Артемий, Москва
5 декабря 2019

Правда ли, что староверам нельзя есть из чужой посуды?

Доброго здравия! Хочу поинтересоваться, действительно ли в староверии считается грехом есть из чужой посуды (например, в столовой или кафе), и если такое произошло, то необходимо замаливать данный грех?

Доброго здоровья. Вы задаете один из распространённых вопросов, более того, он является для многих камнем преткновения — люди соблазняются этим. Чтобы ответить на него, необходимо понять суть данного явления, а оно состоит из двух частей, и поверхностный взгляд их не заметит — как айсберг: 10 % наверху, остальные 90 % внизу. Когда я ещё только приходил к вере и уже немного познакомился со старообрядчеством (и с этим вопросом тоже), но крещен ещё не был, в разговоре с моим другом (мы вместе учились) затронули эту тему. Он и говорит: «Старообрядцы такие-сякие, даже если у них попросят попить воды, они вынесут свой стакан, дадут попить, и тут же разобьют его о камни (раз пил неверный, то уже и осквернил его). На тот момент я не стал объяснять ему о глубинах (90 % айсберга), лишь обратился к элементарной логике и сказал ему: «Наверное, у своего дома они не будут разбивать стакан, а потом собирать все осколки (чтобы им самим и их детям не порезаться)». Подумав немного, он согласился, что разумный человек вряд ли будет делать такое у своего дома. Вопрос о посуде в наших с ним разговорах был решен.

Вопрос на самом деле шире и глубже (90 % айсберга), нежели просто «моя тарелка и моя ложка». Речь идёт о самой церемонии еды — трапезе. В глубокой древности, когда святыми отцами определялись Церковные правила, жизнь была совсем другой, её уклад коренным образом отличался от нашего времени. Совместная трапеза могла быть только у людей очень близких. Просто так и сейчас не придёшь в гости к кому захочешь, а тем более в те времена. Корчма выполняла множество функций: там можно было и поесть, и выпить, и переночевать, и получить какую-то медицинскую помощь. В наше время это совсем разные области человеческой деятельности (столовые и кафе, бары и рестораны, гостиница, больница). Сейчас это разное, раньше было всё в одном (или почти в одном). У людей того времени не было много альтернатив: либо поесть дома у себя, либо в гостях, либо в корчме. В питейном заведении появляться даже и в наше время многие люди стесняются и чувствуют себя неловко, не в своей тарелке. Церковные правила не одобряли хождения туда. Оставалась одна опасность: совместная еда и, естественно, дружба с людьми, верящими инако. Поскольку до церковной реформы вера была одна, значит, всё другое было либо язычество, либо секты. Вот от них-то Святые Отцы и хотели защитить и оградить простой и необразованный народ, который мог увлечься внешней формой, видом и красивыми словами еретиков. Мысль была простая: не ешь и не общайся с еретиком, не хвали его веру, иначе со временем и сам можешь перейти к ним. И, естественно, погибнешь.

Ибо восстанут лжехристы и лжепророки и дадут знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных. Вы же берегитесь. Вот, Я наперед сказал вам всё. (Евангелие  от Марка, глава 13, стихи 22-23).

До наших дней дошла книга, в ней четыре раздела: О молитве с еретиками; О сообщении с язычниками и еретиками в ядении и питии, кое запрещено как в ветхом, так и в новоблагодатном законе; О брадобритии; О богомерзком табаке. Издавалась в бумажном варианте, возможно, есть и в электронном. Прочитав её, мы увидим, что всё старание прилагалось к чистоте веры, чистоте учения, а попечение о внешней чистоте было второстепенным.

Сказав об основной части вопроса (90 %), необходимо рассказать и о малой части (10 %). Именно этот меньший кусочек и является самым видимым и эффектным, по нему делают о нас выводы. Посуда есть чистая и нечистая. Для людей светских сама эта градация уже является оскорблением, ущемляет чувство их собственного достоинства. Они думают, что их считают нечистыми, и обижаются, хотя обижаться не стоит. Вспомним о том, какое видение было апостолу Петру.

«Услышали Апостолы и братия, бывшие в Иудее, что и язычники приняли слово Божие. И когда Петр пришел в Иерусалим, обрезанные упрекали его, говоря: ты ходил к людям необрезанным и ел с ними. Петр же начал пересказывать им по порядку, говоря: в городе Иоппии я молился, и в исступлении видел видение: сходил некоторый сосуд, как бы большое полотно, за четыре угла спускаемое с неба, и спустилось ко мне. Я посмотрел в него и, рассматривая, увидел четвероногих земных, зверей, пресмыкающихся и птиц небесных. И услышал я голос, говорящий мне: встань, Петр, заколи и ешь. Я же сказал: нет, Господи, ничего скверного или нечистого никогда не входило в уста мои. И отвечал мне голос вторично с неба: что Бог очистил, того ты не почитай нечистым. Это было трижды, и опять поднялось всё на небо. И вот, в тот самый час три человека стали перед домом, в котором я был, посланные из Кесарии ко мне. Дух сказал мне, чтобы я шел с ними, нимало не сомневаясь. Пошли со мною и сии шесть братьев, и мы пришли в дом того человека» (Деяние святых апостол, глава 11-я).

В наше время почти не сохранилось правильного понимания пути спасения. Множество людей вообще находятся без веры, кто-то в лжеучениях, у других некий мировоззренческий винегрет (человек верит и признаёт для себя правильным то, что никак не может быть совмещено, если хотя бы чуть-чуть изучить и подумать). Если я просто обедаю в столовой, я думаю, не будет того общения,которое подразумевает правило, запрещающее вместе с еретиками есть.

Насчёт замаливания данного греха необходимо обратиться к своему духовному отцу. Он вычитает молитву от скверны. С ним необходимо  обсудить все ваши вопросы: есть ли большая необходимость посещать столовые или кафе, можно ли обойтись или нет, как совершать молитву перед едой и после нее в таких случаях. Хотя если стесняешься молиться, то и не ходи в такие места.

Итак, всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным; а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным. (Евангелие от Матфея глава 10-я).

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля