Русская вера представляет
Полный учебник церковнославянского языка

Полный учебник церковнославянского языка

Уникальное издание «Полный учебник церковнославянского языка» с примерами из грамматики 1648 года — первая книга на русском языке, которая содержит исчерпывающее внутреннее описание церковнославянского языка, а также множество таблиц с примерами. Учебник написан без использования специальной филологической терминологии и предназначен для самого широкого круга читателей. Он будет незаменимым пособием для желающих во всей полноте понимать церковные книги и старинные русские источники, написанные с соблюдением правил церковнославянского языка.

Купить на ОЗОН

Святое Евангелие.
Прямой перевод с церковнославянского

Первый прямой перевод старого русского Евангелия на современный русский язык, доносящий до нас то, как читали и понимали Священное Писание наши предки. Перевод был сделан с церковнославянского дораскольного Евангелия Московской печати 1651 года. В книгу вошли все четыре канонических Евангелия: от Матфея, Марка, Луки и Иоанна. Для удобства, в книге приведено синодальное разбиение на главы и стихи, а также церковное деление на зачала. Двухцветная печать с киноварью. Предназначено для самого широкого круга читателей.

Русская вера представляет
Святое Евангелие. Прямой перевод с церковнославянского

Понравился материал?

Лучшая благодарность за нашу работу — это подписаться на наши каналы в социальных сетях и поделиться ими со своими друзьями!

Комментарии (3)

  1. Иван Калашников

    «Предназначение единоверия — служить не единению русского церковного народа, а сидение на двух стульях»
    Новообрядческой господствующей церковью для хранителей старой православной веры была придумана особая переходная ступень, так называемое единоверие, духовенство которого было подчинено архиереям новообрядческой церкви. При этом службы совершались по старым книгам; обряды, церковные чины и обычаи были старообрядческими.

    В 1799 г. часть московских старообрядцев из купеческого сословия, тяготившихся преследованиями со стороны власти и господствующей церкви, обратились к московскому митрополиту Платону с прошением дозволить им иметь священников от новообрядческой церкви. При этом были поставлены особые условия. Прежде всего они просили, чтобы правительствующий синод снял клятвы, положенные на старые обряды, чтобы их церкви освящались по старопечатным книгам, чтобы священники совершали все службы и сами были бы рукоположены непременно по старым книгам. В то же время просители ставили условием, чтобы их священников не требовали в новообрядческую церковь на общее моление с троеперстниками. Очевидно, что этими условиями просители хотели создать особое общество, отделенное от старообрядчества и от новообрядческой церкви. Митрополит Платон согласился частично удовлетворить их просьбы, но с добавлением встречных условий. Он решительно заявил, что новое общество может быть терпимо только как временное, пока его члены совершенно не отстанут от своих прежних «заблуждений». Платон подчеркнул, что новообрядческая церковь и теперь, при допущении единоверия, не изменит своих взглядов на старые обряды и книги, считая их по-прежнему погрешительными. Единоверцы же смогут быть просвещенными Богом только тогда, когда примут новые обряды и книги. Поэтому никто из новообрядцев не имел права присоединиться к учреждаемой церкви, тем более принимать здесь причастие, за исключением случаев возможной близкой кончины.

    К членам нового религиозного объединения митрополит Платон относился подозрительно. Называть раскольниками он их не счел возможным, но, не признавая полностью православными, назвал их по-новому — единоверцами, или соединоверцами.
    В единоверческую церковь, официально существующую с 1800 г., вступила незначительная часть старообрядцев, и на первых порах она влачила весьма жалкое существование. Старообрядцы сторонились ее как опасной ловушки, с недоверием к ней относились и архиереи новообрядческой церкви. В своих официальных отзывах они называли единоверцев полураскольниками, а то и прямо раскольниками. Число единоверцев значительно увеличилось только при Николае I, когда у старообрядцев стали отбирать часовни, церкви, скиты, монастыри, иконы, книги, передавая все это единоверцам.

    Единоверцы тяготились своим неопределенным положением: служили они по старым книгам, имели своих священников, но им хотелось иметь и своего архиерея. Они неоднократно обращались в Синод, чтобы тот разрешил поставить им единоверческого епископа. Но просьбы эти не имели успеха. Только в 1918 г. собравшийся в Москве собор новообрядческой церкви решил наконец дать единоверцам епископов,но только викарных, то есть таких,которые состоят помощниками у епархиальных архиереев и не обладают самостоятельностью в своих действиях.

    Казалось, единоверцы добились почти всего того, о чем мечтали, и для них наступило благоприятное время. Однако революционные потрясения и вихри гражданской войны безжалостно разрушили настойчиво и терпеливо возводимое здание единоверия.

    Когда новообрядческая церковь потеряла прежнее влияние под ударами большевиков и не смогла уже служить опорой единоверию, многие единоверцы вернулись в старообрядчество. Некоторые, как и в других конфессиях, поддались безбожной пропаганде или испугались. Наиболее активные единоверцы попытались было создать собственную иерархию (епископ Симон Шлеев), но когда попытка учредить Уфимскую древлеправославную церковь не удалась, сознательно пошли на сближение с Белокриницкой иерархией (епископ Андрей Ухтомский в 1932 г.) или с иерархией беглопоповцев (епископ Стефан Расторгуев).

    С тех пор число единоверческих приходов неуклонно сокращалось. В предвоенные и послевоенные годы, во время хрущёвских гонений, единоверческие приходы, не получая прежней поддержки Московской патриархии, закрывались либо окончательно утрачивали самобытность и переходили на новые богослужебные обряды, становясь новообрядческими. В конце 1980-х гг. умер последний викарный единоверческий епископ Павел Саткинский, живший на покое.

    Казалось бы, единоверие исчерпало себя. Но в настоящее время усилиями нескольких священников новообрядческой церкви в Москве, Подмосковье и других местах организуются новые единоверческие приходы, открытие которых рассчитано на «уловление душ» людей, предки которых были староверами.

    История старообрядчества. Краткий очерк. М. 2007. С.24-25.

    • Слышал такую историю, что наставник беспоповцев о. Иоанн Миролюбов желал присоединиться к старообрядцам на Рогожском, но после беседы с владыкой Алимпием и о. Леонидом раздумал и ударился в единоверие…может и зря так резко с ним поговорили

    • Он на тот момент был самым образованным старовером, вот о. Леонид Гусев и испужался конкуренции..

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля