Елена, Краснодарский край
17 декабря 2019

Соответствует ли духу старообрядчества просмотр с детьми в воскресной школе фильма «Страсти Христовы»?

Добрый день. Я являюсь учителем воскресной школы в одном из приходов РПСЦ (средняя группа, учащиеся в возрасте 10-15 лет). Как вы считаете, батюшка, насколько целесообразно и соответствует духу старообрядчества просмотр с детьми кинофильма «Страсти Христовы»?

Не плачите о Мне, обаче себе плачите, и чад ваших (Евангелие от Луки, зачало 110).

 

Фильм «Страсти Христовы» — историческая драма, повествующая о Страстях и Распятии Господних. Он снят известным американским актером и режиссером Мелом Гибсоном. По вероисповеданию он католик-традиционалист.

Самым тяжелым во время просмотра фильма является тотальный натурализм воспроизведения всех «Страстей», и когда человек видит весь этот ужас, он начинает подспудно доверять и всему остальному, показанному в этом фильме. Ведь режиссер и заказчик (продюсер) фильма «Страсти Христовы» Мэл Гибсон тщательно декларировал, что он снимал свой фильм исключительно на основании четырёх Евангелий Нового Завета. Так ли это? И какие еще источники он использовал в работе?

Сам же Гибсон потом признался, что в процессе съемок активно использовал книгу Анны Эммерих «Dolorous Passion of Our Lord Jesus Christ». Кто такая Анна Эммерих? Это немка, католическая монахиня — августинка, мистик, носившая стигматы (1774 — 1824). И именно по её книге снят эпизод в Гефсиманском саду — «Моление о чаше».

Но это только начало несоответствий. Через некоторое время видим еще совершенно не из Евангелия взятый момент — сатана, изображенный женщиной с мужским голосом, с ребенком — антихристом на руках. Это «буквальное следование Евангелию»? На мой взгляд, нет.

Апофеозом же «подлинности» стал момент Распятия. В фильме «Страсти Христовы» Спасителя распинают на лежащем на земле кресте, а после поднимают и укрепляют крест в земле. О том, что Исус Христос был распят на укрепленном в землю кресте, свидетельствуют такие древние церковные и исторические авторитеты, как Киприан Карфагенский, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Блаженный Августин. Все они говорят о том, что распятие происходило на поставленном и укрепленном в землю кресте. О таком способе распятия имеется свидетельство историка того времени Иосифа Флавия, который сообщает о помиловании юноши Елеазара после того, как был «поставлен его крест». Готовый крест перед казнью вкапывали нижним концом в землю, чтобы он прочно стоял в вертикальном положении, а не как показано в фильме Гибсона, где крест поднимают и вкапывают в землю вместе с прибитым к нему осужденным.

Кроме этих, сразу бросающихся в глаза примеров, о чем бы еще хотелось сказать — о Пресвятой Богородице и Присно Девей Марии, которая, показана в католической интерпретации. Авторы фильма тщательно наталкивают на католическую идею, что Богородица является физически сострадающей Христу и, следовательно, соискупительницей. В фильме ярко проводится мнение папы римского Иоанна Павла второго: «Она (Мария) завершает в своём теле так же, как и в своём сердце, то, что не достаёт в страданиях Христа»: «She (Mary) completes in her flesh as already in her heart what is lacking in the suffering of Christ».  [Pope John Paul II, Apostolic Letter, Salvifici Doloris, n. 25).

Когда Гибсон делал данный фильм, то, по его словам, он хотел, чтобы этот фильм был настолько шокирующим для зрителя, чтобы зритель был захвачен и доведён до края — «pushed over the edge». Jody Dean, телеведущий канала новостей CBS, говорит: «...этот фильм захватывает вас в первые пять секунд и больше не отпускает. Насилие, унижения, жестокость, кровь просто непостижимы...».

Для каких же целей нужно это непостижимое шокирование зрителя? Для чего из двух часов фильма полтора часа отведены на сцены насилия? Для замены образов Святого Евангелия более яркими и насыщенными образами из фильма. И при этой замене добавить свои, сначала не вполне ярко видимые элементы.

Так что скажем прямо: это, во-первых, католический фильм со многими католическими излишествами и приукрашательствами.

Во-вторых, это фильм. Не книга. Не богодухновенное Святое Писание. Не душеполезное мнение святых отцов. А фильм. То есть уже кем-то для нас пережеванное впечатление. И не только от Евангелия, о чем нам сначала говорили. Но и от много чего другого, начиная с авторского произвола самого Гибсона, книги католической монахини и многого другого…

В-третьих, — по очереди, но не по значению. Это действительно страшное обмирщение — позволять себе и своим братьям и сестрам во Христе смотреть на Святые Страсти Христовы через мнение еретика. Причем очевидно, что поскольку он католик, он соответственно еретик первого чина и, следовательно, он чужд Церкви Христовой.

И как мы увидели, он переврал не только «моление о чаше», но и само Распятие Христово.

Так что давать для просмотра данный фильм в воскресной школе — совсем неправильное, на мой взгляд, дело. 

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля