К 160-летию издания «Окружного послания»

160 лет назад лет назад, в феврале 1862 года, от имени Московского Духовного совета старообрядческой Архиепископии было опубликовано «Окружное послание» (циркулярное письмо), обращенное ко всем чадам Церкви. Как пишут исследователи, это было сделано «для утверждения единства верования российской Древлеправославной Старообрядческой Церкви». «Окружное послание» было подготовлено известным начетчиком И.Г. Кабановым и после небольшой редакторской правки подписано членами Московского Духовного совета: архиепископом Московским и Владимирским Антонием (Шутовым), епископами Онуфрием Браиловским, Пафнутием Казанским, Варлаамом Балтским, священноиноками Евфросином и Илией, иноком Белокриницкого монастыря Алимпием (Милора­довым) и известным начетчиком Семеном Семеновичем. В среде старообрядцев белокриницкого упования послание вызывало нестроения, которые в той или иной форме продолжались в течении почти ста лет и выразились в разделении на «окружников» и «неокружников».

Двадцать восьмого июля 2022 года  в Архиве Российской академии наук (г. Москва) прошел международный круглый стол «Неокружническое движение в истории старообрядческой Белокриницкой иерархии: к 160-летию издания „Окружного послания“». В мероприятии приняли участие известные ученые, исследователи и публицисты, среди которых: доктор исторических наук, доцент, профессор кафедры археологии и этнологии ОНУ им. И. И. Мечникова (Украина) А. Пригарин, доктор исторических наук, профессор Российского университета дружбы народов В. Керов, кандидат исторических наук, научный сотрудник сектора археографии ФГБУН Института истории СО РАН Н. Старухин, кандидат исторических наук, доцент ЧОУ ВО «Брянский институт управления и бизнеса» М. Кочергина, редактор газеты «Старобрядецъ» С. Рудаков, руководитель Культурно-просветительского центра-музея «Древнерусская книжница» при Покровском старообрядческом храме г. Бендеры (Молдавия) К. Костромина и другие. Поддержку в проведении мероприятия осуществил старообрядческий благотворитель С. Кондрашов.

Круглый стол «Неокружническое движение в истории старообрядческой Белокриницкой иерархии: к 160-летию издания „Окружного послания“»

Как обычно на подобных мероприятиях, на круглом столе присутствовал летописец современного старообрядчества настоятель Никольского храма, что на Берсеневке, игумен Кирилл (Сахаров). Он поделился с участниками мероприятия своим мыслями о событиях, связанных с историей «Окружного послания» и неокружнического движения. Публикуем текст его выступления:

Неокружническое движение было крупнейшим духовным движением в истории старообрядчества, в частности Белокриницкой иерархии. До сих пор глубокого исследования по этому вопросу не было. Не до конца разработана и терминология. В зависимости от религиозной позиции она разнится. Одни говорят «неокружнический раздор», другие – «окружнический раздор». Наверное, лучший вариант – «неокружническое движение», как наиболее нейтральный.

«Окружное послание» было издано 24 февраля (8 марта) 1862 г. от име­ни ста­ро­об­рядческого Московского Ду­хов­но­го со­ве­та и было ад­ре­со­ван­о всем старообрядцам, при­ем­лю­щим Бело­кри­ниц­кую иерархию, с це­лью уни­фи­ка­ции воз­зре­ний и еди­не­ния старообрядцев. Это был своеобразный ответ на распространение «безпоповских тетрадок», которые в какой-то степени вносили разноголосицу, в частности по поводу отношения к имени «Иисус», а также учением о духовном антихристе и о том, что иерархия пресеклась и приношение Безкровной Жертвы упразднилось и пр.

В качестве причин появления «Окружного послания» исследователями называются и желание послаблений от пресса государственной машины на старообрядцев, и желание улучшения отношений с Синодальной Церковью. Последнее оппонентами «Окружного послания» рассматривалось как явный шаг к унии. Кстати, первый Белокриницкий митрополит Амвросий за два дня до кончины выступил в пользу окружников.

В течение нескольких десятилетий раздора состоялось множество диспутов, сопровождавшихся активной полемикой. Так, например, в 1866 году в присутствии старообрядческих епископов состоялся диспут, в котором сторонников «Окружного послания» представлял некто Семёнов, а противников оного – некто Антипов. Камнем преткновения, в частности, был вопрос о принесении на проскомидии пятой просфоры за царя. Противники доказывали, что за царя, не хранящего древлее благочестие, не подобает делать приношение. Оппоненты же убеждали, что моление о «иже у власти суть» в Церкви было изначально. На мой взгляд, вынимать частицу за конкретных правителей, если те не являлись членами Старообрядческой Церкви, с последующим опусканием её в Чашу с Кровью Христовой вряд ли допустимо. Не будет ли оптимальным их поминовение на ектенье? Это ведь можно рассматривать и как молитву о вразумлении.

Или взять, например, имя «Иисус». Противники послания утверждали, что это имя иного бога и даже антипода Христа. Епископ Арсений Уральский отрицал, что члены господствующего исповедания веруют в другого бога. Да, они погрешают, соглашался святитель, но говорить, что новообрядцы почитают иного бога – это крайность (хотя таковые утверждения встречаются у протопопа Аввакума и деятелей раннего старообрядчества). На мой взгляд, внедрение имени «Иисус» после печальной памяти реформы патриарха Никона является проявлением его грекофильства – стремления во всём подражать грекам. Справедливости ради нужно отметить, что в известных «Выписках из старопечатных книг» Озерского приводятся примеры текстов дониконовского времени с именем «Иисус». Кстати, нелепость негативной ассоциации с этим именем заключается в следующем: принимать беглых попов, поклонявшихся по этой логике иному богу, в сущем сане никак не было бы возможным, так как это противоречило бы известному правилу святителя Василия Великого о принятии в Церковь первым чином, то есть через крещение, тех, кто искажает краеугольные догматы веры.

В послании говорилось о за­блу­ж­де­ни­ях Си­но­даль­ной Церк­ви, из-за ко­то­рых ста­ро­об­ряд­цы от неё от­де­ля­ют­ся (из­ме­не­ние «древ­ле­цер­ков­ных пре­да­ний», на­ло­же­ние Боль­шим Мо­с­ков­ским со­бо­ром (1666-1667) клятв на последователей ста­рых об­ря­дов, «жес­то­ко­слов­ные по­ри­цания» на имя «Исус» и дву­пер­ст­ное сло­же­ние при крестном знамении, рез­кие вы­ра­же­ния по­леми­стов Си­но­даль­ной Церк­ви).

В 1896 году в Подмосковье неподалёку от Михайловой слободы в деревне Чулково старообрядческий архиепископ Савватий проводил собеседование с неокружниками. В собеседованиях принимал участие епископ Арсений Уральский. После мероприятия некоторые миряне-неокружники присоединились к Рогожской архиепископии. Немало неокружников было в Казанской, Нижегородской, Калужской и Московской губерниях, в Минусинске, на юге и в других местах. В Москве у неокружников разных направлений было несколько моленных. Последняя из них просуществовала до 80-х годов прошлого столетия. Несмотря на окончательное упразднение «Окружного послания» в 1906 году, напряженность сохранялась ещё в течение ряда десятилетий.

Так, в г. Бендеры неокружники не допускали окружников в свой храм. Окружнический храм в Бендерах был разрушен в 1962 г. Многие иконы из него были перенесены в неокружнический храм (он был меньше по размерам). В Гуслицах, где была чересполосица старообрядцев разных направлений, чтимую икону Богородицы Губинскую доносили до границы какой-либо деревни, где жили, например, окружники или неокружники, и молча передавали. В Боровске было три неокружнических моленных (их храм появился здесь только в 1912 году). После его закрытия и до 1938 года неокружники молились в бывшей Покровской единоверческой церкви. Последним неокружническим священником был здесь о. Даниил Золотарёв. В 1934 году его осудили на 10 лет лагерей по нелепому обвинению в убийстве супруги. После возвращения из лагеря он принял иночество и проводил службы в деревне Чулково. Принципиальным неокружником был его сын, который категорически уклонялся от переговоров с окружническим священником. В бывшем неокружническом храме в Боровске после его закрытия располагалась автоколонна. Храм был возвращён в 1992 году. В Нижегородском крае «Окружное послание» принял только один Керженский скит. В Заволжье окружниками была только одна десятая старообрядцев белокриницкого согласия. О степени накала страстей свидетельствует текст чиноприёма переходящих к неокружникам: здесь автор «Окружного послания» Ксенос упоминается наряду с Арием и Никоном.

«Окружное послание» было принято через несколько лет после смерти гонителя старообрядчества императора Николая I, в напряжённой атмосфере перед вторым Польским бунтом (1863 г.). Очевидно, что его подписанты могли руководствоваться благими целями улучшения отношений с государственной властью. Хотели одним махом осудить все измышления. Из истории Церкви мы знаем, что, как правило, принятие подобных согласительных документов приводило не к миру, а к раздорам. Также очевидно, что, несмотря на, в целом, разумное содержание, послание было несвоевременным или вообще ненужным. Явно была преувеличена степень его актуальности и не просчитаны последствия. Не было широкого соборного обсуждения этого документа, тем более соборной рецепции после его принятия. Оно привело к большим нестроениям в среде белокриницких христиан. Возникла параллельная иерархия, которая, в свою очередь, разделилась на несколько направлений («иосифовцы», «иовцы» и пр.). Добавило масла в огонь то обстоятельство, что несколько подписантов послания, в том числе два епископа, вскоре перешли в единоверие. Положение сторонников «Окружного послания» после его издания, по сути, ухудшилось, т.к. они попали в своеобразный капкан, были вынуждены неоднократно упразднять послание, но их оппоненты этим недовольствовались и требовали отказа от его положений и даже проклятия послания.

Читая «Окружное послание», я для себя отметил, что по своему мягкому, дипломатичному тону оно напоминает знаменитые «Поморские ответы» и ещё один документ, но уже 20-го века – Декларацию митрополита Сергия (Страгородского) (1927 г.). Читая этот явно вынужденный документ, с трудом соглашаешься с рядом его основных положений, но в целом на душе остаётся тяжеловатый осадок, ощущение некоторой муторности. Так и в случае с «Окружным посланием».

 

Русская вера представляет
Полный учебник церковнославянского языка

Полный учебник церковнославянского языка

Уникальное издание «Полный учебник церковнославянского языка» с примерами из грамматики 1648 года — первая книга на русском языке, которая содержит исчерпывающее внутреннее описание церковнославянского языка, а также множество таблиц с примерами. Учебник написан без использования специальной филологической терминологии и предназначен для самого широкого круга читателей. Он будет незаменимым пособием для желающих во всей полноте понимать церковные книги и старинные русские источники, написанные с соблюдением правил церковнославянского языка.

Купить на ОЗОН

Святое Евангелие.
Прямой перевод с церковнославянского

Первый прямой перевод старого русского Евангелия на современный русский язык, доносящий до нас то, как читали и понимали Священное Писание наши предки. Перевод был сделан с церковнославянского дораскольного Евангелия Московской печати 1651 года. В книгу вошли все четыре канонических Евангелия: от Матфея, Марка, Луки и Иоанна. Для удобства, в книге приведено синодальное разбиение на главы и стихи, а также церковное деление на зачала. Двухцветная печать с киноварью. Предназначено для самого широкого круга читателей.

Русская вера представляет
Святое Евангелие. Прямой перевод с церковнославянского

Понравился материал?

Лучшая благодарность за нашу работу — это подписаться на наши каналы в социальных сетях и поделиться ими со своими друзьями!

Комментариев пока нет

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля