Неокружники

Раздел(ы): РПСЦ  


Неокружники — часть старообрядцев, приемлющих белокриницкую иерархию, но в 1862 году разорвавших единство Древлеправославной Старообрядческой Церкви из-за несогласия с буквой и духом «Окружного послания».

Первым официальным документом неокружников стало «Объявление об уничтожении «Окружного послания», обнародованное белокриницким митрополитом Кирилом (ок. 1786–1873 гг.) в марте 1863 года. В нем говорится, что прошения и жалобы христиан на «Окружное послание» так его встревожили, что митрополит лично отправился в Москву с целью исследовать суть этого вопроса. В результате он нашел содержание «Окружного послания» «неправильным», а издавший его Московский Духовный совет был обвинен в превышении полномочий.

Кирил, архиепископ Белокриницкий и всех древлеправославных христиан Митрополит Начетчик Иларион Георгиевич Кабанов (Ксенос)

По мнению самого автора «Окружного послания», Илариона Кабанова (псевдоним Ксенос; октябрь 1819 — 4 декабря 1882 гг.), которое он изложил в «О мышлении», многочисленные жалобы, на которые как на источник своей обеспокоенности ссылался митрополит Кирил, «составлены были добрянским иереем Григорием и по его приказанию подписаны его приверженцами». Приверженцев о. Григорий находил повсюду: «неугомонный Григорий, со своими ученики, причинили смятение и соблазн, и произвели раздор в разных обществах: вначале в Новозыбкове, потом в Добрянке, и в прочих местах, потом за Киевом, таже в царствующем граде Москве и в Саратовской губернии», — далее писал Ксенос. Благодаря мощной поддержке в лице белокриницкого митрополита, количество неокружников стало быстро расти. Много сил к распространению неокружнического раздора приложил и епископ Софроний (Жиров; ум. 1789 г.), вместе с о. Григорием писавший жалобы митрополиту в Белую Криницу и повсеместно рассылавший письма, в которых называл «Окружное послание» еретическим. 24 июля 1864 года митрополит Кирил решил устранить с московской кафедры архиепископа Антония (Шутовa; 1800 (или 1812) — 8 ноября 1881 гг.) и упразднить Московский Духовный совет, от лица которого было издано «Окружное послание». Для этого рукоположил на московскую кафедру, уже занятую архиепископом Антонием, другого архиерея — епископа Антония (Климова), названного вторым или гуслицким.

Архиепископ Московский и всея Руси Антоний (Шутов)

Первый собор российских неокружников состоялся в 1864 году в д. Давыдово Богородского уезда Московской губернии. На этом соборе было решено не приносить на проскомидии жертву за державного царя. Собор в 1866 году, состоявшийся в Ботошанах, признал старообрядцев, приемлющих «Окружное послание», еретиками третьего чина и запретил общение с ними в молении и пищи. В целом неокружники требовали от епископата Старообрядческой Церкви отмены и проклятия «Окружного послания». В этом случае, после покаяния в «окружнической» ереси, они готовы были принять к себе бывших окружников.

Идеологи неокружничества — Давыд Антипов из Гуслиц, Прокоп Лаврентьевич Божанов (он же Лаврентьев) из молдавского г. Формоса, москвич Ефим Федорович Крючков (он же Степнухин) и другие проповедовали учение о том, что официальная церковь верует не в Исуса Христа, а в иного Бога — Иисуса, который родился на восемь лет позже и был распят на двусоставном (четырехконечном кресте). По их учению выходило, что это не кто иной, как Антихрист. Суть разногласий была отчетливо выявлена на московском собеседовании 1866 года, когда в присутствии всего российского старообрядческого епископата проходили продолжительные прения между приемлющими и не приемлющими «Окружное послание». Со стороны окружников выступал Семен Семенович, с противоположной стороны — Давыд Антипов и Ефим Крючков. Семен Семенович доказывал, что все пункты Послания изложены в строгом соответствии с писанием святых отцов и должны быть признаны справедливыми, не подлежащими пререканию. Давыд Антипов, напротив, утверждал, что пункты об имени Исусовом, о четырехконечном кресте, о приношении пятой просфоры за власть предержащих, о пришествии пророков Илии и Еноха и другие — ложные, и христианам их слушать нельзя.

Иерархия неокружников со временем распалась на несколько ветвей. Скончавшийся в 1876 году епископ Антоний гуслицкий оставил единственного после себя епископа Иосифа, которого он за три года до смерти рукоположил на нижегородскую епархию. Умирая, он завещал Иосифу рукоположить на Москву нового епископа. Иосиф, рукоположивший трех неокружнических епископов (Кирила на Балтовскую епархию, Герасима — на Коломенскую, Макария — в с. Великое Нижегородской губернии, затем — на Саратовскую епархию), до поставления им 16 декабря 1884 года епископа Иова сам управлял Московской епархией, объясняя это отсутствием «достойного» человека. В 1882 году поставленные им епископы потребовали от него, чтобы Московской епархией управлять им всем соборно. Об этом было принято общее решение на соборе 27 августа 1882 года. Но фактически все осталось по-старому. В декабре 1883 года епископ Кирил Балтский на епархиальном съезде обвинил Иосифа Нижегородского в умышленной затяжке поставления нового епископа на Московскую кафедру, и в 1884 году, собрав собор в Москве, сам поставил на Московскую епархию нового епископа — Пафнутия. Через неделю после собора Кирила, Иосиф созвал свой собор, на котором подверг Кирила и Пафнутия извержению, причем постановил считать хиротонисанных ими непосвященными и даже отлученными от Церкви, а крещеных — некрещеными. Через два месяца Иосиф единолично поставил на Москву другого епископа — Иова.

С точки зрения церковных канонов оба эти епископа, равно как и поставившие их, были незаконны, но с точки зрения самих неокружников Пафнутий был все-таки законнее, так как его соперник был рукоположен на уже занятую кафедру. Тем не менее Пафнутий, будучи миролюбивым человеком, несколько раз обращался к Иову с предложением мира. Наконец ими было принято решение о совместном управлении Московской епархией, на что было получено согласие Кирила Балтского. Состоявшийся 22 мая 1885 года собор в Москве постановил оставить Москву за Иовом, а Пафнутию именоваться епископом Саратовским. Возможно, Пафнутий просто уступил свои права на Московскую епархию Иову. То, что Иов примкнул к Кирилу, не понравилось Иосифу, и он подверг Иова запрещению. 30 октября 1885 года был созван «великий» собор, на который явились все неокружнические епископы, а также до 50 священников и множество мирян. 31 октября собор постановил извергнуть Иосифа из сана и считать простым иноком. Иосиф, присутствовавший на этом соборе, его суду не подчинился. Наконец, в 1895 году состоялся собор в Бендерах, на котором примирились последователи раздорствующих епископов, однако сами епископы этот собор не признали и еще раз извергли друг друга.

Решающий вклад в преодоление раздора неокружников внесли миряне — начетчики, купцы, просто ревностные прихожане, благодаря усилиям которых удалось собрать в Москве представительный собор, на котором 5 июня 1906 года был подписан так называемый «мирный акт», резко сокративший численность неокружников. Однако примирение совершенно не затронуло приходы неокружников, находившиеся на территории подмосковной Гуслицы. Газета «Голос старообрядца» оповестила читателей, что 5 июня на Рогожском кладбище был заключен мир между окружниками и неокружниками на основе выработанного акта примирения. Однако епископ Иов не только не принял мира, но и склонил к раздору Пафнутия, а также поставил на Балтскую кафедру (занятую Кирилом) епископа Мефодия, который, прибыв на юг, не только не постарался утишить раздор, но и пытался возвратить примирившихся в состояние раздора.

Епископ Иов созвал 13 апреля 1906 года собор, на котором присутствовали епископ Даниил, его наместник, более 30 священников и до 100 мирян. Этот собор определил, что примирения быть не может. Однако эти действия никак не воспрепятствовали мирному собору 1906 года. Собор пришел к выводу, что препятствий для объединения нет. Акт о примирении был подписан 4 июня со стороны окружников архиепископом московским Иоанном (Картушиным), епископами Арсением (Швецовым) уральским и Иннокентием (Усовым) Нижегородским, а со стороны неокружников — епископом новозыбковским Михаилом и другими священнослужителями. Большое значение в деле преодоления раздора (особенно на юге) имел бендерский «Мирный акт» (Бендеры, 9 апреля 1907 года), который от неокружников подписали епископ Петр, епископ Киприан и ряд священнослужителей и мирян.

Когда внутри неокружников возникло разномыслие по поводу императорского указа о регистрации общин при храмах, Иов стал бороться с епископом Даниилом Богородским и его сторонниками, отвергающими общины. Он разослал печатные извещения о том, что все, которые признают устройство общин ересью, — отлучаются.

В Москве неокружникам принадлежало немало храмов. Неокружники-иовцы, признающие общину, молились в кафедральной Никольской церкви, построенной архитектором Н. Г. Мартьяновым в 1912 году в Лефортове, и в домовом храме во имя святых апостол Петра и Павла, находившемся во владениях известных соратников епископа Антония гуслицкого — купцов Муравлевых (ул. Бахрушина, д. 15, стр. 2–3, во дворе), он был закрыт в 1936 году. Неокружники-иосифовцы (необщинники) имели храм во имя преподобного Сергия в доме Ивана Степановича Федорова на углу нынешних Большого и Малого Факельных переулков. Не признававшие общины сторонники епископа Богородского Даниила имели Успенский храм в доме Петра Порфирьевича Козлова (на месте здания нынешнего Театра на Таганке). В Гуслице у неокружников были десятки храмов: Покровский — в д. Смолевой (освящен в 1912 году епископами Даниилом Богородским и Ионой Уральским и Саратовским), Никитский — в с. Хотеичи (освящен в 1914 году), в селах Слободищи, Андроново и других. Все они впоследствии подчинились московской Архиепископии. 18 июля 1912 года неокружнические епископы Иоасаф Калужский и Конон Московский освятили храм Покрова Пресвятой Богородицы второй Покровской общины в Боровске Калужской губернии. В Петербурге храмы неокружников возникли уже после мирного собора 1906 года. Домовый храм построен в 1909 году, закрыт в середине 1920-х гг. (Лиговский проспект, д. 46); собор в Чубаровом переулке (ныне Транспортный переулок, д. 5) построен в 1915–1916 гг. архитектором П. П. Павловым и вскоре закрыт (здание сохранилось). В городе Ржеве Тверской губернии существовали два неокружнических храма: Второй Покровский и Третий Покровский. Центром сибирского неокружничества являлось с. Залесово Барнаульского уезда Томской губернии. Раздор там возник ок. 1883–1888 гг. посланником епископа Павла Рязанского, выходцем из Вятской губернии священником Самуилом Наймушиным, переходившим из согласия в согласие и даже бывшим одно время миссионером господствующей церкви. В 1913 году в Барнаульском уезде было три раздорствующих священника, и все молились за разных епископов.

О судьбе неокружников в советское время известно мало. Малая их часть в конце 1920-х гг. влилась в катакомбную ИПЦ, в ее единоверческое ответвление. Престарелые епископы Филарет и Вениамин умерли, не оставив преемников. Епископ Ржевский, наместник Московский Петр Димитриевич Глазов (1900–1952 гг.) в 1931 г. был арестован и приговорен к 3 годам в исправительно-трудовых лагерях. Известно, что арестован он был в д. Куровское Московской области. В 1935 году он чудом избежал ареста, однако было арестовано около 45 старообрядцев, укрывавших Ржевского епископа. Позднее он вновь был арестован и умер в 1952 году в заключении, не оставив после себя преемника. Однако по некоторым данным «Епископ Ржевский и Наместник Московский» Петр в 1940-е годы примирился с Московской архиепископией.

Таким образом, неокружническая иерархия прервалась, хотя отдельные священники служили еще до 1970-х годов. Ныне нет ни одного неокружнического прихода.