Филипповское согласие


Филипповское согласие — в прошлом весьма многочисленное общество безпоповцев, не приемлющих брака, последователей инока Филиппа (Фотий Васильев; 1674 — 14 октября 1742 гг.).

Инок Филипп — основатель филипповского согласия безпоповцев, бывший стрелец, по словам поморского писателя Павла Любопытного (1772 — 17 июня 1848 гг.), «ревнуя благочестию, оставил царскую службу и водворился в Выгореции; поправши там мир, носил в ней долговременно крест Христов»; «муж был благочестивый, строгой жизни и твердый буквалист». Первоначально инок Филипп подвизался в Даниловом монастыре на Выге, после смерти Даниила Викулина (1653–1733 гг.) принял на себя труды «духовного отца» обители. Но в 1737 году вступил в конфликт с киновиархом Симеоном Денисовым, не согласившись с возобновлением моления за царя, на что под давлением правительства насельники пошли вынужденно. Чтобы разрешить спор двух авторитетных наставников, 14 сентября 1737 года был собран собор, который принял сторону Симеона. Тогда Филипп перед собором сложил с себя духовные обязанности, после чего со своими сторонниками покинул обитель. Инок Филипп затворился в своем скиту и положил более не иметь с отступниками общения в молении и еде. В 1743 году, дознавшись о его поступке, члены правительственной комиссии Самарина собрались допросить Филиппа о его взглядах и учении. Предупрежденный накануне появления комиссии, Филипп заперся в моленном доме с братией и, как только незваные гости приблизились, зажег строение: «тот собрався со своими последователями, числом семьдесят человек, обоего полу прописными, и запершися, згоре совсем».

По имени инока Филиппа его последователи стали называться филипповцами, а по обычаям — старопоморцами, т. е. последователями поморцев, бывших до возобновления моления за царя. Филипповцы строго держали устав и обычаи первых поморцев: кроме немоления за царя, они отвергали крест с надписанием пилатова титла, считая, что до раскола этого надписания русская Церковь не принимала, последовали учению о безбрачии, не допуская новоженства и прочее. Богослужения у них проходили, как и положено, по суточному кругу, в ночное время. Отличия филипповцев от ближайших к ним по воззрениям старообрядцев федосеевского согласия невелики: они более последовательно соблюдают небрачие, отказываясь от совместного моления со староженами, не поклоняются богородичной иконе «Скорбящим радосте», якобы явленной после патриарха Никона (остальные старообрядцы принимают эту икону), в них более заметна бескомпромиссная ревность, что нашло крайнее выражение в большом количестве самосожжений.

Собор филипповцев, созванный по причине упадка церковной жизни и отступления от канонов церкви, проходил в Москве 15 января 1912 года. На нем было постановлено: староженов и новоженов на покаяние не принимать, а живущих с женами отлучать от Церкви. От федосеевцев на исповедь не принимать, если кто ест мясо или пьет чай — отлучать. Канонические нормы этого согласия изложены в их книгах «Стостатейник» и «Христианское житие». Новые члены принимались от федосеевцев через шестинедельный пост, от брачных поморцев — через двенадцатинедельный, от прочих — перекрещивали.

Как и остальные безпоповские согласия, филипповское согласие подверглось разделению на толки. Сначала отпали филипповцы орловские, а затем филипповцы разделились на нечадородных и чадородных. Во Владимирской губернии явился еще один немногочисленный толк филипповцев — не молящихся с приглашенными.

До начала XX века филипповцы имели массовое проживание в Москве, Петербурге, Угличе, Кимрах, Одессе, однако по Волге ниже Нижнего Новгорода филипповских не было. В настоящее время в Москве официально не зарегистрировано ни одной филипповской общины, хотя ранее им принадлежал т. н.

Братский двор — центр, по значимости сравнимый с Рогожским и Преображенским кладбищами. После того как Братский двор был разорен, московские филипповцы некоторое время собирались на Рогожском кладбище, пока не получили в 1940 году бывшую федосеевскую Никольскую часовню на Преображенском кладбище (закрыта в 1990 году по причине физического вымирания общины). Резкое сокращение численности согласия произошло во время коллективизации в 1930-х гг. Ныне в Центральной России уже не осталось филипповских общин, отдельные престарелые филипповки недавно жили в Кимрах и в некоторых селениях Архангельской области. По устным свидетельствам, филипповские общины существуют в Сибири. Одна община, не имеющая общения с собратьями в России, находилась в Румынии.

Место, где были ворота на Братский двор. Фото Татьяны Игнатовой, 2011 год

Толки филипповцев:
 

  • Филипповцы, не молящиеся с приглашенными — малочисленный толк филипповского согласия, сходный с т. н. евфимиевцами (возникший в первых годах XIX веке в окрестностях г. Кинешмы толк небрачных безпоповцев. Родоначальником сего толка был инок Евфимий (1741 или 1744 — 20 июля 1792 гг.), постриженный самочинцем старцем Тарасием. Евфимий учил не допускать оглашенных не только на общую трапезу, но и на общую молитву, принимать самокрестов без перекрещивания и прочее). По всеобдержному обычаю филипповцев и федосеевцев на общую молитву допускаются те, которые несут пост, готовясь к перекрещиванию (хотя к общей трапезе таковых не допускают). Против этого уклада восстала часть безпоповцев, проживавших во Владимирской губернии. Они не стали молиться с готовящимися к перекрещиванию и отделились от прочих филипповцев. Этот толк быстро оскудел и прекратился. 
  • Филипповцы нечадородные и чадородные. Общее правило филипповского согласия относительно староженов разрешает принимать их на общее моление с обещанием чистого жития и без запрещения проживать в одном доме. Но если у таких староженов-супругов родится ребенок, то повелевалось разлучать их по разным домам и наказывать епитимией. Затем московские филипповцы переняли федосеевский обычай наказывать за чадородие епитимией — постом и поклонами, а после принимать в общение, не требуя разлучения супругов. Против этого послабления возревновали наставники из г. Кимры Тверской губернии, требуя от москвичей обязательного разъезда супругов на жительство в отдельные дома. Таким образом, произошло новое разделение филипповцев: кимрчане прозвали московских «чадородными», а московские их — «нечадородными». Некоторое число чадородных филипповцев проживает ныне в Кировской области. Нечадородные еще недавно сохранялись в Кимрах.
  • Филипповцы орловские — малочисленный толк, первоначально возник в Орле, а затем появился в Одессе. Орловские филипповцы отделились от прочих за то, что те стали допускать послабления относительно традиционного покроя одежды: молодежь стала носить головные уборы модного фасона, смазные сапоги, большие воротники у тулупов и т. п. Однако орловские филипповцы недолго смогли поддерживать строгость по отношению к покрою одежды и через некоторое время вновь растворились в массе своих одноверцев. В настоящее время имеется не более 20 общин, в основном в Кировской и Кемеровской областях.