Крещение погружательное и обливательное

Православная Церковь на Руси приняла чинопоследование совершения Таинства Крещения от Византии в том виде, в котором оно существовало к концу X века. Однако в русском государстве возникли некоторые особенности совершения Таинства Крещения. В самые первые века существования Русской Православной Церкви появилась традиция, принятая юго-западной Русью от католических соседей. Она заключалась в том, чтобы совершать Таинство Крещения через обливание, а не посредством полного погружения в воду. Но это отступление от сложившейся практики Вселенской Православной Церкви встретило основательное недовольство со стороны как священнослужителей, так и народа. На Владимирском Соборе (1274 г.), собранном по инициативе Киевского митрополита Кирилла (ум. 1281 г.), было запрещено совершать Таинство Крещения через обливание.

Трехкратное погружательное крещение младенца в купели

Таинство Крещения у новообрядцев

В XVII веке, после реформы, проведенной патриархом Никоном (коснувшейся крещения лишь косвенно), чинопоследование таинства практически не претерпело никаких изменений и сохраняется в том виде, в каком оно сформировалось к середине XVII столетия. Однако в РПЦ достаточно часто практикуется крещение обливанием и окроплением.

Обливательное крещение в РПЦ

В защиту нововведения обливательного крещения господствующей церковью были написаны сочинения и созданы потребники, где было пространно описано, что крещение «поливанием добре совершается»:

Крещение бо предал Господь под видом омовения, как выше довольно мы показали, не определил же Христос, каковым образом оное действовать омовение: ибо повеления его наречие, еже крестить, не токмо погружению, но и поливанию, и кроплению, в священных писаниях, служит, как довольно показалося изначала сего разсуждения. («Истинное оправдание правоверных христиан, крещением поливательным во Христа крещаемых, напечатано повелением Петра Великаго, благословением же правительствующаго всероссийскаго Синода, 1724 г., месяца генваря в 15 день». Глава 9, лист 37.)

Погружение не есть главнейший крещения обряд и потому не так важный и сильный, дабы мощно за него, аки бы за некий догмат веры, брань христианом творити и церковное единство раздирати. (Там же. Глава 12, лист 47 обор.)

Не менее нелепы и те аргументы, которые современные служители РПЦ приводят в оправдание поливательно-окропительного крещения. Так, священник РПЦ Александр Ионов, клирик храма во имя св. Димитрия Солунского, рассказал:

«Причины, по которым у нас в РПЦ мало распространено крещение полным погружением, просты и очевидны для всякого мало-мальски знакомого с церковной практикой человека. Предлагаю расположить их по степени значимости в следующем порядке:

1. Отсутствие материальной базы в виде специальных крещальных помещений-баптистериев. Дело не так просто, как представляется тем, кто считает, что храмы «деньги гребут лопатой». Ведь для постройки отдельного домика (где может достигаться уровень влажности больший, чем допустим в здании церкви), для установления большой ванны-купели, для проведения водопровода и слива воды требуется обычно намного больше средств, чем есть в распоряжении у прихода.

2. Невостребованность погружательного Крещения со стороны большинства приходящих за «исполнением требы». За весь советский период истории выработалась привычка: успокаивая невнятный зов совести, побыстрее и попроще «исполнить культ» религиозно-национальной инициации. Наши соотечественники в массе осознанно соотносят себя и свою семью с православной традицией — это плюс, но при этом опасаются углубления в христианство (что, по сути, и есть отличительная черта Православия) — это минус нашего общества.

3. Нерадение духовенства (и без того загруженного послушаниями и заботами). Кстати, священнику часто приходится слышать ропот: зачем, мол, так долго и тщательно стараетесь исполнять внешние обряды. Но только в редчайших случаях выказывают ему недовольство поспешностью или небрежностью Крещения. А что стоит иной раз сопротивление родителей-мамок-нянек предложению раздеть младенца и, страшно вымолвить, окунуть его с головой в святую воду? «Как вы смеете, до вас тут был батюшка — никогда так не крестил!». Священник — тоже человек, и при том, что он несет благодатные дары Святого Духа, он может не знать всех тонкостей той традиции, которую сам представляет. Сектантам здесь проще — нашли какую-нибудь «фишку» и давай размахивать ею направо и налево…»

 

Таинство Крещения у старообрядцев

Итак, в древности обливательное крещение было крайней редкостью. Оно существовало в большинстве случаев как клиническая форма крещения. Нельзя утверждать, что в древности были случаи обливательного крещения и не в клинической ситуации. Но и эти случаи были довольно редкими, и они остаются на совести священнослужителей, допустивших такие факты. И в древности, и сегодня встречаются священнослужители, способные на самые разные отступления от канонов и чудачества.

Когда же обливательное крещение в XV веке поразило всю западную церковь, а в начале XVII века к военной агрессии против Руси присоединилась и религиозная агрессия, а обливательная ересь стала угрожать целостности российского православия, то потребовались более радикальные меры. И на Соборе 1620 года было принято решение совершенно крестить всех чад западной церкви как облитых, не имеющих подлинного крещения. Это решение было подобно решениям седьмого Вселенского Собора, наконец осудившего крайне распространившуюся иконоборческую ересь.

Чаще всего в защиту употребления обливательного или окропительного крещения новообрядцы указывают на случаи обливания в древности, которые якобы оправдывают повсеместное обливание сегодня. Но эти случаи имели место в связи с невозможностью совершить крещение посредством трехкратного погружения. Также не надо забывать, что кроме обливания существуют и другие «клинические» формы таинств: исповедь перед мирянином, причащение мирянина мирянином, мирянское крещение, приобщение вместо Тела и Крови Богоявленской водой. Каждый человек тогда может истинно любить Бога, когда будет стремиться исполнять все евангельские заповеди, но никто не может быть осужден за то, на совершение чего он не имел силы и возможности. С него спросится только за неисполнение тех заповедей, которые он не исполнил по собственной воле.   

И только в старообрядческой Церкви продолжает соблюдаться традиция дониконовской Церкви — крещение новорождённых в естественных водоемах или в купели, причем обязательно с троекратным полным погружением. 50-ое Апостольское правило, придавая первостепенное значение погружательному Крещению, гласит:

Аще кто, епископ или пресвитер, совершит не три погружения, да будет извержен.

Из Катехизиса Большого, глава 73, лист 364 оборот:

Вопрос. Кий есть вид, или видотворение сея тайны; Ответ. Оная словеса, имиже Господь повеле крестити, сиречь, во имя Отца и Сына и Святаго Духа, вкупе со тремя погружениями. Сими бо глаголы божественными, и силою их крещение кончается и свершенно бывает.

Евангельския Беседы, на Иоанна, часть 1, Беседа 25, стр. 293:


Когда мы погружаем свои головы в воде, как бы в гробе: вместе с тем погребается ветхий человек и, погрузившись долу, весь совершенно скрывается. Потом, когда мы восклоняемся из воды, выходит человек новый. Ибо как легко для нас погрузиться и подняться: так для Бога легко погребсти ветхаго человека и явить новаго. Но это совершается силою Отца и Сына и Святаго Духа.

Старообрядцы крестят в три погружения и детей, и взрослых

Архидиакон Павел Алеппский, посетивший Русь в XVII веке, писал о проникающем в Русскую Церковь латинском влиянии, о небрежении украинцев и белорусов к таинствам и их склонности к унии с католиками, о том, что из этих западных областей латинская зараза стала проникать на всю Русскую Церковь. А вот как Павел Алеппский описывает благочестивый обряд крещения на Руси:

Взрослых, как правило, нерусских, крестили в реке. После того, как они определенное время обучались молитве, церковным обычаям, тайнам веры и 40 дней постились, стоя в притворе церковном в положении оглашенных, их приводили на берег реки и после помазания елеем снимали одежду и ставили в одной сорочке. Потом священник вводил крещаемого в реку, и после того, как тот погружался с головой трижды, при помощи пояса, продетого под мышками, вытаскивали на берег, где его полностью одевали во всю новую одежду; даже обувь и головной убор полагались новые. Священник трижды обходил с ним вокруг купели, стоящей на берегу.