Понравился материал?

Лучшая благодарность за нашу работу — это подписаться на наши каналы в социальных сетях и поделиться ими со своими друзьями!

Комментарии (10)

  1. Сергий 985

    > Староверие — это «машина времени», ведь именно староверы сохранили и древнюю книгу, и древнюю культуру,
    > и прежние семейные отношения — патриархальную семью. Но еще и то, чего мы никогда в других источниках не найдем, —
    > ту психологию, то мировоззрение, отношение к людям, которое так ценилось всегда в русском мире.

    Из статьи не очень понятно какие староверы сохранили все то, о чем говорится. Речь о предыдущих поколениях? Потомки староверов, судя по статье, явно не особо понимают и видят ценности в том, что собирают по стране научные сотрудники.

    А про психологию, мировоззрение, отношение к людям… Интересно было бы рассмотреть конкретнее. Взять, скажем, современных людей из большинства — никониан, атеистов и т.п. И современных же староверов, из Москвы, с Рогожского например или Беларусской. И по пунктам сравнить конкретные ситуации, взгляды и поведение в жизни — те в которых подразумевается отличие. И понять — есть ли сегодня это отличие или уже нет. Только сравнивать не внешность, костюмы, бороды и прочую аттрибутику, а именно то, что остается внутри и всегда, а не на праздник, не на камеру и не в бложики.

    • Глеб Чистяков

      На мой взгляд отличия есть во всем и в атрибутике и во взглядах. Посмотрите на фотографиии исламского Ирана- Афганистана 60-70х годов и тех же стран наших дней. Вроде вера одна и та же осталась, а внешний вид и внутренний мир совершенно другой.

    • Сергий 985

      Меня интересуют только сегодняшние дни. Вот сегодняшние городские староверы, особенно из нестариков — насколько к ним применительно все то (хорошее) о чем говорится в начале статьи, да и не только в статье так говорить принято.

    • Иоасаф Георгий
      Иоасаф Георгий

      _______________________________________________________________________________
      Сенсация в Новгороде
      — Понятно, что мы работаем со старообрядцами, ведь эти книги сохранились в подавляющем большинстве у них,

      — Староверие — это «машина времени», ведь именно староверы сохранили и древнюю книгу, и древнюю культуру
      Хоть мы и говорим о русском мире, для меня всегда чрезвычайно важно то, что культура не имеет границ. И если кто-то эти границы ставит, то теряет и собственную культуру.
      _____________________________________________________________________

      ИСТОРИЯ О ПОПРАВЛЕНИИ КНИГ
      «Славенский народ (а под сим именем заключается и народ Руский) прежде девятаго веку от рожества Христова не имел грамоты. А в девятом веку введена она таким случаем. Болгары, Моравы и другие Славенские народы хотя крестилися, но еще совершенно таинств христианских не разумели: понеже на своем Славенском языке никаких не имели книг. И для того Славенскаго языка князи, а особливо Моравскии, Ростислав, Святополк и Коцел писали к Греческому Царю Михайлу, прося, чтоб он благоволил прислать учительных мужей, ведущих Славенский язык, дабы они их совершеннее научили христианстей вере, перевели бы христианския книги на их Славенский язык. Писание сие, по Несторову объявлению, было следующаго содержания: Земля наша крещена, и несть учителя, иже бы наказал нас и поучил нас и протолковал святыя книги: не разумеем ни Греческу языку, ни Латинску. Они бо ны инако учат, а они инако. Темже не разумеем книжнаго образа, ни силы их: да послете ны учителя, иже нам может сказати книжная словеса и разум их.
      На сие достохвальное прошение без всякаго труда склонился благочестивый Греческий Царь, и по совету Патриарха и других разумных людей избрал двух родных братьев, Константина и Мефодиа, из которых наипаче Константин уже и прежде в знатных для церкви Христовой посольствах отлично себя прославил. Сии два мудростию знаменитые мужи посланы были к Славенским народам. Константин при своем отправлении почтен был Епископским саном. По приезде своем Константин предуготовивши себя постным четыредесятодневным воздержанием, первый написал азбуку Славенскую, а после сего и книги Греческия начал переводить на речь Славенскую. Первой его перевод был, Евангелие от Иоанна:
      В начале бе слово.
      и прочая. Также перевел Апостол, Псалтырь, Октоих и другия церковныя книги. Сей был первой, а при том (как должно думать) и исправной перевод Греческих книг на язык Славенский, коим переводом, как и самою азбукою одолжены мы сему Константину, который обыкновенно называется Кириллом Философом: ибо он при смерти посхимившись, преименован из Константина Кириллом. По смерти сего славнаго мужа брат его Мефодий поставлен Епископом Моравии, который яко пастырь ревностный двух изобрел священников искусных, с которыми еще великое множество книг Греческих на Славенский язык перевел. О всем том пишется у преподобнаго Нестора, и в житии святых Мефодиа и Константина в минеи четьей.
      По прошествии близ ста лет после сего знатнаго случая крестилась блаженная Ольга. А в не долгом по кончине святыя Ольги времени принял Христианскую веру внук Ольгин Великий Владимир, который весь народ Руский крестил. Новопросвещенному Рускому народу нужныя для отправления Божией службы книги уже на Славенском языке были готовы: и потому при сем случае никакого новаго переводу не воспоследовало. Ибо о сем Нестор ничего не упоминает: да при том и нужды не было в новом переводе. Понеже он уже был у других Славенских народов, которые тем же языком говорили, коим и Русь. Грамота Славенская, яже грамота есть в Руси, пишет Нестор. Хотя нет притом сумнения, что другия не переведенныя еще книги в сие время перево дить начали. Ибо с сим, думаю, больше намерением святый Владимир завел училища, и отбирая у знатных отцов детей обучал их грамоте. И по тому отсюду ясно видеть можно, что Российская церковь как прежде, так и в последующия времена, употребляла при службе Божией книги первоначальнаго Славенскаго переводу Кирилла Философа.
      Скоро по смерти святаго Владимира появились между Князями Российскими междоусобныя войны: чрез что напоследок Руская земля подвержена стала игу Татарскому. Сие нещастие было долговременное. Ибо оно, включая и междоусобие, продолжалось около пяти сот лет. Всяк знает, что благополучие церкви соединено есть с благополучием Государства. Когда отечество в непорядке, в утеснении и разорении, и церковь не может совершенно соблюсти свое благочиние. Чтож из сего для церкви воспоследовало? Многия взошли в церковныя книги неисправности. Понеже утеснением иноплеменнаго ига не льзя было содержать училищ, а печатнаго искусства еще и во всем свете не было: то нужда была все церковныя книги рукописью переписывать, да и переписывать письцам, которые часто были неискусны, и грамматическаго разума неведущии. От чего в церковныя книги входили многия неисправности, описи, недописки, а инде и излишния приписки. Всему сему тем легче можно было статься, что не редко переписывали с книг, какия ни попались, не делая между книгою и книгою разбору, в чем великая состоит важность.
      Сие разсуждение не состоит в одних догадках. Ибо как только Руския Князи свергли с себя тягость Татарския власти: первое их было попечение о благочинии церковном. Великий Князь Василий Иоанновичь, Отец Великаго Государя Царя и Великаго Князя Иоанна Васильевича, усмотрел своим бдительным оком некоторыя вшедшия в церковныя книги неисправности. И для того по совету Преосвященнаго Варлаама Митрополита Московскаго, 7020 году, от рождества же Христова 1512, послал граммату со многою милостинею во святую Афонскую гору, требуя, чтоб Святогорския отцы прислали в Россию такого человека, которой бы мог в России исправить церковныя книги. И по сему требованию прислан ученый муж Максим, родом Грек, монах Ватопедския обители, в Греческом и Славенском языке искусный. Он был принят на Москве честно, и повелено ему жить в Чудове монастыре, где многия Руския церковныя книги с Греческих действительно и исправлял: что свидетельствуют оставшияся по нем сочинения во многих библиотеках наших обретающияся.
      Но не много успел сей разумный муж: ибо по некоторым клеветам он неповинно сослан был в заточение в монастырь, по приезде своем в Москву в десятой год, в котором заточении благочестиво и скончался. А чрез то поправление книг воспрепятствовано.
      Когда таким образом начатое Максимом книг исправление пресеклося; Благоверный Государь Царь Иоанн Васильевичь, сын Благовернаго Великаго Князя Василья Иоанновича, святое родителя своего намерение не оставил принять в разсуждение: и для того собрал в Москве собор из всех Российских Архиереев при Преосвященном всея России Митрополите Макарии, и оному собору, который обыкновенно называется стоглавный, предложил следующее: Божественныя книги писцы пишут (у нас) с несправленых переводов, а написав не правятже: опись к описи прибывает, и недописи и точки не прямые. И по тем книгам в церквах Божиих чтут и поют и учатся и пишут с них; что о сем небрежении и о великом нашем нерадении от Бога будет по Божественным правилам?
      По сему Благочестиваго Царя совету положено определение соборное следующее: Протопопом и старейшим священником и избранным священником со всеми священники в коемждо граде во всех святых церквах дозирати святых икон и священных сосудов, и всякаго церковнаго чину служебнаго, и на престолех святых антимисов, дозирати и священных книг, святых Евангелие и Апостол, и прочих святых книг, их же соборная церковь приемлет. И которыя будут святыя иконы состарелись, и им тех велети иконником починивати. А которыя будут мало олифлены, и они бы те иконы велели олифити. А которыя будут святыя книги, Евангелие, Апостолы и псалтыри и прочия книги, в коейждо суть церкви, обрящете не правлены и описливы, и вы бы те все святыя книги с добрых переводов исправливали СОБОРНЕ: Занеже священная правила о том запрещают, и не повелевают неправленых книг в церковь вносити, ниже по них пети. Также которые писцы по городом книги пишут, и вы бы им велели писать с добрых переводов, да написав правили, потом же бы продавали: а не правив бы книг не продавали. А которой писец напи сав книгу продаст не справив, и вы бы тем возбраняли с великим запрещением. А кто у него неисправленую книгу купит, и вы бы тому потомуж возбраняли с великим запрещением, чтобы впредь так не творили. А вперед таковии обличени будут продавец и купец, и вы бы у них те книги имали даром без всякаго зазору, да исправив отдавали в церковь, которые будут книгами скудны, да видячи таковая вашим брежением и прочие страх приимут, и прочая. Из сего видно, что и Благочестивый Государь Царь Иоанн Васильевичь, и все духовенство Российския церкве на оном соборе бывшее сознавали, что в церковных книгах некоторыя были неисправности.
      Здесь может подумает кто, что в силу онаго соборнаго определения и действительно в то же время оныя книг церковных погрешности исправлены. Но сего утвердить не льзя.
      Первое, что для сего дела надобно было людей учительных, и в Греческом языке искусных: а в таких людях в оное время был недостаток, по признанию самаго стоглавнаго собора, который разсуждая в главе 25 о диацех, хотящих в диаконы и в попы ставитись, сказывает, что они грамате мало уме ют: а причину тому дает сию, что и сами отцы их и мастеры мало умеют, и силы в Божественном писании не знают. Притом оной же собор прибавляет, что преж сего в Российском царстве на Москве, и в великом Новегороде, и по иным градом многия училища бывали, которых училищ уже в то время не было: а только собором определено, чтоб такия училища стараться заводить. И для того оному книг исправлению нельзя было быть произведену в дело.
      Второе, что онаго стоглавнаго собора определение требовало, дабы книг поправление учинено было СОБОРНЕ. И по тому в силу сего определения надобно было не одному лицу, но многим мужам учительным собравшись во едино производить сие важное дело. Но нигде не упоминается ни мало, чтоб тогда особенный единственно для поправления книг собран был собор.
      Третие, что и наипаче, по прошествии оной непогоды, какая была на Москве от смятения лжедимитриев, и разорения Поляков, когда Бог возвел на Российское царство Благочестиваго Государя Царя и Великаго Князя Михайла Феодоровича, оное о поправлении книг дело паки взято на разсуждение сим Благочестивым Государем и родителем его Святейшим Патриархом Филаретом Никитичем. Ибо в предисловии Филаретовскаго требника напечатаннаго 7132 году (: от рождества Христова 1623:) сии точно слова находятся: Слышавше Благочестивейшии пастырие они, Богом венчанный Царь Михаил Феодоровичь, и отец его Святейший Филарет Патриарх, много некое и преизлишно в Божественных разгласие, еже и заповедям Господа нашего Иисуса Христа несличное стихословие: и о сем разумно внемлюще и помыщляюще, откуду есть вина толикаго разгласия Божественных писаний? точию, за небрежение и леность, и неведение Божественных писаний всякое несогласие и несостояние в церковном соединении случашеся, и тако самовольне тернием небрежения путь правый покрывашеся. И повелеша от градов книги харатейныя добрых переводов древних собрати, и во свидетельство Божественных писаний стихословие исправляти, яже неисправлением от преписующих и многолетных обычаев погрешена быша. И прочая.
      Из сего предисловия кто не видит, что и Благочестивый Государь Михаил Феодоровичь, и отец его Святейший Патриарх Филарет, усматривали, что были некоторыя в тогдашних книгах неисправности?
      И хотя должно признаться, что по сему своему тщанию Благочестивый Государь и Святейший Патриарх некоторыя в книгах погрешительныя слова и исправили: однако притом не льзя сказать; чтоб сие великое дело совершенно ими к концу приведено было.
      Понеже уже и после того времени при Благочестивейшем Царе и Великом Князе Алексие Михайловиче в четвертое лето царствования его, при Святейшем Патриархе Иосифе в седьмое лето патриаршества его, в конце апостола печатаннаго в лето 7157, (: от рождества Христова 1647:) месяца Октября в осьмый день напечатано так: Слава, иже в Троице славимому Богу нашему, о немже всякое дело благо начало приемлет, и в совершение приходит, той же и сему богодухновенному Божественнаго писания делу в совершение сея блаженныя книги апостола конец положи. Вас же о богособранная чета православия отец и братию, освященных и причет, паче же и простых, и всех в благочестии преспевающих, и в Божественных писания догматех прилежащих, мы грубии, ни делу ни слову искуснии, вси потрудившиеся припадающе праха персти с купноколенным наклонением лица своя прилагающе и со усердием молим, прощение просяще, и да не несподобимся от вашего преподобия, елика убо вникнув обрящете в сей книзе погрешительная за недоведение наше разумнаго пошествия, яко да и вы от направляющаго умныя слухи с разумении сердец ваших милость получите от Бога: а забвение и скудость в разуме над всеми нами хвалится. ПО СОВЕТУ ЖЕ СОБОРНЫЯ ЦЕРКВЕ ИСПРАВИТЕ НЕДОКОНЧАННАЯ ИЛИ ПОГРЕШЕННАЯ В РАЗУМЕ.
      Здесь всяк зри, что Святейший Патриарх Иосиф похвальное тщание имел исправить книги; да и самым делом оныя исправлял. Притом надобно удивляться сего благочестиваго Патриарха чистосердечному признанию, что он хотя и тщался совершенное учинить книг поправление: однако не мог надеяться, чтоб еще некоторыя не оставались погрешности: и для того просит прощения, а притом молит, чтоб по совету соборныя церкви недокончанная и погрешенная в разуме потщались поправить. Подобныя чистосердечныя признания сего Святейшаго Патриарха Иосифа находятся и в других многих печатанных при нем книгах. А Святейший Патриарх Иосиф был последний пред Патриархом Никоном.
      Из всего сего довольно пространнаго разсуждения всяк и не много внимающий усмотреть может, когда началось церков ных книг поправление, и какая была побуждающая к тому причина. Очень ясно видно, что оное поправление началось гораздо прежде царствования Великаго Государя Царя и Великаго Князя Алексия Михайловича: а имянно, еще при Великом Князе Василье Иоанновиче, потом при Государе Царе Иоанне Васильевиче. То же самое продолжалось и при Государе Царе Михайле Феодоровиче, даже до самых времен Государя Царя Алексия Михайловича: однако совсем тем оно к совершенному окончанию не приведено, как уже выше показано…».

      Более подробно:
      Увещание к раскольникам

      http://www.stsl.ru/lib/platon6/i.php

    • Глеб Чистяков

      Уважаемый Сергей, ваши пространные цитаты из старой синодальной литературы, которые вы пытаетесь бессмысленно распространять на сайте, уже давным давно опровергнуты учеными, и даже в официальных структурах Русской Православной Церкви.

      Сегодня уже никто из адекватных авторов не отрицает, что все никоновы книги были исправлены не с древних источников и рукописей, а с новых книг, напечатанных в западных типографиях. Литургист и византолог А.А. Дмитриевский указывает:

      "В частности, выяснено уже в исторической литературе с достаточной убедительностью, что книжная справа при патриархе Никоне, да и во все последующее время при его приемниках, велась на Московском печатном дворе не по старым харатейным греческим и славянским церковно-богослужебным рукописям, а по печатным греческим книгам венецианской типографии". (Дмитриевский А.А. Исправление книг при патриархе Никоне и последующих патриархах, с. 26).

      Этого же взгляда на исправление книг держались такие ученые, как С.А. Белокуров, профессор Н.Ф. Каптерев, П.Ф. Николаевский, И.Д. Мансветов и другие. Найдены и книги, с которых патриарх приказал «исправлять» весь древнерусский богослужебный чин. Их всего две: Служебник 1602 года венецианского издания Антония Пинела и Служебник 1604 года львовского епископа Гедеона Балабана, изданный в Стрятине.

    • Иван Миролюбов

      II. Патриарх Никон в деле исправления церковных книг и обрядов, и начало русского раскола, именующего себя старообрядством
      ________________________________________
      Первым и важнейшим из дел патриаршествования Никона было исправление богослужебных книг и церковной обрядности. Начало такому исправлению, как мы видели, положено было еще во дни патриарха Иосифа, и тогда же обозначились те два начала, или правила, которыми потом Никон постоянно руководствовался, занимаясь этим делом.

      Богослужебные книги правились у нас при всех доселе бывших патриархах, когда приготовляемы были к печати. Но правились только по славянским «добрым переводам», или спискам (не упоминаем о несчастной попытке преподобного Дионисия и его сотрудников). А как и «добрые» славянские списки даже самые древние не чужды были погрешностей и немало разнились между собою в частностях, то очень естественно, что и в печатных книгах, появившихся при первых наших патриархах, повторились все эти погрешности и разности, доходящие иногда до противоречий. Под конец жизни патриарха Иосифа у нас наконец ясно сознана была мысль, что исправлять церковные книги по одним славянским спискам недостаточно, а нужно вместе исправлять и по греческому тексту. И вот сам царь Алексей Михайлович обратился в Киев с просьбою прислать в Москву ученых мужей, знавших греческий язык, чтобы они исправили по тексту семидесяти толковников славянскую Библию, которую тогда намеревались вновь напечатать. Ученые люди скоро прибыли в Москву, и хотя некоторые встретили их здесь неприязненно за самую их ученость, хотя им не было поручено тотчас же приступить к исправлению Библии, но они успели еще при жизни патриарха Иосифа{[57*]} исправить по греческому тексту одну, уже оканчивавшуюся печатанием, книгу «Шестоднев» и напечатали свои исправления в конце книги, чтобы всю ее не перепечатывать. Это была первая напечатанная в Москве церковная книга, исправленная не по славянским только спискам, но и по греческому тексту, и в этом выразился первый принцип, которого потом держался Никон: править богослужебные книги по «добрым» славянским спискам и вместе по греческому тексту{62}.

      В отправлении богослужения у нас с давнего времени допускалось крайнее бесчиние, происходившее от «многогласия» и от «хомового» пения. Службы совершались разом многими голосами: один читал, другой в то же время пел, третий говорил ектении, или возгласы, а иногда читали разом двое или трое, и совершенно различное. А при господствовавшем хомовом пении слова растягивались до бессмыслия, с переменою в них ударений, с переменою полугласных букв на гласные, с прибавлением новых гласных. Против такого бесчиния восставали еще Стоглавый Собор и патриарх Гермоген, а теперь, при патриархе Иосифе, восстали некоторые даже из светских людей, каков был Федор Ртищев, и два самые авторитетные московских протоиерея: казанский — Неронов и благовещенский — Вонифатьев, царский духовник. К ним присоединились Новгородский митрополит Никон и сам царь. А патриарх Иосиф сначала колебался, но потом обратился с просьбою к Цареградскому патриарху Парфению, чтобы он вместе с другими греческими иерархами решил, «подобает ли в службах по мирским церквам и по монастырям соблюдать единогласие?». И когда из Царьграда получен был ответ, что чтение в церквах должно совершаться единогласно и певцам подобает петь согласно, а не рыканием неподобным, тогда патриарх Иосиф с Собором своих русских архиереев в присутствии самого государя и его синклита постановил, чтобы по всем церквам пели чинно, безмятежно и единогласно и читали в один голос, тихо и неспешно. В этом выразился второй принцип, которого также постоянно держался Никон: во всех важных и недоуменных случаях при исправлении церковной обрядности просить совета и решения Восточных первосвятителей{63[58*]}.

      Явились новые обстоятельства, которые нудили не только не прекращать, напротив, с большею энергиею продолжать начатое дело исправления церковных книг и обрядов. При благочестивом царе Алексее Михайловиче еще чаще, чем прежде, приходили в Москву греческие иерархи и другие духовные лица для милостыни и иногда оставались у нас довольно долго. Присматриваясь с любопытством к нашей церковности, они не могли не замечать и действительно замечали в нашей Церкви некоторые разности от чинов и обрядов Греческой Церкви и некоторые новины, или «новшества», каким особенно казалось им употребление двуперстия для крестного знамения, так как это новшество, несмотря на решение Стоглавого Собора, доселе слабо проникавшее в народ, который издревле от предков привык креститься тремя перстами, теперь именно, при патриархе Иосифе, будучи внесено в некоторые учительные и богослужебные наши книги, наиболее стало распространяться и утверждаться и наиболее бросаться в глаза приходившим к нам с Востока единоверцам. В числе других пришельцев к нам находился и Иерусалимский патриарх Паисий, принятый в Москве с величайшим уважением{[59*]}. Заметил и он наши новшества и с укором указывал на них царскому любимцу Никону и другим. Встревоженные царь и патриарх Иосиф, прощаясь с Паисием, отпустили с ним на Восток своего старца Арсения Суханова{[60*]}, чтобы он изучил там церковные чины и обряды и доставил о них сведения. Но Арсений, двукратно возвращавшийся с пути, по поручению Паисия, остановившегося в Молдавии, в последний раз (8 декабря 1650 г.) привез с собою в Москву статейный список, в котором подробно изложил свой жаркий спор с греками о двуперстии для крестного знамения и о некоторых других церковных предметах, которыми русские разнились тогда от греков, и вместе привез достоверное, им самим обследованное известие, что на Афоне монахи всех греческих монастырей, собравшись воедино, соборне признали двуперстие ересью, сожгли московские книги, в которых напечатано о нем, как книги еретические, и хотели сжечь самого старца, у которого нашли те книги. Все это еще более должно было встревожить царя и церковные власти в Москве и показать им, до чего могут довести те обрядовые разности, которые находили у нас греки и прямо называли новшествами. Вместе с Арсением прибыл в Москву с письмами от Иерусалимского патриарха Паисия к царю и к патриарху Иосифу Назаретский митрополит Гавриил, которого очень полюбил Алексей Михайлович и всячески старался оставить на житье у себя в России, и этот митрополит также высказал свои укоризны на наши церковные новшества{64}. Что же оставалось делать нашему церковному правительству? Патриарх Иосиф был уже дряхл и слаб и скоро скончался. Но Никон, столько могущественный и при патриархе Иосифе, а теперь сделавшийся его преемником, мог ли Никон быть спокоен и не отозваться со всею ревностию на все эти укоризны греков? И он действительно отозвался. Тотчас по вступлении на патриаршую кафедру Никон, как рассказывается в предисловии изданного им Служебника, «упразднися от всех и вложися в труд, ежебы Святое Писание разсмотрити, и, входя в книгохранильницу, со многим трудом многи дни в разсмотрении положи». В книгохранильнице он нашел подлинную уложенную грамоту об учреждении патриаршества в России, подписанную патриархами Иеремиею Цареградским и Иовом Московским и многими другими святителями, русскими и греческими; нашел также подлинную грамоту, или книгу, об утверждении патриаршества в России, подписанную и присланную в 1593 г. всеми Восточными патриархами со множеством греческих епископов. В последней грамоте он прочел, что Московский патриарх есть брат всех прочих православных патриархов, единочинен им и сопрестолен, а потому должен быть согласен с ними во всем. Наиболее же остановили на себе в этой грамоте внимание Никона следующие слова: «Так как православная Церковь получила совершенство не только в догматах боговедения и благочестия, но и в священноцерковном уставе, то справедливость требует, чтобы и мы потребляли всякую новину в ограде Церкви, зная, что новины всегда бывают причиною церковного смятения и разделения, и чтобы следовали мы уставам св. отцов, и чему научились от них, то хранили неповрежденным, без всякого приложения или отъятия». Прочитав всю эту грамоту, Никон впал в великий страх, не допущено ли в России какого-либо отступления от православного греческого закона, и начал прежде всего рассматривать Символ веры. Он прочел Символ веры, начертанный греческими буквами на саккосе, который за 250 лет пред тем принесен был в Москву митрополитом Фотием{[61*]}, и сравнил с этим Символом славянский, как он изложен был в новых московских печатных книгах, и убедился, что в славянском Символе есть несогласия с древним греческим. Рассмотрел затем точно так же святую литургию, т. е. Служебник, и нашел, что иное в нем прибавлено, другое отнято или превращено, а после Служебника узрел и в других книгах многие несходства{65}. После этого, проникнутый сознанием своего долга быть во всем согласным с Восточными патриархами и потреблять всякие новины, которые могут вести к несогласиям в Церкви, смутам и разделению, и убедившись лично, что такие новины у нас действительно есть в печатных церковных книгах и в самом даже Символе веры, Никон решился приступить к исправлению наших богослужебных книг и церковных обрядов{[62*]}.

