Неделя о самаряныне

Миниатюра Беседа Христа с самарянкой. Византия, XIII в.

В пятую неделю по Пасхе Церковь вспоминает беседу Исуса Христа с Фотинией Самаряныней, когда Он объявляет Себя Мессией и открывает глубокий смысл высокого и Божественного Своего учения, называя его «источником воды, текущей в жизнь вечную» (Ин. 4, 14). 
 

Содержание

Беседа Христа и самарянки. История
Неделя о самаряныне. Тропарь и кондак
Беседа Христа и самарянки. Иконы
Беседа Христа и самарянки. Картины
Беседа Христа и самарянки. Музыка
Неделя о самаряныне. Душеполезное поучение 

 

Беседа Христа и самарянки. История

Пятая неделя по Пасхе в церковном богослужении посвящена воспоминанию беседы Спасителя с женщиной-самаряныней. Возвращаясь из Иудеи в Галилею, Исус Христос со Своими учениками проходил через страну самарянскую. Ассирийский царь Салманассар покорил израильтян и отвел их в плен, а на их месте поселил язычников из Вавилона и других мест. От смешения этих переселенцев с оставшимися евреями и произошли самаряне. Самаряне приняли Пятикнижие Моисея, но не забывали и своих богов. Когда евреи вернулись из вавилонского плена и начали восстанавливать Иерусалимский храм, самаряне тоже захотели принять в этом участие, но евреи не допустили их, а потому они выстроили себе отдельный храм на горе Гаризим. Приняв книги Моисея, самаряне, однако, отвергли писания пророков и все предания, и за это иудеи относились к ним хуже, чем к язычникам, всячески избегали какого-либо общения с ними, гнушаясь и презирая их.

Проходя через самарянскую страну, Господь со Своими учениками остановился отдохнуть около колодца, который, по преданию, был выкопан Иаковом. В полдень, во время большого зноя, к колодцу подошла женщина почерпнуть воды. Ученики Исуса отлучились в город за пищей, и Он обратился к самарянке с просьбой: «Дай Мне пить». Узнав, возможно, по одежде или по манере речи, что обращающийся к ней — иудей, самарянка выразила свое удивление в том, что Он, будучи иудеем, просит пить у нее, самарянки, имея в виду то презрение, которое иудеи проявляли к самарянам. Но Исус говорит женщине, что она бы не стала задавать подобного вопроса, зная, Кто говорит с ней и какое счастье Бог послал ей в этой встрече. Если бы она знала, Кто просит у нее пить, то сама бы попросила Его утолить ее духовную жажду, открыть ей ту истину, познать которую стремятся все люди; и Он дал бы ей «воду живую» (Ин. 7:38-39). Самарянка не поняла Господа: подумала, что он имел в виду ключевую воду, которая находится на дне колодца, а потому и спросила Исуса, откуда Он может иметь живую воду, если Ему и почерпнуть нечем, а колодец глубокий. «Неужели Ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодезь и сам из него пил, и дети его, и скот его?» (Ин. 4:12). Тогда Господь сказал:

Всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять, а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную (Ин. 4:13-14).

Самарянка не поняла этих слов Спасителя и сказала: «Господин! Дай мне этой воды, чтобы мне не иметь жажды и не приходить сюда черпать». Христос, желая, чтобы самарянка поняла, о чем говорит Он с ней, сначала велел ей позвать к Нему ее мужа. Женщина же сказала: «У меня нет мужа». Тогда Исус Христос сказал ей: «Правду ты сказала, что у тебя нет мужа. Потому что у тебя было пять мужей; и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе; это справедливо ты сказала». Самарянка, пораженная всеведением Спасителя, обнаружившего всю ее жизнь, поняла теперь, что говорит не с обыкновенным человеком. Она сразу же обратилась к Нему за разрешением давнего спора между самарянами и иудеями: чья вера правильнее и чья служба угоднее Богу. «Господи! Вижу, что Ты пророк», — сказала она, —  «отцы наши покланялись на этой горе; а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме». Господь отвечает на вопрос самарянки, что неверно было бы думать, будто поклоняться Богу можно только в одном каком-то определенном месте, и спорный вопрос между самарянами и иудеями скоро сам собой потеряет свое значение, потому что оба типа богослужения — как иудейское, так и самарянское — прекратятся в недалеком будущем. Это предсказание исполнилось, когда самаряне, истребляемые войнами, разубедились в значении своей горы, а Иерусалим был разрушен римлянами и храм сожжен в 70-м году по Рождестве Христовом. Самарянка поняла смысл слов Исуса и сказала: «Знаю, что придет Мессия, то есть Христос; когда Он придет, то возвестит нам все». Самаряне также ожидали Мессию. Они в Его лице ждали пророка, а не вождя. Поэтому Исус, долго не называвший себя Мессией при иудеях, этой простой самарянской женщине прямо говорит, что Он и есть обещанный Моисеем Мессия-Христос. В восторге от счастья, что она видит Мессию, самарянка бросает у колодца свой водонос и спешит в город возвестить всем о пришествии Мессии, Который, как Сердцеведец, сказал ей все, что она сделала. Пришедшие в это время ученики Его удивились тому, что их Учитель беседует с женщиной. Однако, благоговея перед своим Учителем, ученики никак не выразили своего удивления и только попросили Его отведать принесенную ими пищу. Но Он отвечал им:

У Меня есть пища, которой вы не знаете (Ин. 4:32).

Ученики не поняли Его слов, не решаясь расспрашивать Его дальше, они говорили между собою: «Разве кто принес Ему есть?» (Ин. 4:33). Исус, прозрев их удивление, объясняет им Свои первые слова:

Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его (Ин. 4:34).

Не о голоде и жажде, не о зное и усталости, не о полуденном отдыхе и обеде думает Он в эти священные минуты. Теперь душа Его у Бога, Который послал Его, теперь весь дух Его погружен в великое дело, которое Отец поручил Ему. Самаряне спешили к Нему через поле. Потому Он продолжает: «Не говорите ли вы во время сеяния: еще четыре месяца, и наступит жатва» (Ин. 4:35). Между тем подошли самаряне. Они поверили свидетельству женщины и просили Исуса остаться у них. Он пробыл у них два дня, и это время исполнено было плодов и благословения. Если они прежде уверовали в Него по слову женщины, то теперь уверовали по Его слову, потому что сами узнали и испытали, что Он есть Мессия, Спаситель мира.

Самарянка у колодца Иакова. Фреска храма св. Николы Орфанос. Салоники. XIV в.

Самарянка, которую Христос встретил у колодца, носила имя Фотиния. Она стала христианкой и приняла мученическую смерть в Риме в 66 году. Вместе с ней за Христа пострадали ее сыновья Иосия и Виктор, а также сестры Анафролия, Парасковия, Кириакия, Фота и Афотина. Память Фотинии совершается 2 апреля (20 марта по ст. ст.). Воспоминание беседы Спасителя с Фотинией Самаряныней о живой воде, Его божественном и спасительном учении, совершается в пятую Неделю по Пасхе.  

 

Неделя о самаряныне. Тропарь и кондак

Тропарь
 

Свётлую воскrніz пр0повэдь, t ѓнGла ўвёдэвше гDни ўчн7цы, и3 прaдэднее њсуждeніе tвeрг8шіи, ґпcтлwмъ хвaлzщесz гlаху, и3спровeржесz смeрть, востA хrт0съ бGъ, дaруzи ми1рови вeлію млcть. 
 

Кондак
 

Вёрою пришeдши на и3ст0чникъ самарzнhни ви1дэ премu1дрости в0ду тебE хrтE, напи1вшисz њби1лнw. и3 цRьствіz вhшнzгw наслёдовавши вёчнw, приснослaвнаz.

 

Беседа Христа и самарянки. Иконы

Сюжет беседы Исуса Христа с самарянкой является одним из самых распространенных изображений в раннехристианском искусстве. У колодца изображена фигура женщины, достающей из него сосуд с водой, а с другой стороны колодца — Спасителя, беседующего с женщиной. К наиболее ранним изображениям этого сюжета относятся: фреска церковного дома в Дура-Европос (ок. 250 года, сохранилась только фигура самарянки), фрески катакомб Претекстата на Виа Латина (IV век), рельеф на пластине из слоновой кости на кафедре Максимиана (VI век).

Исус и самарянка. Рим, фреска катакомб Via Latina. III-IV века

С VI века происходит изменение в изображении композиции — Исуса Христа изображают сидящим возле колодца (например, мозаика равеннской церкви Сант-Аполлинаре Нуово, VI век). К XII-XIV векам в иконописи в сцене беседы Христа с самарянкой приобретает акцент на ее учительном значении (например, роспись новгородской церкви Феодора Стратилата на Ручью, 1380-е годы).

Беседа Христа с самарянкой. Италия,  Ravenna, VI век

Христос и Самарянка. Миниатюра. Византия. XI в. Дионисиат. Афон

Христос и Самарянка. Тзортзи (Зорзис) Фука. Фреска. Монастырь Дионисиат. Афон. 1547 г.

Христос и Самарянка (фрагмент). Мануил Панселин. Фреска церкви Успения Богородицы в Протате. Афон. Начало XIV в.

Мученица Фотиния Самаряныня. Современная икона

Христос и самарянка. Двусторонняя икона-таблетка, оборот — «Исцеление расслабленного». Вторая четверть XV в. Сергиево-Посадский государственный историко-художественный музей-заповедник

Христос и самарянка. Первая половина XVII в. Санкт-Петербург, ГРМ

 

Беседа Христа и самарянки. Картины

К сюжету беседы Христа и самарянки обращались многие живописцы, в частности, Пьетро Перуджино (1446-1524 гг.), Артсен, Питер (1505/06 – 1578 гг.), Рембрандт Харменс ван Рейн (1606-1669 гг.), Генрих Семирадский (1843-1902 гг.) и другие.

Христос и самарянка. Пьетро Перуджино, 1506-1507 гг. Институт искусств (Чикаго)

Христос и самарянка. Артсен, Питер. Ок. 1543–1545 гг.  ГМИИ

Христос и самарянка. Рембрандт Харменс ван Рейн. 1659 г. Эрмитаж

Христос и самарянка. Генрих Семирадский. 1890 год. Львовская государственная картинная галерея
 

Беседа Христа и самарянки. Музыка

Сюжету беседы Спасителя и самарянки посвящен известный гимн в стиле соул Jesus Gave Me Water, который входит в репертуар таких негритянских артистов, как Сэм Кук, B.B. King, The Soul Stirrers, Marleys Ghost.

 

Неделя о самаряныне. Душеполезное поучение 

Дни от Пасхи до Святой Троицы называются «святыми» и имеют некоторые свои уставные особенности в церковной и домашней молитве. Это дни особой духовной радости ради празднования светлого Христова Воскресения, которые мы должны посвящать размышлениям о Священном Писании, последовательно переходя от одного великого события к другому. Первые две недели после Пасхи напоминают о предыдущем торжестве, последующие говорят о чудесах, которые совершил Господь во времена иудейской пятидесятницы, являющейся прообразом наших великих христианских праздников. В пятидесятый день после Пасхи, после сошествия Святого Духа на апостолов, было окончательно исполнено Божественное домостроительство нашего спасения.

«Ведомо же да есть, яко от еврей убо трие суть праздницы: пасха, и пятьдесятница, и сениц потчения. Пасху убо, воспоминание творяху, приведению Чермнаго моря, пасха бо приведение толкуется. Являше же таковый праздник, наша еже от темнаго греха к раю паки приведение и возвращение. Пятьдесятницу же праздноваху, в воспоминание еже в пустыни злострастия их, и како многими скорьбми, в землю обетования введени быша, тогда плода пшеницы и вина насладишася. Являет же праздник сей, наше обращение от неверия, и в церковь внитие. Тогда бо и мы Владычня причащаемся Тела и Крове. Ови убо тоя ради вины глаголют, еже от еврей пятьдесятницу праздновати. Овии же в честь глаголют, пятьдесятным днем, яже постився Моисей, богописанный закон прият. Третий же праздник, сениц потчения празднуем, по пятих месяцех праздника пасхи» (Триодь цветная).

Народ, который в иудеях презрительно назывался «самарянами», жил около горы Соморы и потому получил для себя соответствующее наименование. Первоначально же эти люди назывались израильтянами. После смерти царя Соломона общее иудейское царство распалось на две части. Верность законному царю сохранили только два колена — иудино и вениаминово, остальные десять выбрали другого правителя и впоследствии уклонились в идолопоклонство, за что много раз были наказуемы от Бога разорением своего государства и пленением от ассирян. Из Священного Писания они принимали только Пятикнижие пророка Моисея и имели собственный храм для ритуальных действий, отличный от Иеросалимского. Радикальные иудеи гнушались ими и считали подобными язычникам: «нечистыми» и недостойными близкого общения.

По этой причине женщина-самаряныня, узнавши в Спасителе иудея, с удивлением спросила у Него, как Он может к ней обращаться, вопреки общепринятому еврейскому обычаю. По толкованию святителя Иоанна Златоустого, женщина эта была весьма бедна и зарабатывала себе на жизнь рукоделием. Ведь и пришла она на колодец в полдень (соответственно шестому часу иудейского времени исчисления), когда все прочие люди обычно искали покоя и отдыха. Только у самых бедных  тружеников, постоянно заботившихся о своем пропитании, не было такой возможности. Так же и Господь промыслительно подошел к колодцу именно к шестому часу дня, ибо в который час Евва, прельстившись, впала в грех, в тот же надлежало и исправить женское естество от падения.

«Ко источнику прииде источник чудес в шестый час, Еввин уловити плод. Ибо Евва в той изыде из рая, прелестию змиевою» (Триодь Цветная).

Начавши разговор с обыденной житейской просьбы — подать воды из кладязя, Господь, Единый видящий глубину сердца человеческого, премудро и постепенно возводит женщину к тайнам высшего богословия, которые не вполне открывал в то время даже и близким ученикам Своим и апостолам.

Сила Божия в немощи совершается (2-е Кор. 12, 9).

Так и немощная по природе своей женщина поднимается и возрастает в силе духовной.

«Посему и Христос, видя ея понятливость, открывает другую, более важную истину, которой он не открыл ни Никодиму, ни Нафанаилу» (Блаженный Феофилакт Болгарский).

Святитель Иоанн Златоуст также говорит свое похвальное слово об истинном любомудрии простой поселянки, необученной книжной грамоте:

«О преславное чудо, блудная жена сильнее апостол бе. Апостоли бо по воскресении Его, и по вознесении проповедати начаша: а сия прежде страсти проповеда Христа».

На искренность и глубину веры женщины указывает и то, что она узнала в Христе долгожданного всеми Мессию не ради каких-либо особенных чудес Его, а ради красоты Самого Спасительного Его учения. Если Он и явил в Себе во время беседы нечто сверхъестественное, то при этом обнаружил и потаенное согрешение женщины, которого она стыдилась и желала  бы скрыть от людей. Без горячего, сердечного расположения к истине она могла бы возмутиться и покинуть это место, но, напротив, она смиренно подтверждает справедливость обличения и проникается все большим благоговением к своему собеседнику, называя Его Господином и Пророком.

«Ибо у тебя было пять мужей, и тот, которого ты ныне имеешь, не муж тебе» (Ин. 4, 18).

Святые отцы по-разному толкуют эти евангельские строки. Некоторые объясняют, что здесь иносказательно говорится о Пятикнижии Моисеовом, почитаемом у самарян, под шестым же разумеют Господа Исуса Христа, учение Которого они принять еще не успели. Другие указывают на пять законов, данные Богом для человечества: в раю, по изгнании из рая, при Ное, при Аврааме и при Моисее. Шестой же — Евангелие, который еще не был установлен. Число «пять» соответствует также еще и пяти основным человеческим чувствам, которые вследствие грехопадения стали подвержены всевозможным порокам.

«Самарянка есть и всякая душа, которая неразумно подчинилась пяти чувствам, потом приняла и ложные учения, как бы шестого прелюбодея, но которой (т.е. душе-грешнице) Исус благодетельствует или крещением, или источником слез. И слезы могут быть названы колодезем Иакова, то есть ума нашего, попирающего злобу. Воду сию пьет и сам разум, и дети его помыслы, и скот его неразумные части души, гнев и пожелание. Ибо слезы служат освежением и для ума и для помыслов, и для прочих сил души» (Блаженный Феофилакт Болгарский).

Женщина, как только услышала и вкусила  духовную сладость от возвышенных святых поучений, тотчас сильно возгорелась сердцем и даже забыла о самых необходимых  телесных потребностях и естественной усталости. Она бросила пустой водонос у колодца и побежала в город — возвестить о великой и неожиданной встрече. Ради того, чтобы слова ее звучали доказательнее, она презрела и душевный стыд, прилюдно говоря о том, что раньше тщательно скрывала.

«Поистине, душа, воспламененная Божественным огнем, не смотрит ни на что земное, ни на стыд, ни на бесчестие. Вот и она не стыдится обнаруживать свои дела, но говорит: Который сказал мне все, что я сделала. Она могла бы сказать и иначе: пойдите. Посмотрите Пророка, Который пророчествует; но она не говорит так, а презирает мнение о самой себе и имеет ввиду одно только проповедовать истину» (Блаженный Феофилакт Болгарский).

«Враги человеку домашние его». В то время как самаряне, по слову женщины, тепло и радостно принимают Спасителя в свое селение и с верою и благоговением внимают Его Божественным глаголам, иудеи относятся к Нему с подозрительным пренебрежением, не верят в Него, даже ради самых очевидных чудесных Его деяний, гневаются и клевещут. Самаряне умоляют Христа не покидать их города, иудеи же не только гонят, но и делают многократные попытки побить Его камнями.

«Смотри, пожалуй, в короткое время народ превзошел свою учительницу. Ибо они называют Его не пороком, не Спасителем Израиля, но Спасителем мира, и еще с членом: Он есть Тот Спаситель, Который собственно и истинно спас всех. Многие приходили спасать, и закон, и пророки, и ангелы, но истинный Спаситель есть Он» (Блаженный Феофилакт Болгарский). 

Через некоторое время, когда множество народа соберется в Иеросалим ради почтения к своему великому празднику, Христос опять придет в Иудею проповедовать о неиссякаемом источнике воды для жизни вечной.

В последний же великий день праздника стоял Исус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей; Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой (Ин. 7, 37-38). 

Но иудеи, в отличие от самарян, хотя и слышали те же слова, не были расположены к ним душою и сердцем, напротив, некоторые главные старейшины вознамерились даже взять под стражу Спасителя, как законопреступника, и непременно сделали бы это, если бы невидимая Божественная сила удерживала их до времени. 
Женщина же самаряныня твердо и без сомнений приняла Божественное евангельское учение и привела к истинной вере всех своих родственников. Церковное предание сохранило повесть об их страдании и мученическом подвиге.

«Сия же самаряныня, яже последи от Христа именовавшися Фотиния, яже и мучения венцем увязеся при Нероне кесари, с двемя своими сынми, по мнозе озлоблении и строгании, и сосцу отрезании, и сокрушении руку, тростии тонких под ногти влагании, и олова напоении, и иных бесчисленных мук истязании, на конец ввержена бысть в студенец, и тако скончася. Ведомо же буди, яко студенца оного горлище, сиречь устие, царь Иустиниан честнее оттуду принес, в Божия Слова Премудрости церкве великия храме положи, на студенец во святей Софии, и камень, на нем же Христос седя, самаряныни беседоваше. И доселе обоя пребывают пред папертом от востока, во храм входяще на левой стране, всяк недуг исцеляющ. Паче же им же от огняниц страдати приключающимся, и трясавицею болящим. Очищает же и отгонит и чарования бываемая. Твоея мученицы Фотинии молитвами, Христе Боже помилуй нас, ныне и присно и во веки веком, аминь» (Цветная Триодь, Синоксарь в Неделю о Самаряныне).


Авторы: инокиня Ливия, Марина Волоскова

Ctrl+Enter — отправить
Нет комментариев