Русские традиционные мужские головные уборы

Все мы слышали знаменитую пословицу «По Сеньке и шапка», но мало задумываемся о её значении. Точнее, об историческом контексте её происхождения. В русском традиционном обществе головной убор для мужчины являлся в том числе и статусной вещью. О том, как менялась форма и виды мужского головного убора, мы расскажем в данном тексте.

При изучении древнерусских головных уборов мы опираемся прежде всего на изобразительные источники и археологию. Однако мы имеем не так много находок с X по XIV вв. А на изобразительных источниках качество изображения остается скорее схематичным, чем наглядным. Одно остается совершенно ясным: головной убор являлся статусно-иерархичной частью костюма. Так, князей всегда изображали в шапке, находящихся при нем мужчин — без оных. Вероятнее всего, снятие шапки со времен раннего средневековья — знак уважения и признания своего более низкого статуса в социальной иерархии. О происхождении этого представления среди исследователей до сих пор ведутся споры, но мы вернемся к истории головных уборов. Уже упомянутый князь носил меховую шапку, имевшую суконную основу из четырех клиньев, обшитую мехом по тулье. Это один из известных нам древнерусских головных уборов, имевший летний вариант без меха (рис. 1, 2).

Рис. 1. Шапка-четырехклинка с мехом. Реконструкция мастерской «Закрома»
Рис. 2. Шапка-четырехклинка. Летний вариант. Реконструкция мастерской «Закрома»

Для описываемого периода по изобразительным источникам легко угадывается такой тип головного убора, как колпак. Это однослойная или многослойная шапка, имевшая форму полуовала, которая подгибалась наружу в зависимости от размера головы владельца (рис. 3). Этот тип головного убора сохранился и до наших дней. И это один из самых распространенных видов головного убора.

Рис. 3. Изображение головных уборов на браслетах

Одни из первых археологических находок датируются XIV-XV веками. Это валяные шапки и плетеные головные уборы, напоминающие шляпы. Именно с этого времени мужские головные уборы почти не меняются. Чуть позже появляются шапки-мурмолки. Это колпаки, обшитые мехом изнутри и имеющие разрез, который можно было подогнуть наружу, иногда такие шапки имели пуговицы на тулье (рис 4). Зачастую щеголеватые молодые люди пришивали к своим шапкам ювелирные украшения, дорогие пуговицы и т.д. Г. Г. Громов считает, что татарский колпак имел заостренный верх, тогда как русский головной убор был сверху закруглен.

Рис 4. Шапка-мурмолка. Реконструкция мастерской «Закрома»

В XV веке под влиянием орды и растущей турецкой империи в моду у русской знати входит тафья — шапочка-наплешник наподобие тюбетейки (рис 5). Тафьи получают огромное распространение среди знати и входят в обиход настолько плотно, что часть знати стала находиться в них даже в церкви. Запрет на ношение тафьи (и вместе с ней и всей нерусской одежды) нашел отражение в решениях Стоглавого Собора в XVI веке.

Рис. 5. Шапочки-тафьи. Реконструкция Дмитрия Фролова, г. Саранск

Статья 39 о тафьях безбожного Махмета:

Такоже бы отныне и вперед все православные царие и князи и боляре и прочие вельможи и все православные хрестьяне приходили в соборные церкви и в прочие святые церкви ко всякому божественному пению без тафей и без шапок. И стояли бы на молитве со страхом и с трепетом откровенною главою по божественному апостолу. А тафъи бы отныне и впредь на всех православных крестьянех никогда же не являлися и попраны были до конца, занеже чюже есть православным таковая носити безбожного Махмета предание. О таковых бо священная правила возбраняют и не повелевают православным поганских обычаев вводити. От священных правил. В коейждо, убо рече, стране законы и отчиная не приходят друг ко другу, но своего обычая кииждо закон держит; мы же православнии, закон истинный от Бога приемше, розных стран беззакония осквернихомся, обычая злая от них приимше, темже от тех стран томимы есмя и расточаями виною нашея похоти и обычая, и сего ради казнит нас Бог за таковая преступления.

Однако на ношение тафей в среде знати этот запрет почти не повлиял. Их продолжили носить и в XVII веке. Любопытно и то, что вместе с головным убором среди знати распространился и обычай брить голову наголо, и он был порицаем церковью не менее, чем сама тафья. Любопытно, что этот головной убор сохранился в среде донских и терских казаков, однако неизвестен у уральских (яицких) казаков.

Помимо тафьи, статусным головным убором для позднего средневековья была шапка-горлатка. Это высока шапка, сшитая из горлышек соболей, куниц или иного ценного зверя. Она была атрибутом высшей знати. Такими шапками гордились, имели не по одной и хранили на специальных «болванах» на видном месте (рис 6).

Рис. 6. Боярин в горлатной шапке. Гравюры Солнцева

А что же носил простой люд? Всё те же колпаки, мурмолки и шапки-валенки, которые получают особое распространение. Это демисезонно-летние шапки различной формы, выполненные из валяной шерсти, технологию которой усвоили многие к позднему средневековью. Они имели различные формы — от известного овального колпака, подгибавшегося в зависимости от необходимости и сезона, до самых причудливых шляп.

К XVIII веку с петровскими реформами и резким изменением моды головные уборы претерпевают самые разные метаморфозы. Ведущим сословием в стране становится дворянство, к подражанию дворянам стремится купечество и духовенство. Через купцов мода проникает к горожанам и крестьянам. Европейский костюм, в который оделась знать, привнес с собой парики и практическое отсутствие головного убора либо голландские шляпы. Именно они дали толчок к разного рода причудливым формам шапок у народных масс. Технология валяния позволяла изготавливать головной убор любого вида.

Надо сказать, что именно в это время шапки становятся не только сословным маркером, но и профессиональным. В это время появляются ямщицкие шапки разных видов. Часть исследователей относит их к первой экипировочной одежде. Шапка должна была быть плотно набита и надета на голову, чтобы при полете ямщика с повозки он не разбил себе голову. Этакий первый шлем (рис 7). Постепенно причудливые формы ямщицких шапок входят в моду в простонародье. Они получают названия «ямщицких шляп» или «грешневиков». По одной из версий такое название происходит от вида и цвета пирога из гречневой муки, наподобие английского названия «pork-pie» (свиной пирог) для аналогичного вида шляп. Впоследствии грешневиками стали называть высокие шляпы с полями и без. Они были распространены на юге и западе Российской империи и оттуда же вместе со староверами-переселенцами распространились в Южную Сибирь (рис 8).

Рис. 7. Типы ямщицких шляп. Фото 1900 г.
Рис. 8. Бухтарминские староверы в шляпах-гречневиках. 80-е годы XIX века

В XIX веке валяные шапки становятся еще и региональным маркером. Жители разных регионов и местностей начинают предпочитать разные по форме шапки, делая их частью своей идентичности. Так, например, один из первых центров производства валяных шляп в конце XVIII века находился в Нижегородье. Оттуда поставляли в разные концы Российской империи разные по форме шляпы, в соответствии с предпочтениями местных жителей. Чуть позже один из центров появляется на Вятке, а затем на Урале и в Сибири. Любопытным остается и тот факт, что изготовителями валяных шляп были староверы. Не случайно еще в конце XIX века валяная шляпа являлась атрибутом мужчин староверов, так как все остальные мужчины уже давно перешли на новомодные картузы, но к ним мы еще вернемся.

Во 2-й четверти XIX века в моду входят цилиндры. Жители уральских заводов реагируют на это и начинают изготавливать высокие шляпы, подобные цилиндрам, которые были распространены в Нижнетагильском заводе (рис 9). Реакцией на это становятся своеобразные короткие шляпы жителей екатеринбургского завода (рис 10). Жители невьянских заводов в середине XIX в. в будни носили поярковые шляпы, в праздники — пуховые шляпы или суконные картузы и фуражки, зимой надевали теплые шапки, опушенные мехом и бараньими мерлушками.

Рис. 9. Высокая валяная шляпа жителя Тагильского завода XIX века. Реконструкция НКО «ФОЛКЪ-ТОЛКЪ»
Рис. 10. Короткая шляпа жителя Екатеринбургского завода XIX века. Реконструкция НКО «ФОЛКЪ-ТОЛКЪ»

Заводские жители и купцы носили также высокие цилиндры, которые приобретали на ярмарках в городах (рис 11).

Рис. 11. Нижегородские купцы в купленных цилиндрах. 90-е годы XIX века

Летним головным убором жителей Урала были валяные шапки — колпаки овальной формы или низкие круглые, без полей или с мягкими или твердыми полями, поднятыми вверх или откинутыми наружу. Тонкие круглые шляпы с полями назывались также катанки. Шапки и шляпы изготавливали самостоятельно или покупали. Войлочные колпаки «домашнего изделия» изготавливали из неокрашенной шерсти белого, черного или коричневого цвета. Летом носили также поярковые шляпы, изготовленные из шерсти, стриженой осенью с молодых овец.

В Чердынском уезде Пермской губернии в 1860-х гг. носили поярковые шляпы с красной шелковой лентой или черной плисовой, с несколькими оловянными узорчатыми пряжками. В Красноуфимском уезде упоминаются длинные, иногда конусообразные шляпы из грубой шерсти «коровятины» с плисовой бархоткой (ленточкой), унизанной оловянными пряжками. Традиция украшать шляпы парней лентами, перьями и пряжками широко известна и в других губерниях России. Это связано со статусом жениха. Как только парень женился, он переставал в повседневности украшать шапку.

Зимние шапки шили из меха, домашнего сукна, плиса. Обычно это были полукруглые шапки, утепленные мехом, с верхом из ткани и меховым околышем. Такие шапки имели разнообразные названия. «Татаркой» называли шапку полукруглой формы, подбитую овчиной без околыша, а также шапку с конусообразным верхом из сукна или меха, подбитую овчиной или на ватном подкладе, с меховым или плисовым околышем. В некоторых местах шапку с круглым суконным или плисовым верхом и опушкой из меха называли «бобровой». Шапку с верхом из плиса или сукна и мерлушечьим околышем называли также «чебак».

В XIX в. широко бытует «малахай» — головной убор с клапанами для ушей, затылка и лица, защищавшими от ветра и мороза. Его шили из овчины, иногда покрывали сукном. Богатые крестьяне носили малахай на лисьем меху. Многочисленные упоминания информаторов об этом головном уборе свидетельствуют о его распространении на территории Свердловской области и в начале XX в. Однако в среде староверов этот головной убор был запрещен к ношению в связи с тем, что напоминал рога.

К концу XIX века широко распространяется «картуз» (фуражка) — головной убор цилиндрической формы, с плоским верхом и иногда кожаным козырьком. Это связано с распространением военной и позже прусской моды в России. Однако в указаниях староверческих соборов картуз был запрещен к ношению: собором староверов часовенных 1840 года, где картуз назван «жидовской» одеждой, и в постановлениях федосеевских и поморских соборов, где упоминалось о мерзости ношения картузов с лакированными козырьками. Тем не менее картуз входит в повседневное ношение даже в среде староверов, вытесняя к началу XX века валяные шапки из обихода. Для изготовления картуза шапочники приобретали сукно, шведскую материю, кожу или клеенку для околышей, коленкор для тульев, козырьки, картон под околыши и вату для теплых картузов.

В XX веке предпочтения в головных уборах начинают резко меняться в связи с огромным количеством выбора и началом массового производства головных уборов. В моду входят укороченные шляпы с полями и котелки. Эту тенденцию тут же подхватывают и староверы (рис 12, 13).

Рис. 12. Пос. Старая Утка. Урал. Семья староверов на пикнике
Рис. 13. Житель Сысерти. Урал. 1920-е годы

В XX веке шляпы с полями становятся чуть ли не маркером староверов, так как классический стиль ассоциируется с архаичным стилем (рис 14, 15, 16).

Рис. 14. Старик-старовер. Нижний Тагил, фото из архивов ГАСО, 1927 год
Рис. 15. Жители района Дубченских скитов. 1970-е годы
Рис. 16. Наставник федосеевской моленной, Нижегородье, 1980 год

К концу XX века в обиход староверов входят кепки, и оправдывается это тем, что христианин всегда должен быть с покрытой головой, снимая головной убор в храме. Среди староверов Америки в моду вошли и бейсболки.

В заключение можно сказать, что на всю современную Россию осталось несколько изготовителей традиционных мужских головных уборов.

  • производитель картузов — Олег Тульнов из Санкт-Петербурга (https://vk.com/tulnoff)
  • валяльщики-шапочники Владимир Пацула из Омска и Павел Суровцев из Самары (https://vk.com/scump)

Тем не менее хочется выразить надежду на то, что среди староверов вновь будет актуальной поговорка: «По Сеньке и шапка».


Автор: Вячеслав Печняк

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля