Страстная неделя

Исус Христос на Голгофе. Фреска Феофана Критского. Монастырь Ставроникита, Афон, 1546 г.

Страстная седмица  это последняя неделя Великого поста, во время которой святая Церковь воспоминает последние дни земной жизни Господа нашего Исуса Христа, Его страдания, смерть и погребение. В большинстве старообрядческих храмов всю неделю идет продолжительное и трогательное Богослужение по Цветной Триоди. В первые три дня страстной седмицы прочитывается вся Псалтырь, исключая 118 псалом, который читается в Великую субботу на утрени перед плащаницей, и все четыре Евангелия до страданий Христа Спасителя. Из священных песнопений в эти дни особенно трогательны тропарь «Се жених грядет в полунощи» (поется на утрени после великой ектении) и светилен «Чертог Твой» (поется после канона вместо троичного светильна).

СE жени1хъ грzдeтъ въ полyнощи, и3 блажeнъ рaбъ, є3г0 же њбрsщетъ бдsща. недост0инъ же пaки, є3г0 же њбрsщетъ лэнsщасz. блюди2 ќбw душE моS, да не сн0мъ њтzготи1шисz, и3 да не смeрти преданA бyдеши, и3 цrтвіz внЁ затвори1шисz. но воспрzни2 зовyщи, с™ъ, с™ъ, с™ъ є3си2 б9е, бцdы рaди поми1луй нaсъ.

(Вот в полночь идет Жених, и счастлив раб, которого Он найдет бодрствующим, но не достоин (Царствия) тот, которого Он застанет дремлющим. Душа моя, смотри, не отягощайся сном, чтобы не быть преданной смерти и не остаться за дверями Царствия Божия. Поднимись, взывая: Свят, Свят, Свят Ты, Боже, по ходатайству Богородицы помилуй нас).

Черт0гъ тв0й ви1жу сп7се м0й ўкрaшенъ, и3 nдeжды не и4мамъ да вни1ду в0нь. просвэти1 ми њдэsніе дш7и, свэтодaвче и3 спаси1 мz.

(Спаситель мой, я вижу Твой чертог украшенный, но не имею одежды, чтобы войти в него. Податель света, соделай светлой одежду души моей и спаси меня).
 

Содержание

 

Дни Страстной недели

В православной традиции неделя начинается с воскресенья. Каждый день последней недели Великого поста Церковь вспоминает определенное событие священной истории:

  • Вербное воскресенье — торжественный вход Господа в Иерусалим.

  • Великий понедельник — целомудренный Иосиф Прекрасный, проданный братьями в Египет; евангельское повествование о проклятии бесплодной смоковницы, притча о злых виноградарях, пророчество о разрушении Иерусалима.

Великий понедельник. Проклятие смоковницы. Сербия, XIV в.

  • Великий вторник — Церковь напоминает в Евангелии о грядущем суде Божием, где Господь потребует у нас отчета в дарованных нам талантах, и вообще в делах земной жизни нашей (притчи о 10 девах, о талантах и втором пришествии Господнем).

Великий вторник. Притча о десяти девах. Миниатюра Евангелия из Россано. Италия, VI в.

  • Великая среда — предательство Иуды и евангельский рассказ о грешнице, помазавшей ноги Господа драгоценным миром. В этот день заканчиваются земные поклоны за церковной службой (кроме приходных и исходных).

Предательство Иуды. Несение креста. Собор Святого Марка, Венеция. Италия, XII в.

  • Великий четверг — воспоминание Тайной Вечери, на которой было установлено Таинство Евхаристии. Благочестивые христиане стараются накануне сходить на исповедь, чтобы причаститься за Литургией Святых Таин.

Великий четверг. Тайная Вечеря. Фреска монастыря Ватопед. Афон, нач. XIV в.

  • Великая пятница — моление Спасителя в Гефсиманском саду и Его арест, неправедный суд над Ним, страдания и крестная смерть Господа, Его погребение. Это день великой скорби, Литургия не совершается и трапеза не поставляется.

Великая Пятница. Христос перед Пилатом. Фреска Феофана Критского. Монастырь Ставроникита, Афон, ХVI век

  • Великая суббота — день покоя, когда тело Господа лежало в гробе.

Икона «Положение во гроб». Конец XV в. ГТГ, Москва

Таким образом, самые главные службы Страстной седмицы, да и всего церковного года, совершаются в четверг, пятницу и субботу. В этот день верующие стараются по возможности оставить все дела, чтобы пойти в храм на Богослужение.

 

Великий четверг

В народе его называют также Чистым четвергом. Соответственно, в этот день хозяйки занимаются генеральной уборкой. А может быть название говорит как раз о том, что все должно быть убрано заранее, чтобы пойти в храм хотя бы к службе Страстей Христовых?

В Великий четверг Церковь вспоминает Тайную Вечерю, на которой Господь установил Таинство Евхаристии. Утренняя служба в этот день бывает длиннее обычного, потому что Литургия Василия Великого совершается на вечерни. Вместо Херувимской песни поется тропарь:

Ве́чери Твое́й та́йней дне́сь Сы́не Бо́жии прича́стника мя приими́. Не пове́м бо враго́м Твои́м та́йны Твоея́, не лобза́ния Ти дам я́ко Ию́да. Но я́ко разбо́йник испове́даяся вопию́ Ти, помяни́ мя Го́споди во Ца́рствии Си.

Из песнопений этого дня также особенно трогателен тропарь дня «Егда славнии ученицы», который поется на утрени после «аллилуиа».

Е#гдA слaвніи ўчн7цы2 на ўмовeніи вeчери просвэщaхусz, тогдA їю1да ѕлочести1выи, сребролю1біz недyгомъ њмрачaшесz, и3 без8зак0ннымъ судіsмъ, тебE прaведнаго судію2 предаeтъ. ви1ждь и3мёніемъ люби1телю, и4же си1хъ рaди несhтство стzжaвша, и3 ўдавлeнію вдaвшасz. бэжи2 несhтыz души2, ћже ўчи1телю таковaz содёzвшіz, и4же њ всёхъ бlгjи гDи слaва тебЁ.

(Когда славные ученики просвещались на вечери умовения (ног), тогда нечестивый Иуда, заболев недугом сребролюбия, омрачился безумием, и вот предает беззаконным судьям Тебя, праведного Судию. Смотри, любитель богатства, на того, кто удавился из-за них: не подражай несытой душе, которая дерзнула на такое в отношении к Учителю. Милостивый ко всем, Господи, слава Тебе).

В этот день за Литургией приготовляется годовой Агнец (запасные Святые Дары для причащения больных и умирающих вне времени совершения Литургии). Это обычай, существовавший в Древнерусской церкви, сохранился и у старообрядцев-поповцев.

Из Евангелия от Иоанна мы знаем, что в начале Тайной Вечери Господь омыл ноги своим ученикам, показывая пример служения ближним.

Хотя́и пе́рвыи бы́ти, да бу́дет после́днии, и влады́ка я́ко слуга́, — поется в стихере Великого четверга.

В память об этом древнерусские Уставы содержат «Чин омовения ног»: в соборе епископ омывал ноги двенадцати священникам, в монастыре игумен — братии. В новообрядческой церкви этот чин, не совершавшийся на протяжении XX века, в настоящее время восстанавливается. В старообрядчестве этот обычай не сохранился.

Икона омовение ног из иконостаса Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря. 1497 г.

Вечером в четверг совершается павечерница и утреня Великого пятка (в церковной традиции день начинается с вечера). Благочестивые христиане стараются отложить все дела и прийти на службу Страстей Христовых. Это одно из самых важных богослужений церковного года, когда читается двенадцать Евангелий, повествующих о страданиях, крестной смерти и погребении Господа. Молящиеся внимают им, держа в руках зажженные свечи. Перед Евангелием и после него хор поет: «Слaва страстeмъ твои1мъ, гDи» (земной поклон). Евангелия чередуются с антифонами — особенными стихерами, которые попеременно исполняют правый и левый крылос.

Четырехчастная икона Страсти Христовы. Новгородская таблетка из Софийского собора. XV век

В новообрядческой церкви вошла в употребление так называемая Пассия (passio — страдание лат.) — квазианалог службы Страстей Христовых. Авторство Пассии приписывается митрополиту Петру Могиле, однако сам Акафист Страстям Христовым, являющийся центром Пассии, сочинен архиепископом Херсонским Иннокентием (Борисовым) сравнительно недавно — в 19 веке. Первоначально пассии были распространены в южных областях России, но к XX веку их стали совершать повсеместно. Совершается она по другому графику, нежели служба страстей Христовых. Последование пассии бывает 4 раза в год (по числу Евангелистов): во второе, третье, четвертое и пятое воскресенья (или пятницы) Великого Поста, по вечерам. Однако бывают случаи, что в некоторых местах Пассию совершают каждый день. Критики этого Богослужения, например, архимандрит Киприан (Керн) отмечают латинское происхождение этой службы. Другие авторы отмечают нелогичность проведения этого богослужения в первых неделях Великого Поста, поскольку молитвословия Страстей Христовых в это время нарушают линеарность и последовательность годового богослужебного круга.
 

Великая пятница

Ночью, после Тайной Вечери, Господь Исус Христос пошел со своими учениками молиться в Гефсиманский сад, был взят воинами, судим у первосвященников Анны и Каиафы, после чего подвергся поруганиям со стороны служителей первосвященников. Вспоминая все это, и верующие ночь на Великий пяток проводят в бодрствовании. Великий пяток — день самого строгого воздержания и сугубой молитвы, когда мы вспоминаем крестные страдания Господа нашего Исуса Христа, которые претерпел Он нашего ради спасения, чтобы избавить нас от власти греха и смерти и даровать вход в жизнь вечную. Желая мысленно последовать на Голгофу, в течение всего дня верующие не вкушают пищи. Поздно вечером они собираются в святые храмы к утрени. На этой утрени читаются 12 Евангелий, в которых подробно изложены прощальная беседа Исуса Христа, молитва Его в саду Гефсиманском, взятие воинами, суд над Ним у первосвященников Анны и Каиафы, Пилата и Ирода, крестные страдания, смерть и погребение. Верующие же стоят все это время с зажженными свечами. (Стоит отметить, что в городах традиция совершать службу в ночь на Великий пяток уже почти утрачена, однако по-прежнему остается в некоторых местностях, например, на юге Украины — прим. ред.).

Великая пятница. Уничижение Христа. Фреска Старо-Нагорично, Македония. XII-XIV в.

Великая пятница. Поцелуй Иуды. Пещерная церковь, Каппадокия, XI в.

Ради глубокой скорби и благоговения к Крестной Жертве Христа Спасителя не совершается в Великий Пяток и Божественная Литургия. Вместо неё служат «Царские часы», составленные святителем Кирилом Александрийским (V век). Они намного продолжительнее обычных, ведь помимо псалмов, содержащих пророчества о крестных страданиях Господа, читаются также паремия, Апостол и Евангелие. В песнопениях, чтениях Апостола и Евангелия на каждом часе говорится о страдании и искупительной жертве Сына Божьего, «взявшего на Себя грехи всего мира». Особенностью Царских часов Великого пятка можно назвать то, что в этой службе повторяются многие стихеры и Евангелия, читавшиеся накануне вечером. Словно второй шанс для тех, кто не смог вечером прийти в храм. Вечером в пятницу совершается вынос на середину храма Плащаницы — писаной или шитой иконы, изображающей положение Господа во гроб. Затем совершается Боготелесное погребение: при чтении 17-й кафизмы поются краткие стихи, полные глубокого смысла и умиления. После умеренной, скромной трапезы и отдыха совершается павечерница с каноном «На боготелесное погребение и плач Богородицы», написанным в X веке Симеоном Логофетом. В некоторых местностях богомольцы, издалека приезжающие в храм к святому Празднику Пасхи, после павечерницы оставались в храме до начала Светлой заутрени. Во время ожидания читали вслух книгу Деяний апостольских. В настоящее время этот обычай постепенно уходит, ведь почти все имеют возможность приехать в храм ближе к полуночи, на машине.

Затем начинается утреня Великой субботы — это молитвенное бдение пред Плащаницею, как бы пред гробом Христа Спасителя. На ней читается канон «Волною морскою», написанный несколькими авторами: преподобным Космой Маиумским (братом преподобного Иоанна Дамаскина), Марком, епископом Идрунтским и инокиней Кассией. Канон изображает смятение неба и земли в минуты смерти Господа и воспевает любовь и славу погребенного Спаса, сходившего в ад и неразлучно пребывающего с Богом Отцом. Он полон такого глубокого смысла, что будет повторен еще раз, в начале пасхальной службы перед Крестным ходом. Чтобы и те, кто не смог помолиться ранее за службами, а пришел только на пасхальную, услышал вдохновенные и торжественные слова канона, объясняющего смысл и значение предпасхальных событий. Ведь только после скорбных и торжественных служб Страстной седмицы открывается в полной мере торжество и радость Пасхи!

В конце вечерней службы в некоторых храмах совершается Крестный ход. Нисшествие Христа в ад изображается трогательным с хоругвями и свечами обнесением Плащаницы вокруг храма при колокольном, медленном, так сказать, погребальном звоне. После этого верующие возвращаются в храм и прикладываются к Плащанице. В это время поется трогательная «надгробная» стихера:

Пріидёте ўблажи1мъ їHсифа приснопaмzтнаго, и4же въ нощи2 къ пилaту пришeдша, и3 животA всёхъ и3спроси1вша. дaждь ми2 сего2 стрaннаго, и4же не и3мёетъ гдЁ главY подклони1ти. дaждь ми2 сего2 стрaннаго, є3г0же ўчени1къ лукaвыи на смeрть предадE. дaждь ми2 сего2 стрaннаго, є3г0же м™и зрsщи на кrтЁ ви1сzща, рыдaющи вопіsше, и3 м™рьски кричaше. ўвы2 мнЁ чaдо моE, ўвы2 мнЁ свёте м0й, и3 ўтр0бо моS возлю1бленаz. сімеHнъ бо проречE, сбhстьсz днeсь гlющее въ цRкви. твоE с®це nрyжіе пр0йдет. но въ рaдость воскrніz твоегw2 плaчь преложи2. Покланsемсz стrтє1мъ твои1мъ хrтE, покланsемсz стrтє1мъ твои1мъ хrтE, покланsемсz стrтє1мъ твои1мъ хrтE, и3 с™0му воскrнію.  (3 земных поклона).

 

Великая суббота

Утром в храме читаются часы, как перед обычной службой, но Литургия совершается после вечерни. На ней в песнопениях изображается печаль ада о потере своей власти.На ней поются воскресные и особенные пасхальные стихеры «Днeсь ѓдъ, стонS вопіeтъ, разруши1сz моS влaсть…» Священник и диакон надевают светлые, праздничные облачения, женщины стоят в белых платках.

На вечерни читается 15 паремий — отрывков из ветхозаветных книг, в которых рассказывается о сотворении мира, пасхе ветхозаветной, содержатся пророчества и прообразы Пасхи новозаветной. Чтение множества длинных паремий сохранилось с тех времен, когда накануне Пасхи совершалось крещение оглашенных. Происходило это во время службы, когда христиане слушали паремии. Затем они торжественно встречали новопросвещенных пением «Е#ли1цы во хrтA кrти1стесz, во хrтA њблек0стесz, ґллилyіа». Так начинается Литургия и в наши дни.

Херувимская песнь в этот день особенная, написанная святителем Василием Великим:

Да молчи1тъ всsка пл0ть чlча, и3 да стои1тъ с8 стрaхомъ и3 трeпетомъ, и3 ничт0же земнaгw въ себЁ да помышлsетъ, цRь бо цRю1ющымъ, и3 гDь гDьствующымъ, хrтосъ бGъ нaшъ происх0дитъ заклaтисz, и3 дaтисz въ снёдь вёрнымъ. предъи1дутъ же семY ли1ци ѓнGльстіи, со всёми начaлы и3 властьми2, многоwчи1таz херуви1мъ, и3 шестокрилaтаz серафи1мъ, лицA закрывaюще, и3 вопію1ще пёснь, ґллилyіа, ґллилyіа, ґллилyіа.

(Пусть молчат все люди и стоят со страхом и трепетом, не думая в душе своей ни о чем земном: потому что Царь царей и Господь над владыками идет на заклание, чтобы дать Себя в пищу верующим. Ему предшествуют лики ангелов со всеми Началами и Властями, многоокие (многовидящие) Херувимы и шестокрылые (скорые в исполнении воли Божией) Серафимы, закрывая (с благоговением) лица свои и воспевая песнь: аллилуиа).

Вместо Достойно поется ирмос:

Не рыдaй менE м™и, взирaющи в0 гробэ, є3г0же пл0тію без8сёмени зачалA є4си сн7а. востaну бо и3 слaвенъ бyду, и3 вознесY со слaвою, нем0лчнw ћкw бGъ, вёрою и3 люб0вію тz величaющіz.

(Не рыдай обо Мне, Мать, видя в гробе Сына, которого безсеменно зачала во чреве, потому что Я встану и прославлюсь и, как Бог, вечно буду прославлять с верою и любовью Тебя величающих).

Положение во гроб. Шитая икона — Плащаница. Греция

После заамвонной молитвы бывает обычное благословление хлебов и вина, которыми в древности молящиеся подкрепляли себя для слушания книги Деяний апостольских и затем на бдение ночное.В новообрядчестве принято освящать яйца и куличи днем в Великую субботу. Старообрядцы делают это после окончания Пасхальной службы, рано утром в воскресенье.
 

Сборник «Страсти Христовы»

В старообрядчестве большое распространение имела книга «Страсти Христовы», которую читали всей семьей на Страстной седмице. Основой книги является апокрифическое «Евангелие от Никодима» (II век от Р. Х.) Это сказание стало также источником и богослужебных текстов, например, службы Великой Субботы и иконописных сюжетов.

Книга «Страсти Христовы» с миниатюрами

Этот сборник рассказывает о последних днях земной жизни Спасителя, Его страданиях, смерти, схождении во ад и воскресении. Особенно подробно описывается то, о чем вкратце или совсем не говорится в канонических Евангелиях. Это главы «О поставлении друга Христова Лазаря архиереом в Китейский град», «О совете первосвященников и книжников жидовских на Господа нашего Исуса Христа», «О сошествии предотечи и крестителя Господня во ад», «О возвещении Господа нашего Исуса Христа Пречистой своей Матери, яко идет на страсть вольную, и о поручении ея женам-мироносицам», «О болезни Иуды», «О пришествии Пречистыя Богородицы и жен-мироносиц к Пилату», «О соборе жидовском», «О плаче Пресвятыя Богородицы, стоявшей у креста Господня», «О пришествии благообразного Иосифа от Аримафей во Иеросалим и снятии со креста тела Исусова», «О сошествии Христовом во ад и об изведении праведных в рай», «О совете жидов убить Иосифа, и о возвещении им о Христе, яко воскресе от мертвых», «О пришествии из Иеросалима в Рим к Тиверию кесарю Марфы, Марии и сестер Лазаревых», «О раскаянии и страдании Пилатове», «О гибели первосвященников Анны и Каиафы».

Известно множество рукописных копий книги «Страсти Христовы», созданных на Руси в XVII–XVIII вв. Часто они украшались миниатюрами. На рубеже XVIII–XIX веков книга неоднократно печаталась в старообрядческих типографиях во Львове, Почаеве, Супрасле и других местах. Современное издание книги «Страсти Христовы» можно приобрести в книжном магазине на Рогожском, книжных лавках других старообрядческих храмов.

 

Народные традиции Великого четверга

К четвергу Страстной недели в деревенской жизни были приурочены некоторые символические приемы, сформированные  под влиянием церковных обрядов. Первые места в этот день принадлежали серебряной монете, соли и хлебу. Омочивый на тайной вечери руку в солило, в знак предстоящего отступничества и предательства, вызвал обычай очищать ту соль, которая некогда была осквернена прикосновением нечистых рук нечестивого Иуды. Пережженную, сероватого и черного вида, соль перемешивали с квасною гущею, клали в старый лапоть и бросали в огонь. Пережженную соль толкли, просеивали и затем считали настолько чистою и священною, что приписывали ей даже целебную силу, помогающую как людям, так и скоту. Эта соль считалась в особенности пригодной для того, чтобы просолить ею первые, освященные после святой заутрени, пасхальные яйца.

«В Чистый четверг». Николай Пимоненко, 1887 г.

В память омовения Спасителем ног апостолов, предшествовавшего осквернению соли Иудой, умываться в Страстной четверг старались «с серебра», для чего клали в воду серебряную монету — прообраз тех сребреников, за которые было совершено величайшее из всех людских преступлений.

В воспоминание о преломлении хлеба, каждый крестьянин подавал в церкви заздравную просфору. Крестьяне верили, что в Великий четверг Господь невидимо благословляет тот хлеб, который в этот день подается к обеду. Поэтому крошки и куски, оставшиеся на столе, тщательно собирались и хранились, как святыня, пригодная и полезная к употреблению во время болезни.

Чистый четверг признавался крестьянами не просто днем Страстной недели, а каким-то особенным угодником Божиим, покровительствующим чистоте и опрятности. В этот день, по народному убеждению, даже «ворона своих воронят в луже моет». На этом же основании крестьянки считали своим долгом мыть даже поросят, а также чистить избы. «Если в Чистый четверг вымоешь, — говорилит они, — весь год чистота в избе водиться будет». В деревнях существовал обычай омовения, который состоял в следующем. Глухой ночью, далеко до света, чтобы ворон не успел выкупать своих птенцов, женщины шли на речку (вода для обряда должна быть непременно проточная) с ведрами и кувшинами. Черпали воду на восходе солнца и перед домом сначала обливались сами, а потом будили мужа и взрослых детей, заставляя их также обливаться с головы (маленьких детей мыли в подогретой воде). Девушки мылись в Чистый четверг со специальными целями, твердо веруя, что, если на утренней заре хорошенько «вымыться, вытереть тело полотенцем и отдать затем это полотенце «оброшнику», то от женихов отбою не будет, и в самом скором времени непременно выйдешь замуж.

Кроме всеобщего мытья, крестьяне старались приурочить к Чистому четвергу и убой скота и свиней, предназначенных для праздничного стола и для заготовления впрок. Это делалось на том же основании, как и мытье избы: угодник Божий Чистый четверг сохраняет мясо от порчи.

Страстная Седмица. М.В. Нестеров, 1933 г.

Наряду с обычаями, находящими объяснение в христианских верованиях, к Великому четвергу отнесены были и иные, ничего общего с верой не имеющие. Например, обычай (исключительно приуроченный к этому подвижному церковному празднику) первого пострижения волос у тех малых ребят, у которых они с первого дня рождения еще не стриглись и успели вырасти настолько, что потребовались ножницы. В этот же день подстригали у овец шерсть на лбу, у кур, коров и лошадей хвосты. Делалось это в той уверенности, что от подобных пострижек у овец будет руно длиннее и гуще; лошади не станут скакать через изгороди и портить колья, а у коров не потеряется молоко. В некоторых местностях существовал обычай  гадать о судьбе своей скотины. Также считалось, что нет наиболее удобного дня в году для тех, кто пожелает видеть нечистую силу и узнать от нее свое будущее. Во многих местностях соблюдался обычай считать деньги, чтобы велись они круглый год.
 

Душеполезное поучение в Великую пятницу

«Боюся глаголати языком, и коснутися страшной повести Спасове, страшно бо есть о сей глаголати: Бог бо наш днесь предан бысть в руки грешником и нечестивым человеком. Чесо ради убо предан бысть Святый Небесный Владыка, без греха сый; ничтоже бо согрешив предан бысть днесь. Приидем и уведим, чесо ради предан бысть Христос Спас наш; нас ради нечестивых предан быть Владыка» (Прп. Ефрем Сирин).

«Ныне всех пророк пророчествия сбышася истинно. Ныне всему Писанию исполнение совершися, и таин глубины от начала света известишася ясно» («Страсти Христовы»).

В Ветхом Завете часто встречаем мы пророчества о будущих событиях, о высших сокровенных тайнах Божественного Промысла. Подробно об этом говорится в 246 главе книги «Измарагд», в «Слове» Иоанна Златоустаго о Кресте Господни и об отвержении Петрове». Пророк Иона, Авраам и Исаак, Иов многострадальный являют нам прообразы погребенного и воскресшего Христа Спасителя. Особенно же много можно сказать здесь об Иосифе Прекрасном, воспоминанием о котором начинается Страстная седмица. Ибо как на Иосифа восстали из зависти его собственные родные братья, так и на Господа восстали из зависти единоплеменники Его от еврейского рода. Как Иосиф продан был измаильтянам (аравитянам), так и Господь наш продан был лукавым учеником на неправедное осуждение. Пестрая риза Иосифа, которую отняли у него его братья, — ризы Господни, о которых писано:

разделиша ризы Моя себе, и о одежде Моей меташа жребия (Пс. 21, 19).

Иосиф был ввержен в темницу с двумя царедворцами, один из которых был казнен, а другой отпущен на свободу. Господь также распят был посреди двух разбойников: один из них получил спасение, другой отошел к вечной погибели. Темница Иосифа — Гроб Господень. Царская колесница — Воскресение Христово и слава вечного Царства Небесного. И как узнан был Иосиф своими братьями, так и Господь, явившись во славе, познается всему роду человеческому и тем, кто распял Его. Об этом говорит Писание:

Воззрят Нань, Его же прободоша (Зах. 12, 10).

Мозаика. Братья сажают Иосифа Прекрасного в ров. Братья вкушают хлеб и встречают караван Измаильтян из Галаада. Италия, Венеция, Собор Святого Марка, XII в.

Задолго до Своих Крестных страданий Господь предупреждал учеников о том, что неминуемо должно будет совершиться — о Кресте и Воскресении, но они не понимали Его и боялись спрашивать подробно. Говорил со скорбью и о Своем предателе:

Не двенадцать ли вас избрал Я? Но один из вас диавол (Ин. 6, 70).

Четырехчастная икона Тайная Вечеря, Омовение ног, Моление о чаше, Взятие Христа стражей. Новгородская таблетка из Софийского собора. XV в.

«Июда раб и льстец, ученик сый и наветник, и друг диаволь от дел явися. Последоваше бо Учителю, и Нань поучашеся на предание, глаголаше в себе, предам Сего и приобрящу имения. Искаше же и миру продану быти, и Исуса лестию яти, отдаст целование и предаст Христа. И яко овча на заколение, тако последоваше Агнец Божий, Един милосерд и Человеколюбец» (Триодь Цветная).

По церковному преданию, подробно изложенному в книге «Страсти Христовы», вся жизнь Иуды складывалась весьма необычным образом и была преисполнена нечистотой и противоестественными пороками. Происходил он из колена Данова, причем еще до рождения младенца матери его было открыто во сне, что она родит сына, который впоследствии истребит весь их род. Весьма убоявшись, родители не решились, однако, убить своего младенца, но оставили его подкидышем. По случаю он был усыновлен бездетной царицей острова Искариота. Когда же родился законный наследник, Иуда из зависти убил его и, скрываясь от царского гнева, бежал во Иеросалим, где поступил на службу к игемону Пилату. Быстро продвинувшись, Иуда вскоре стал начальником над всем его домом и был весьма здесь угоден по лукавому и изворотливому своему нраву. Однажды, когда Пилат прельстился душою на прекрасные яблоки в чужом саду, Иуда без раздумья, воровски направился туда и стал обрывать их для своего господина. Хозяин возмутился, но вор, чувствуя свою силу и безнаказанность, смело продолжал свое дело. В завязавшейся потасовке он убил хозяина сада и насильно женился на его вдове, чтобы овладеть оставшимся богатым имением. Однако после откровенных разговоров с женой он понял, что погубил отца своего и стал мужем собственной матери. Ужаснувшись, он покинул этот дом и, услышав о Христе Спасителе, прилепился к Нему сначала как бы по желанию покаяния, но потом, попавши в сети сребролюбия, сделался коварным Его предателем.

Четырехчастная икона Предательство Иуды, Суд первосвященников, Отречение Петра, Суд Пилата. Новгородская таблетка из Софийского собора. XV в.

«Беззаконный же Июда Искариотский послан бысть во Иеросалим от Христа, ради снедной купли, и ношаше с собою ковчежец, и вметаемое вонь подаяние милостыни. Господь же наш Исус Христос Сын Божий повеле ему Июде скоро быти в Вифанию, купив снедная на потребу их. Тогда Июда беззаконный приходит в среду во Иеросалим, в нюже жидове на сонмищи своем совет сотвориша, якоже преди рекохом» («Страсти Христовы»).

Воистину, «горе тому человеку, имже сын Человеческий предан будет; лучше бо ему от матери своея не родитися» (Мф. 26, 24). Предавши на смерть Божественного Учителя, Иуда пришел к безысходному отчаянию и кончил жизнь самоубийством, удавив себя на дереве. Место это еще долгие годы было исполнено такого зловонного смрада, что невозможно было миновать его, не закрывши рукою ноздрей.

По словам Святого Евангелия, земная жизнь воплотившегося Господа Исуса Христа с самого начала была преисполнена всяческих скорбей и лишений. Гордость, зависть и злобное  лицемерие, с которым встречали Его церковные старейшины за нелицеприятное обличение сребролюбия и прочих тайных их пороков, переросли в самую лютую, поистине демоническую ненависть. Составив совет об убийстве Христа Спасителя, они имели еще цель как можно больше уничижить и обесчестить Его, чтобы погубить в народе добрую Его память. Крестная казнь в то время считалась величайшим позором, так казнили римляне только беглых рабов и особо опасных преступников. После чудесного Лазарева воскресения книжники и фарисеи, видя, что народ все более возрастает в любви и почтении к своему Небесному Учителю, окончательно утвердились в преступной решимости предать Его скорейшей и мучительной смерти.

Тогда собрались первосвященники и книжники и старейшины народа во двор первосвященника, по имени Каиафы. И положили в совете взять Исуса хитростью и убить. Но говорили: только не в праздник, чтобы не сделалось возмущения в народе (Мф. 26, 3-5).

«Несмотря на повеление закона, чтобы был только один архиерей в течение всей его жизни, иудеи, вопреки закону, ставили у себя многих архиереев, сменяя их каждый год. Итак, к архиерею того года приходят на совет те, которые должны были наказывать убийц. Архиереями же называет евангелист тех, которые уже окончили свою годичную службу. Намереваясь совершить преступное убийство, они не Бога боятся, а народа. Боялись же того, чтобы народ, в случае убиения ими Христа в праздничное время, не восстал бы к отмщению за то, или вместе и того боялись, чтоб убийством своим не отвлечь народ от узаконенных жертвоприношений, а самим не лишиться бы прибыли от жертв. Равным образом опасались и того, чтобы смерть Христа не сделалась общеизвестною и славною, если бы Он был убит в праздник; им хотелось истребить и память о Нем. Таким образом, сделавши совет пред праздником, они положили убить Его после праздника. Но Он, показывая, что страждет не тогда, когда они хотели бы, но когда Сам Он восхотел, попустил им взять Себя накануне самого праздника Пасхи, дабы в то же самое время, в которое обыкновенно бывала Пасха прообразовательная, совершилась и Пасха истинная. Следует обратить внимание и на то, как они осквернили себя убийством. В самом деле, не желая убивать Его в праздник, они убивают, однако ж, как только нашли предателя, убивают, чтоб только выполнить волю свою, а на народ уже не обратили внимания» (Толкование блаженного Феофилакта Болгарского).

Тридцать серебряных монет, которые были обещаны Иуде-предателю, равнялись цене беглого раба: так архиереи лишний раз подчеркнули свое высокомерное презрение к личности Христа Спасителя, Которого называли они «древоделом и сыном плотника». Начинался крестный путь к восхождению на Голгофу.

«Взем же Июда беззаконный, от архиереов и книжников жидовских воинов, со многим оружием и дреколием, и со свещами, и поидоша на Исуса яти Его. Идущим же им путем, и рече к воинам Июда: се даю вам знамение, Его же аще аз лобжу, Того возмите вы, и возложите на Него тяжкия и великия железа, и держите Его крепко, дабы Он от вас не ушел. … Воини же жидовстии вземше Исуса, связаша руце Ему пречистыя, и на шею Его святую возложиша цепь железную. И начаша бити Его немилостиво мечными плазы и дреколием, и иными всякими оружии, кто что в руках имяше. И влечаху Его по земли цепию за шею, и велми сурово биша Его на месте том, и пречистыя руце и нозе Ему отбиша. Потом же возставиша Его на нозе, и поведоша чрез поток Кедрский. Сами убо они окаяннии жидове идяху по суху, Исуса же пхаху в блато. Толико же биша Его, яко с великаго их биения не можаше из грязи выбрести, они же влечаху Его цепию за шию, чрез поток Кедрский» («Страсти Христовы»).

Икона Бичевание Христа. Греция, XVI в.

По преданию, ночь та была необычайно холодной, что было несвойственно для весеннего южного климата Палестинской страны. За Христом последовали только два самых близких и верных Его ученика — Иоанн Богослов и Петр. Но и Петр трижды отрекся от Своего Учителя, когда отвечал на вопросы простой архиерейской прислужницы. Так в его лице показал Господь слабость и малодушное непостоянство нашей духовной природы, а также три последовательные степени всеобщего грехопадения человечества.

«Обаче третие Петрово отвержение, иже всех человек к Богу грех образоваше. Первое, еже преступи заповедь Адам. Второе же, писаннаго Закона преступление. Третие, самого Слова воплощение» («Синоксарь»).

Старейшины непременно желали именно распять Спасителя, чтобы предать Его конечному поруганию и проклятию, по слову Писания «проклят всякий висящий на древе» (Второз. 21, 23). Но поскольку Иудея находилась тогда под властью римлян, синедрион был вынужден обратиться к прокуратору — Понтийскому Пилату. Пилат долго колебался, так как по характеру был человеком боязливым и двоедушным. Он боялся предать смерти всем известного Пророка, о святости Которого свидетельствовали многочисленные Его чудеса. Видя перед собою обезумевшую толпу, он в глубине души глубоко презирал и гнушался этих людей.

Фреска Пилат умывает руки. Греция, Афон, XVI в.

Однако вопрос был окончательно решен с помощью шантажа и реальной угрозы нечистому на руку правителю, за которым можно было обнаружить много своекорыстных и подложных дел и тем самым отстранить его от правления и самого предать суду по всей строгости римского закона.

Иудеи же кричали: если отпустишь Его, ты не друг кесарю; всякий, делающий себя царем, противник кесарю (Ин. 19, 12).

Пилат, услышав это слово, предпочел поступить так, как требовали от него иудейские начальники.

Фреска Суд Пилата. Византия, XVI в.

«Он же убоявся дабы его кесарю не оклеветали, повеле воинам отпустити Варавву, Исуса же повеле привязати к столпу посреде двора своего и бити немилостиво жезлием суковатым, по четыре человека пременяющеся биша Владыку Господа славы. И где пречистое Его тело ударяху, ту отторгашеся святая плоть Его с кровью и падаше на землю, яко мало не все тело Его святое отпаде, яко жилы и кости Его быша видими. Потом же Пилат повеле от столпа Исуса отвязати, и одеяние Его на Него возложити. Он же паде на землю, не могий стояти. И тогда Пилат предаде Его воли жидовстей, и елико восхощут, да сотворят Ему. Воини же жидовстии, одеяша Его хламидою червленою, и сплетше терновен венец, тесен вельми, и, едва возложиша на Святую главу Его, изгнетше. И биша по тесному венцу, и от острия терновнаго святую главу Его пронзиша даже до мозгу. И нападоша и биша Его немилостиво, и бысть Ему мука горше первых мук, и вся первыя раны Его повредиша. И аще бы был прост человек, то бы и смерть вкусил: но понеже бысть вкупе Бог и Человек, сего ради преизлишне и сильне страсти терпяше» («Страсти Христовы»).

Икона Поругание Христа. Новгород, нач. XVI в.

Деревянный крест, который должен был нести к месту казни сам осужденный, имел достаточно большой и вес и объем. Но после перенесенных страданий под тяжестью такой ноши Господь наш уже не в силах был идти Сам. Тогда воины взяли некоторого мимоходящего человека — Симона Киринейского и велели следовать с ними и нести Крест Господень. По толкованию блаженного Феофилакта Болгарского, это значило, что Учитель Христос сначала Сам должен был взять крест Свой и просиять бесстрастием, а потом уже возлагать его на покорных.

«Всмотревшись, ты найдешь, что Исус царствует в нас  не иначе, как чрез злострадание, что живущие в неге суть враги креста, и только тот может сделаться покорным Христу и взять крест Его, кто упражняется в добродетели, кто «идет с поля», то есть оставляет настоящее поле — мир сей и дела в нем, и стремится в Иеросалим вышний, свободный» (Блаженный Феофилакт Болгарский).

«Много родов смерти. Но Христос умирает посредством креста, чтоб и древо освятить, чрез которое мы прокляты были, и благословить все: и небесное, что обозначается верхнею частью креста, — и подземное, что обозначается чрез подножие, — и пределы земли, как восточной, так и западной, что обозначается поперечными частями креста; а вместе и для того умирает посредством креста, чтоб, распростерши руки, призвать и собрать чад Божиих расточенных. Крест есть умерщвление, бездейственность страстей и неподвижность. Ибо распинаемый пригвождается и становится недеятельным. Крест есть начальство Господа и царство. Как сенаторы имеют знаки своих достоинств, иные — пояса, другие — мантии, так и Господь устанавливает Крест знамением Своего царствия» (Блаженный Феофилакт Болгарский).

«Гора Голгофа» — «глава Адама». По преданию, Крест Господень был поставлен на месте погребения первозданного человека. Еврейские старейшины как могли издевались и насмехались у распятия, воины подносили к устам Умирающего губку, наполненную уксусом и горькою свиною желчью. Когда же Господь воскликнул на кресте: «Отче, в руки Твои предаю дух Мой», то завеса церковная, закрывавшая от глаз народа вход во «святая святых», вдруг сама собой разодралась посередине — так открылись нам царские врата в Небесное Отечество. Ликовали неистовые книжники, не разумевшие ничего из Божественного Промысла, плакали женщины, издали следовавшие за Спасителем на Голгофу, тяжко болящий глазами сотник Логин, стоявший при кресте Господнем, помазал Божественною кровью свои очи и тут же получил исцеление…

Ради мольбы Пресвятой Богородицы один из тайных учеников Христовых — Иосиф Аримафейский, презревши страх и грозившую ему опасность мщения (иудеи его самого затворили потом в злосмрадной темнице), просил у Пилата разрешение снять с Креста Пречистое Тело Исусово и предать его погребению. Мария же Магдалина и другая Мария, то есть, по толкованию церковных учителей, Сама Пресвятая Богородица, сидели напротив гроба, выжидая, когда утихнет ярость врагов, чтобы идти и объять Тело и помазать его миром.

Икона Снятие со Креста из праздничного чина Корнильева Комельского монастыря. Первая четверть XVI века Икона Распятие с предстоящими. Середина XIV в.

Тайна Креста Господня сокрыта от внешнего мира. Так же, как и не свойственны его мирским законам святые заповеди об аскетическом воздержании, о победе духа над плотью, о стремлении к лучшему и будущему веку. О кротости, любви, смирении, нестяжании и милосердии. Ибо как невозможно «работать двум господам — Богу и мамоне», так невозможно сочетать в душе своей духовный разум и житейское лукавство. Тем же, кто мысленно желает нести свой посильный жизненный крест и безропотно терпеть все скорби и страдания, которые посылает нам Господь ради испытания веры и внутреннего роста, постепенно открывается высшая духовная премудрость. Как и апостол Павел говорит:

Слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас спасаемых — сила Божия  (Кор. 1-е, 1, 18).

Икона Положение Господа во гроб. Урал, первая половина XIX в.

«Ведомо же убо, яко в шестый  день седмерицы, яве убо яко в пяток распятся Господь. Занеже в шестый день исперва создану быти человеку, в шестый час дне на кресте висяше. В той же час якоже глаголют, и Адам на отреченное древо, руце простер, коснувся и умре. Должно бо бе воньже час сокрушися, в той и обновитися. Горкое питие вкус образоваше. Ударение нашу свободу являше. Оплевание и бесчестное обвожение, еже о нас честь. Терновый венец, еже на нас отгнание клятве. Багряная одежда за кожныя ризы. Гвоздие, отнюдное греха нашего недвижение. Крест, древо, еже в раи. Пронзеная ребра, из них же Евва, от нея же преступление. Копие, пламенному оружию не отвращатися. Яже из ребе вода, образ крещению. Кровь и трость, ими же нам червлеными писмены, яко Царь древнее Отечество нам дарова и подписа» (Синоксарь в Великий Пяток).

Ctrl+Enter — отправить
Нет комментариев