      Первая попытка в этом роде сделана была Никоном спустя около семи месяцев после вступления его на патриаршую кафедру и касалась только двух новшеств. Но при первой же этой попытке обнаружились и ярые противники Никона и начатого им дела. Пред наступлением Великого поста в 1653 г. Никон разослал по всем церквам московским следующую «Память»: «По преданию св. апостол и св. отец, не подобает в церкви метания творити на колену, но в пояс бы вам творити поклоны; еще и тремя персты бы есте крестились»{[63*]}. В таком сжатом виде передает «Память» протопоп Аввакум, но относительно поклонов передает неясно и неточно, конечно, не без намерения. Никон, в чем мы убедимся впоследствии, указывал вовсе не то, чтобы православные не клали вообще земных поклонов в церкви, а то лишь, чтобы в святую Четыредесятницу при чтении известной молитвы святого Ефрема Сирина не клали православные одних земных многочисленных (числом до 17) поклонов, как делалось у нас тогда, но клали поклоны поясные, кроме только четырех земных. «Память» эта прислана была и в Казанский собор протопопу Ивану Неронову. Неронов тотчас пригласил к себе протопопа Аввакума, который проживал у него, и других своих близких. «Мы же,— рассказывает Аввакум,— задумалися, сошедшеся между собою; видим, яко зима хощет быти: сердце озябло и ноги задрожали. Неронов мне приказал идти в церковь (т. е. Казанский собор), а сам един скрылся в Чудов, седмицу в палатке молился. И там ему от образа глас бысть во время молитвы: «Время приспе страдания, подобает вам неослабно страдати». Он же мне, плачучи, сказал, таже Коломенскому епископу Павлу… потом Даниилу костромскому протопопу, таже сказал и всей братии. Мы же с Даниилом, написав из книг выписки о сложении перст и о поклонех, и подали государю: много писано было. «Он же не вем, где скрыл их,— мнится, Никону отдал»{66}. Вот кто явились противниками Никона и как они начали борьбу с ним! Что ж подвигло их на эту роковую борьбу? Ужели одна привязанность к тем двум обрядам, или обычаям, которые хотел изменить Никон? Мы уже упоминали, что протопопы, казанский Неронов и благовещенский Вонифатьев, были при патриархе Иосифе самые авторитетные люди в московском духовенстве, сильные пред патриархом и царем, и что к ним и под их покровительство стекались и другие, преимущественно иногородние протопопы, каковы были: Аввакум юрьевский, Даниил костромской, Логгин муромский, составлявшие вокруг них «братию». В числе своих близких и друзей временщики-протопопы считали и Никона, нового царского любимца, пока он был архимандритом{[64*]} и даже Новгородским митрополитом. Но когда патриарх Иосиф скончался, эти мнимые друзья Никона, воспользовавшись его отсутствием из Москвы, повели козни, чтобы не допустить его до патриаршества. Никон по возвращении в Москву узнал о кознях, и как только сделался патриархом, то не стал, по выражению протопопа Аввакума в его автобиографии, пускать к себе бывших друзей своих и в крестовую. Такого унижения и оскорбления не в силах был перенести Неронов с своими приближенными, и они ждали только случая отомстить Никону. Случай, как им казалось, представился. Никон разослал «Память» духовенству — они написали на нее опровержение из книг, выставляя ее, конечно, еретическою, и подали свою рукопись государю, рассчитывая уязвить Никона и повредить ему. Но ошиблись в расчете: Никон остался в полной силе, а только еще более раздражился против бывших своих друзей. И началась борьба преимущественно из личных побуждений, которая по тому, как скоро увидим, в самом уже начале своем приняла с обеих сторон самый резкий характер. Но достойно замечания, что Никон в этот раз как бы не обратил внимания на поступок своих врагов, не потребовал их на суд за оказанное сопротивление архипастырскому распоряжению и вовсе их не преследовал.

      Более подробно:
      https://www.sedmitza.ru/lib/text/436173/

    • Константин Краснов
      Константин Краснов

      Брат, ты лучше только ссылки давай, а весь этот словесный понос желающие сами прочитают. Спаси тя Христос!

    • Иван Миролюбов

      Не думаю, что правильно называть поносом слова серьезного и уважаемого историка (митрополита Макария (Булгакова)). Но авторитет его держится не на истории Раскола. В той части своих трудов он сейчас совершенно не интересен. За 150 лет многое в науке изменилось кардинально. Седмица выложила его труды вовсе не из-за 12-го тома "Истории…", а из общего интереса к автору. При этом прискорбно, что для неких мнение митр. Макария есть истина в последней инстанции. Они, быть может, не догадываются, что наука в принципе имеет свойство развиваться. Это, конечно, говорит об убогости мышления, которой еще и хочется поделиться со всеми.

    • _____________________________________________________________________________________________
      Константин
      Брат, ты лучше только ссылки давай, а весь этот словесный понос желающие сами прочитают. Спаси тя Христос!
      _______________________________________________________________________________________

      Спаси и тебя Господь наш Иисус Христос!!!
      Можно и ссылки, только успевай читать!!

      «К истории изображений креста и распятия»
      http://christian-reading.info/data/1868/11/1868-11-04.pdf

      «О клятве Московского собора 1667 года»
      http://christian-reading.info/data/1872/05/1872-05-01.pdf

      «О перстосложении против раскольников»
      http://christian-reading.info/data/1877/0506/1877-0506-05.pdf

      «Русские мистические секты в Румынии»
      http://christian-reading.info/data/1879/0102/1879-0102-02.pdf

      «Увещание священника старообрядцам»
      http://christian-reading.info/data/1879/0708/1879-0708-04.pdf

      «Грамота Константинопольского патриарха Паисия I к Московскому патриарху Никону»
      http://christian-reading.info/data/1881/0506/1881-0506-02.pdf

      «К материалам для истории Московских соборов 1666-1667 гг.»
      http://christian-reading.info/data/1886/0102/1886-0102-11.pdf

      «Источники первоначальной истории раскола»
      http://christian-reading.info/data/1889/0102/1889-0102-10.pdf

      «Несколько слов относительно взгляда проф. Н.О. Каптерева на перстосложение древних киевлян, сербов и греков (начало) »
      http://christian-reading.info/data/1891/0708/1891-0708-04.pdf

      «Несколько слов относительно взгляда проф. Н.О. Каптерева на перстосложение древних киевлян, сербов и греков (продолжение) »
      http://christian-reading.info/data/1891/0910/1891-0910-05.pdf

      «Материалы к истории раскола»
      http://christian-reading.info/data/1895/0910/1895-0910-07.pdf

      «Взгляд раскола на переживаемое время в XVII веке»
      http://christian-reading.info/data/1897/03/1897-03-03.pdf
      «Взгляд раскола на переживаемое время в XVII веке»

      «Взгляд раскола на переживаемое время в XVII веке»
      http://christian-reading.info/data/1897/02/1897-02-03.pdf

      «Взгляд раскола на переживаемое время в XVII»
      http://christian-reading.info/data/1897/01/1897-01-03.pdf
      «Взгляд раскола на переживаемое время в XVII»

      «Первые годы жизни раскола вне церкви: очерк из истории раскола XVII века»
      http://christian-reading.info/data/1898/06/1898-06-05.pdf

      «Происхождение самоистребления в русском расколе»
      http://christian-reading.info/data/1895/0708/1895-0708-06.pdf
      «Происхождение самоистребления в русском расколе»

      «Происхождение самоистребления в русском расколе»
      http://christian-reading.info/data/1895/0506/1895-0506-06.pdf
      «Происхождение самоистребления в русском расколе»

      «Споры в расколе по догматическим вопросам в XVII веке»
      http://christian-reading.info/data/1897/07/1897-07-03.pdf

      «Взгляд раскола на переживаемое время в XVII веке»
      http://christian-reading.info/data/1897/06/1897-06-04.pdf
      «Взгляд раскола на переживаемое время в XVII веке»

      «Взгляд раскола на переживаемое время в XVII веке»
      http://christian-reading.info/data/1897/03/1897-03-03.pdf
      «Взгляд раскола на переживаемое время в XVII веке»

      «Взгляд раскола на переживаемое время в XVII веке»
      http://christian-reading.info/data/1897/02/1897-02-03.pdf

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля