Марк, Киев
17 января 2020

Есть ли смысл в том, что Церковь молится за умерших в надежде изменить их посмертную участь?

Христос Спаситель в притче о богатом и Лазаре сказал, что между раем и адом великая пропасть и что переход из ада в рай невозможен. Между тем Церковь велит молиться за умерших, поучая, что через молитвы возможно избавление из ада. Нет ли здесь противоречия?

Ответ:

Никакого противоречия в данном случае нет. Для выяснения настоящего вопроса следует принять во внимание и другие места Писания, в которых говорится, что Христос Спаситель нисходил по смерти душею Своею во ад яко Бог, чтобы проповедать там избавление, и, как верует святая Церковь, извел оттуда всех ветхозаветных праведников, или всех уверовавших в Него. Возвещая о Своем нисшествии во ад, Богочеловек сказал: «Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи» (Мф., 12, 70). Объясняя эти слова Спасителя, блаженный Феофилакт архиепископ болгарский говорит, что Господь исполнил это предсказание Свое, «сойдя в сердце земли — разумею преисподнее место — ад».

Господь, по словам апостола Павла, нисходил в преисподния места земли (Ефес., 4: 9), а по словам апостола Петра — находящимся в темнице духам, сошед, проповедал (1 Петр., 3: 19). «Обожествленная душа (Хри­сто­ва), — говорит св. Иоанн Дамаскин, — нисходит во ад для того, чтобы подобно тому, как для находившихся на земле воссияло Солнце правды, таким же образом и для находившихся под землею, пребывавших во тьме и сени смертней воссиял свет; для того, чтобы подобно тому, как находившимся на земле Господь проповедал мир, плененным отпущение и слепым прозрение, и для уверовавших сделался Виновником вечного спасения, а для неуверовавших — обличением неверия, — таким же образом проповедал и находившимся в аду: Да о имени Исусове всяко колено поклонится, небесных и земных, и преисподних. И таким образом разрешив тех, которые от веков были связаны, Он возвратился назад от смерти к жизни, проложив для нас путь к воскресению» (Точное изложение православной веры, кн. III, гл. 39).

«Научимся, — говорит и св. Епифаний кипрский, — какую благовествует Господь проповедь сущим во аде и что со властию повелевает связанным. Изыдите, вещает, сущии во тьме, и просветитеся, и изыдите, и востаните лежащии. И тебе повелеваю, Адаме: востани, спяй. Я не для того сотворил тебя, чтобы ты остался связанным во аде: воскресни из мертвых. Я — живот человеков и воскресение. Для тебя Бог твой был сын твой. Для тебя Я, Господь твой, принял образ раба. Для тебя Сущий превыше небес, Я пришел на землю и под землю. Встань и изыди отсюду. Восстаньте, идите отсюда: из тьмы в вечный свет, от страданий к веселию. Восстаньте, идите отсюда: из рабства в свободу, из темницы в горний Иеросалим, из уз к Богу, из-под земли на небо» (Слово в Великую Субботу).

Что же отсюда следует? То именно, что если для одних, каков был евангельский богач, нет избавления из ада, то для других, именно, верующих в Господа Исуса, оно сделалось возможным после того, как Он разрушил ад и вывел оттуда многих. Как на небе, соответственно нравственному состоянию праведников, есть обители многи и различные мздовоздаяния (Ин., 14: 2), так, без сомнения и во аде, соответственно неодинаковому нравственному состоянию грешников, есть свои разные обители, затворы и хранилища душ (III кн. Ездры, 4: 32,35,41). Тогда как в одной из этих страшных обителей, подобно евангельскому богачу, страждут умершие в нераскаянности и неверующие (Лк., 16: 23), в других могли обитать, конечно, без подобных страданий, даже ветхозаветные праведники до самого пришествия к ним Христова, и могут обитать умершие с истинной верой во Христа, но не успевшие пред своею кончиной покаяться или принести плодов, достойных истинного покаяния. Как из первых обителей или затворов адских нет избавления для узников по самому их нравственному состоянию, так из обителей последнего рода такое избавление уже было для праведников ветхозаветных и может быть для скончавшихся в вере грешников. Сам Спаситель мира сказал: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители (Лк., 14: 9). Блаженный Феофилакт вместе с прочими толкователями сего места говорит: «Господь желает здесь научить нас хорошо распоряжаться вверенным нам богатством... Разделить с братьями это имение, дабы когда перейдем отселе, т.е. переселимся из здешней жизни, бедные приняли нас в вечные обители. Ибо нищим во Христе назначены в удел вечные обители, в которых они могут принять явивших им любовь здесь чрез раздачу богатства...».

В книге пророка Иеремии (16: 6-9) те, о которых после смерти не творится поминовение и при погребении которых не дается милостыни, представляются окаянными и отверженными от лица Божия. Следовательно, поминаемые молитвами и милостынями удостаиваются милостей Божиих. Св. апостол Павел (1 Тим., 2: 1) увещевает совершать молитвы за всех человеков, не только во плоти сущих, но вообще за всех, следовательно, и за отшедших из сего мира. После этого совета апостол присовокупил: ибо это приятно и угодно Спасителю нашему, Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины (ст. 3). Мы имеем и пример молитвы апостола Павла за умерших. Апостол молится: да даст Господь милость дому Онисифора за то, что он многократно покоил меня и не стыдился уз моих... Да даст ему Господь обрести милость у Господа в оный день (2 Тим., 1: 16,18), т.е. по смерти, как толкуют учители Церкви, или в день страха и трепета, как говорит св. Иоанн Златоуст. Следовательно, если апостол молится о том, чтобы Онисифор получил милость Божию по смерти — на суде Божием, то, без сомнения, и чада апостольской Церкви должны молиться о том же за всех своих ближних.

Святой Кирил Иеросалимский говорит: «Молимся в литургии о усопших, иже суть у нас верующие, яко сия бывает велия душам польза, егда за тыя приносится святая оная и страшная, яже на олтаре Жертва. Но понеже мнози глаголют: что пользует воспоминание усопших и молитва, на литургии бываемая, за душу, во гресех отшедшую? На сие отвещаю и сицевым образом являю: аще бы царь некий разгневался на кого и послал его на изгнание: сродницы же и ближние изгнаннаго, аще бы устроиша некий многоценный венец, принесли царю за онаго изгнаннаго: едва ли оному какие-либо пользы не исходатайствовали бы? Тако и мы, о усопших молящеся, не венец устрояем, но всяку цену превосходящий принос, т.е. Христа, грех мира вземлющаго, в жертву приносим, яко да милость и себе и усопшим у Царя царствующих обрящем».


Журнал «Слово Церкви», 1915 г., № 1

 

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля