Ирина, Москва
18 мая 2020

Какая разница между любовью к Богу и любовью к ближнему?

Какая разница между любовью к Богу и любовью к ближнему?

Ответ:

Однажды один из иудейских законников спросил Исуса Христа: «Учитель! какая наибольшая заповедь в законе?» Исус сказал ему: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим. Сия есть первая и наибольшая заповедь. Вторая же подобна ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф., 22, 36,39). Как видим отсюда, первой и наибольшей заповедью Спаситель назвал заповедь о любви к Богу. Прежде всего и более всего должно любить Господа Бога, и любить всем сердцем, т.е. всеми чувствами своими, со всей их силой, и всею душою, т.е. всем существом своим, со всеми его стремлениями и желаниями, и всем разумением, т.е. всеми познавательными способностями. «Господь наставляет, — говорит блаженный Феофилакт, — что любить Бога должно не отчасти, но так, чтобы всего себя предать Богу; надо предаться Ему всеми сторонами и силами души» (Благовестник, толкование на Евангелие от Матфея).

Бог — Высший среди всего сущего — должен быть любим и любовью высшею. Заповедью внушается настолько предпочтительная любовь к Богу, насколько Бог бесконечно выше всего сущего. Всякая другая любовь в нас должна быть меньшею, чем любовь к Богу, и освящаться последнею. Вторая заповедь о любви к ближнему Исусом Христом названа подобной первой. Этой второй заповедью мы научаемся любить ближнего своего, как самого себя. Любовь эта состоит в том, чтобы делать ближнему добро, как себе самому, и не делать ему того, чего себе не желал бы — ни зла, ни неприятности. Однако отмечая такое различие между любовью к Богу и любовью к ближнему, что любить Бога должно всецело, всеми сторонами и силами души, а ближнего своего — как себя самого, всячески заботясь о его благе, в особенности духовном, далее должно сказать, что обе эти заповеди имеют между собою самую теснейшую связь, так что исполнение одной из этих заповедей без исполнения другой положительно невозможно. Нельзя любить Бога, не имея любви к ближнему, и наоборот, чрез любовь к ближнему достигается и исполнение заповеди о любви к Богу.

Возлюбленный ученик Спасителя, святой Иоанн Богослов, пишет: «Кто говорит, я люблю Бога, а брата своего ненавидит, тот лжец; ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего» (1 Ин., 4, 20,21).

«Ничто так не свойственно нашей природе, — говорит святой Василий Великий, — как иметь общение друг с другом и нужду друг в друге, и любить соплеменных. А какие семена предварительно вложил в нас Сам Господь, таких впоследствии потребует и плодов, по словам: “Заповедь новую даю вам, да любите друг друга” (Ин., 13, 34). И, желая возбудить душу к сей заповеди, признаком того, кто является Его учеником, указал не знамения или необычайные чудеса (хотя в Духе Святом даровал силу и на это), но любовь: “О сем разумеют вси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою” (Ин., 13, 35). Две заповеди о любви Господь везде сочетает таким образом, что благотворение ближнему вменяет Себе. Ибо говорит: “Взалкахся и дасте Ми ясти...” и прочее; потом присовокупляет: “Понеже сотвористе единому сих братий Моих меньших, Мне сотвористе” (Мф., 25, 35‑36,40). Следовательно, чрез исполнение первой заповеди можно преуспеть и во второй, и чрез исполнение второй опять возвратиться к первой, и кто любит Господа, тот, конечно, любит и ближнего. Ибо любящий Меня, — сказал Господь, — заповеди моя соблюдет (Ин., 14, 23). “Сия (же) есть, говорит, заповедь Моя, да любите друг друга, якоже возлюбих вы” (Ин., 15, 12). И опять, кто любит ближнего, тот исполняет свою любовь к Богу, потому что Бог его милосердие переносит на Самого Себя». И блаженный архиепископ Феофилакт говорит: «Господь, желая показать, что без любви, при ненависти к ближним, нет исполнения закона, отвечает на вопрос законника, что первая и большая заповедь есть — любить Бога, а вторая, подобная — любить ближнего. Почему же подобна? Потому что они тесно связаны между собою. Ибо любящий Бога любит и создание Его, а ближайшее к Богу из созданий есть человек; следовательно, любящий Бога возлюбит и всех человеков. И наоборот, кто любит ближнего, тот тем более любит Бога; ибо если он любит людей, которые часто бывают виною соблазнов и ненависти, тем более любит Бога, всегда благодеющего. Услышь и Господне слово: “Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня” (Ин., 14, 21). Видишь, что от любви к Богу зависит исполнение заповедей Его, а все заповеди Его сходятся к одному предмету — взаимной любви. И в другом месте (Господь говорит): “Потому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою” (Ин., 13, 35). Видишь ли опять, как любовию друг к другу держится и любовь ко Христу и познаются Его истинные ученики и други» (Благовестник, толкование на Евангелие от Марка, гл. 12). «Любящий ближнего исполняет все заповеди, исполняющий же заповеди любит Бога, так что эти две заповеди соединяются, друг друга поддерживают и содержат в себе прочие заповеди» (там же, в толковании на Евангелие от Матфея, гл. 22). «Каждый ученик Христа, — говорит св. Ефрем Сирин, — посредством этих двух заповедей летает как бы посредством двух крыльев, именно, любовью к Богу и любовью к людям» (Творения, ч. 8, с. 249).«Итак, если любить Бога, — значит, любить ближнего, так как Спаситель сказал Петру: если любишь Меня, паси овец Моих (Ин., 21, 16), а любовь к ближнему имеет плодом своим хранение заповедей, то истинно сказано: в сию обою заповедию весь закон и пророцы висят» (Златоуст, Творения, т. 7, с. 719).


Журнал «Слово Церкви», № 5, 1917 г.

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля