Неделя Всех святых

Икона Всех святых

В первое воскресенье после дня Пятидесятницы совершается празднество всем святым угодникам Божиим, вписанным в святцы и не вписанным.
 

Содержание

 

Неделя Всех святых. История

Как писал апостол Павел, «одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному вера, тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом; иному чудотворения, иному пророчество, иному различение духов, иному разные языки, иному истолкование языков» (I Кор. 12. 8-11). Таким образом, согласно словам апостола, Церковь почитает самых разных людей, получивших бесценный дар Святого Духа через свою жизнь или через свою смерть. Сколько всего святых в христианстве — неизвестно. Мы не узнаем обо всех мучениках первых веков христианской церкви, сокрытыми от нас останутся имена подвижников и иноков, живших в удалении от мира и так горячо молившихся за мир, что их молитвами мир стоит до сих пор, также не знаем имен тех, кто погиб за веру в прошлом веке. Церковная канонизация, определяя прославление святого в обществе людей, не определяет прославление святого у Бога: для судьбы человека неважно, прославлен ли он Церковью, ведь это лишь признание факта, официальное благословение на всенародное почитание.

Святые почитались с самых ранних веков христианства. Вначале это были апостолы, затем мученики, принявшие смерть, но не отрекшиеся от своей веры. За ними последовало почитание выдающихся церковных деятелей, святителей, подвижников. С укреплением христианства на Руси начали чтить благоверных правителей и правительниц и преподобных иноков. Также мы чтим защитников древлего благочестия, которые не приняли реформы патриарха Никона и остались верны православной вере, принятой Русью во времена князя Владимира. Совсем недавно, в прошлом столетии, жили те, кого мы сейчас почитаем как священномучеников и мучеников, пострадавших от безбожной советской власти. Если обратиться к истории христианской Церкви, мы видим, что  во все времена являлись миру святые, угодившие Богу. Праздник Всех святых известен с конца IV — начала V веков. Существует проповедь Иоанна Златоуста на память «всех святых, по всему миру пострадавших», в которой уже указывается день празднования, аналогичный существующему в настоящее время. Среди песнопений Ефрема Сирина есть упоминание о праздновании в честь всех святых 13 мая. Сирийский Лекционарий указывает пятницу после Пасхи как день празднования всех святых. Иерусалимская соборная практика V-VII веков, реконструированная по грузинскому переводу Лекционария, содержала праздники в честь всех мучеников (22 января) и в честь «всех апостолов и всех святых, принявших их учение» (16 апреля). Студийский, а затем и Иерусалимский Типиконы окончательно помещают праздник в честь Всех святых на первую неделю (воскресение) после Пятидесятницы. Такая последовательность праздников обнаруживает их логическую связь: святые просияли хоть и в разное время и различными подвигами, но по благодати единого Святого Духа, излившегося на Церковь в день Пятидесятницы.
 

Тропарь и кондак празднику

Тропарь, глас 4

Иже во всем мире мученик Твоих Господи, яко багряницею и виссом кровьми их, Церкви Твоя украсившиеся. Теми вопиет Ти Христе Боже: людем Твоим щедроты Твоя низпосли, и мир граду Твоему даруй, и душам нашим велию милость.

Кондак, глас 2

Яко начатки естества, Содетелю твари, вселенная приносит Ти Господи, богоносныя мученики. Тех молитвами в мире глубоце, Церковь Свою и жительство Свое Богородицы ради соблюди, едине Многомилостиве.
 

Неделя Всех святых. Иконы

Сюжет изображения Всех святых образовался из сцены Страшного суда и представляет торжество всех праведников в Раю. Самый ранний дошедший пример изображения этого сюжета — сакраментарий Х века (Геттингенская университетская библиотека), где изображены ряды святых и ангелов, поклоняющихся Агнцу (расположен по центру). Святые изображаются вокруг коленопреклоненными, часто они протягивают в сторону Агнца свои венцы. На Западе к XIV веку эта трактовка сюжета была вытеснена другим иконографическим типом: место Агнца заняла Троица или Бог Отец. Вокруг находятся ангелы и Богородица (на престоле рядом с Богом). Таковы иллюстрации к «Граду Божьему» Августина и другие книжные иллюстрации.    

Иллюстрация к «De Civitate Dei» Августина, XV век

В иконописи наиболее распространенный вариант иконографии следующий: большая часть иконы — двойная сфера, по центру которой находится Исус Христос. По его сторонам Пресвятая Богородица и Иоанн Креститель. Во второй, внешней сфере — святые, представленные по ликам святости. Более редок вариант с изображением святых в арочных проемах, размещенных несколькими рядами в нижней части композиции. «Вокруг сфер обычно изображаются ангелы, евангелисты или символы евангелистов. На фоне вне сфер часто встречаются фигуры пророков Соломона и Даниила или Исайи и Иезекииля. (…) Образ Рая в нижней части иконы традиционен — на фоне зеленых кущ представлены три праотца — Авраам, Исаак, Иаков (Лоно Авраамово) и благоразумный разбойник. К этому сюжету близка икона «Шестоднев», которая включает семь праздничных сюжетов, в соответствии с традиционным литургическим посвящением семи дней недели. Последний, седьмой день, был днем отдыха, днем, когда Бог «почил… от всех дел своих» (Быт II, 2). «Он понимался как прообраз покоя, блаженного отдохновения, воссоединения праведных с Богом, которое должно было наступить по истечении исторического времени. В соответствии с подобными толкованиями, последняя композиция «Седмицы» — «Суббота всех святых» в иконах XVI-XVII века представляла собой образ блаженного покоя праведных, ожидающих второго пришествия».

Неделя Всех святых. Вторая половина XVI в. Происходит из церкви Всех святых в Ростове. Ростов, Государственный музей-заповедник «Ростовский Кремль»

Неделя Всех святых. Икона. Русь. XVI век

Икона «Шестоднев» Дионисия является двухчастной композицией. Вверху шесть клейм праздников, расположенных в два ряда. Еммануил в славе с предстоящими помещен посредине над двумя нижними рядами. Внизу в продолговатых клеймах с закругленным верхом представлены десять «ликов праведных». Праведники, «убелившийся паче снега человеческий род», предстоят изображенному вверху Еммануилу в славе, окруженному небожителями — Богородицей, Предотечей и собором архангелов, тоже в белых одеждах. Нижние клейма с праведниками расположены в два ряда (по пяти клейм слева и справа). Порядок распределения клейм:

  • «Неделя» — Воскресение в виде Сошествия во ад;
  • Понедельник — Собор архангелов;
  • Вторник — Собор Иоанна Предтечи;
  • Среда — Благовещение;
  • Четверг — Умовение ног;
  • Пятница — Распятие;
  • Суббота всех святых (продолговатые с закругленными верхами клейма): слева — блаженные, двенадцать апостолов, преподобные, святители, пророки; справа, в таких же клеймах — врачи-безмездники, преподобные жены, апостолы из чина семидесяти, мученики, мученицы.

Шестоднев. Мастерская Дионисия. Начало XVI в. Вывезена из под Вологды. Из собрания И. С. Остроухова. Москва, ГТГ

 Шестоднев (Седмица). Конец XVII в. Ярославский художественный музей, Ярославль

На иконе «Неделя всех святых» начала XVII века в центре изображен Престол в окружении трех шестикрылых серафимов желтого, красного и голубовато-зеленого цветов. У подножия архангелы Михаил и Гавриил с зерцалами в руках. По сторонам, в два яруса, расположены лики святых. В верхнем ярусе Спас Эммануил на Престоле в окружении Небесных Сил. Ему предстоят Пресвятая Дева и Иоанн Предотеча. Христос облачен в белый хитон и охряной гиматий.

Неделя Всех святых. XVII в., до 1616 г. Церковь Воскресения Христова с. Кишерть. Пермская государственная художественная галерея

 

Храмы в честь Всех святых на Руси

В честь Всех святых была освящена церковь Успенского Зилантова монастыря. Изначально монастырь был посвящен двум праздникам — Успения Божией Матери и Всех Святых. С самого основания обители (1552 год) и стояли в ней две деревянные церкви. «А в монастыре церковь Успения Пречистой Богородицы да теплая церковь Всех Святых, а постановления все строения с государевой казны», — указывалось в Писцовой книге 1566 года, этом самом первом в истории описания Зилантова монастыря. В 1681 году теплая церковь была построена в камне. Позднее храм неоднократно перестраивался. В 1895 году Всехсвятская церковь была полностью разобрана и к 1898 году возведена заново по проекту архитектора Ф.Н. Малиновского.

Успенский Зилантов женский монастырь на литографии В. Турина, 1832 г.

 

Старообрядческие и единоверческие храмы в честь Всех святых

В честь Всех святых в 1890 году был освящен храм в г. Боровске Калужской области. Храм был построен по инициативе Всехсвятской старообрядческой общины города Боровска. Большую часть суммы на строительство храма внес Московский купец 2-й гильдии В.И. Санин, имевший собственное химическое производство на юге Малоярославецкого уезда Калужской губернии. С самого открытия и до 1924 года (до смерти) настоятелем храма был о. Карп. При церкви им был организован женский хор, что было нетипично для старообрядческих храмов. В 1928 году храм Всех Святых был закрыт. Его помещение использовалось в качестве местного дома культуры. Ныне здесь располагается отдел районного Дома культуры — Центр искусств.

Здание бывшего старообрядческого Всехсвятского храма в Боровске

В Москве существовал единоверческий Всехсвятский монастырь. Основан в 1862 году при Новоблагословеном кладбище. Располагался на Владимирской дороге, в одном километре к северу от старообрядческого Рогожского поселка. Архитектор монастырского собора Всех Святых и колокольни (1840-1843 гг.) — П.П. Буренин (1810 г.-?). В 1922 году монастырь закрыт, впоследствии его территория включена в состав завода «Серп и Молот», храмы разрушены в 1934 году. Единственное сохранившееся здание — заложенная в 1873 году Никольская церковь с верхним Покровским приделом (Шоссе Энтузиастов, д. 7). Находится на пересечении Третьего транспортного кольца и Шоссе Энтузиастов. Никольская церковь была приватизирована в начале 1990-х годов и используется как офисное здание.

Всехсвятский монастырь в Москве, фото 1883 года

В г. Шуя Ивановской области существовал Всехсвятский единоверческий женский монастырь 3-го класса. Он был образован из монашеской общины при единоверческой церкви Всех Святых (община при церкви образована в 1886 году) определением Синода от 05.05.1889 г. Комплекс архитектурных сооружений монастыря включал Успенский собор (1901 год), Всехсвятскую церковь с колокольней (1871 год), трапезную, кельи, часовню, низкую ограду с башенками. Монастырские храмы закрыты в 1930 году. Необходимость уничтожения монастыря (в частности, для строительства Дворца культуры) в 1920-е годы регулярно обсуждалась в местной газете «Серп и молот». Успенский собор взорван в 1931 году. Всехсвятская церковь с колокольней, часовня, церковно-приходское училище разрушены в 1954-1955 гг. перед строительством многоквартирного дома. На месте монастырского кладбища построены пятиэтажные дома в 1990-е гг. Сохранились отдельные сооружения: одноэтажная монастырская баня (используется по назначению), двухэтажная краснокирпичная трапезная с крыльцом и декором в псевдорусском стиле (1888 год), фрагмент монастырской стены.

Единоверческий женский монастырь в г. Шуя

 

Народные традиции в Неделю Всех святых

В народе Неделя Всех святых называлась «русальной». В это время было принято провожать весну. Весну провожали накануне начала Петрова поста, вечером, а в черноземной Руси (например, в Елатомском уезде Тамбовской губернии) на другой день (и также вечером) совершали эти проводы в лицах: молодые крестьяне, женатые и неженатые, наряжались в торпища (большая холщовая простыня или мешочная дерюга в виде полога) и прятались около села во ржи, поджидая, когда выйдут сюда девушки и молодые женщины. Тогда во ржи где-нибудь раздавалось легкое хлопанье кнутов, которыми запаслись мужчины. Девушки испуганно вскрикивали: «Русалоцки... русалоцки», — и разбегались в разные стороны. Вдогонку за ними пускались наряженные. Женщины спрашивали: «Русалоцки, как лен?» (уродится). Ряженые же указывали на длину кнута: «Ох, умильные русалоцки, какой хороший!»

В Пензенской губернии к этому дню молодежь приготовлялась еще за неделю, с самого Троицына дня. Один наряжался козлом, другой надевал на руки и на ноги валеные женские сапоги и изображал собой свинью, третий шагал на высоких ходулях, четвертый наряжался лошадью. С этой палкой в руке, прикрытый торпищем, парень являл собой подобие коня, ставшего на дыбы. Был еще один способ наряжаться лошадью — для этого на палку надевалась головная лошадиная кость, а самую палку обивали пологом и окручивали веревкой, у которой один конец оставался свободным. За этот повод уздечки брался ловкий молодец, изображавший вожака и руководивший скачками и пляской упрямой, норовистой лошади. Она брыкалась, разгоняя хохочущую толпу девчонок и мальчишек, а тут же рядом с ней бодался козел, постукивая деревянными челюстями и позванивая подвязанным колокольчиком. При этом играли музыкальные инструменты: гармошки, балалайки, скрипки и раздавались громкие и звонкие звуки от ударов в печные заслонки и сковороды. Иногда ряженые ограничивались тем, что просто пачкались сажей и с шумом и треском обходили всех состоятельных жителей, заслуживая пляскою трепака угощение водкой. Сами проводы весны совершались следующим образом: впереди шли с лошадью русалыщики, за ними бежали вприскочку перепачканные ребята, которые подгоняли кнутами передних. В поле, за деревней, делали несколько холостых выстрелов из ружей, а в честь русалок выделялась бойкая девушка, которая, с палками в руках, скакала взад и вперед. Затем лошадиную голову бросали в яму до будущего года — это и означало проводы русалки и прощание с весной. Наигравшись в своем селе, ребята переходили в соседние деревни и продолжали веселье там.