. 1911 г. репринт  1994 г. т 1. стр. 581. https://azbyka.ru/otechnik/Nikodim_Milash/pravila-svjatyh-apostolov-i-vselenskih-soborov-s-tolkovanijami/238


Автор: Алексей Шишкин

Комментариев пока нет

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля

В связи с обновлением сайта, просим Вас воспользоваться формой для восстановления пароля от личного кабинета.

Восстановить пароль Зачем мне это?