Уважаемый читатель! Для вашего устройства была автоматически отображена мобильная версия сайта, на которой удобнее просматривать последние новости и статьи, но с нее недоступны некоторые другие разделы.

Оставить легкую версию?
да нет
Новости Статьи Беседа Вопрос священнику Библиотека

Из истории русской парной бани. Часть 3

Помылся — как вновь народился

Безусловно, отечественные учёные-медики не могли обойти внимание русскую парную баню, пристально изучая её физиологические воздействия на человеческий организм, с успехом используя её свойства для исцеления от многих болезней.

Семён Герасимович ЗыбелинСемён Герасимович Зыбелин (1735–1802) — ученик М. В. Ломоносова, первый русский профессор медицинского факультета Московского университета, своим высоким авторитетом, изучив медицинские аспекты парной бани, в своей книге «О купаниях, ваннах и банях» подкрепил наблюдения португальского врача Антонио Нуньеса Риберо Санчеса. Девизом Зыбелина было: «Лечить по возможности без лекарств, с помощью природных средств».

Русской бане он придавал важное значение: «Кто из нас не знает по собственному опыту, какое обновление и возрождение сил чувствуешь при выходе из бани! Сам процесс мытья в бане, хорошо устроенной, есть наслаждение. Я не говорю уже о том приятном ощущении по окончании мытья, когда ваше разнеженное тело отдыхает в теплом, сухом, светлом и хорошо меблированном предбаннике. А следующее затем чувство бодрости, свежести и весёлого расположения духа стоит любого наслаждения» [1].

Как бы вторя С. Г. Зыбелину, известный русский учёный Н. М. Максимович-Амбодик (1744–1812) писал в конце XVIII века: «Русская баня до сих пор считается незаменимым средством от многих болезней. Во врачебной науке нет такого лекарства, которое равнялось бы с силою… бани» [2]. Одним из первых учёных, Нестор Максимович ратовал за медицину предупредительную, основную роль оставляя за гигиеной: «Чистота, опрятность одежды, мытье в бане есть наилучшее средство для сохранения здоровья», — говорил он.

Профессор медицинского факультета Московского университета Матвей Яковлевич Мудров (1776–1831) считал, что «…задача врача не столько лечить болезни, сколько предупреждать их, учить беречь своё здоровье». Выдающийся терапевт всегда подчёркивал, что первейшая основа всякого лечения — гигиена: чистота воздуха, здоровый сон, купание, закаливание, уход за кожей в русской бани, радость и польза от которой дороже всякого лекарства.

Уход за кожей в русской бани — дороже всякого лекарства

Сочинение профессора Московского университета, доктора медицины Петра Илларионовича Страхова (1792–1820) «О русских простонародных банях» явилось результатом продолжения научных исследований М. Я. Мудрого.

В XIX веке внимание отечественных учёных-медиков и русской парной бани усилилось и поднялось на более качественную основу. Их изыскания в области физиологического воздействия бани на организм человека строились на основе крупнейших достижений, которыми обогатилась наука в течение прошлого столетия.

В 1826 году в Московском университете А. А. Бойко-Куринский защитил диссертацию «О банях вообще и о русских банях в частности».

Профессор И. Т. Спасский, домашний врач А. С. Пушкина, опубликовал в 1835 году «Краткий очерк врачебного отношения к бане».

Прямой наследник традиции М. Я. Мудрого, Григорий Анатольевич Захарьин (1829–1897) возглавлял терапевтическую клинику Московского университета. Его справедливо считают одним из поборников гигиенического направления в русской медицине. В числе первых, Захарьин стал обучать студентов практическим навыкам водолечения. Он высоко ценил русскую баню и говорил, что при разумном применении эта «народная лечебница» помогает избавиться от недугов.

​Иван Романович Тарханов

Среди тех, кто занимался изучением воздействия русской бани, был блистательный учёный, академик Иван Романович Тарханов (1846–1908). Выдающийся физиолог неутомимо искал различные стимулы для улучшения жизнедеятельности человеческого организма, с этих позиций он заинтересовался баней. Исследования И. Р. Тарханова в этой области стали классическими.

Значительную лепту в изучении физиологического воздействия бани, в особенности её влияния на белковый обмен внёс и другой крупный учёный, современник И. Р. Тарханова, профессор Вячеслав Авксентьевич Манассеин (1841–1901) — ученик одного из основоположников русской терапевтической школы С. П. Боткина (1832–1889).

В номере 3-м медицинского журнала «Врач» за 1882 год, выходившем под редакцией профессора В. А. Манассеина, содержалась следующая характеристика русской бани: «В серой и труженической жизни нашего простолюдина баня действительно имеет чрезвычайно ценное и благотворное значение. Благодаря совокупности своих составных факторов — высокой температуре, обилию паров, энергетическому массажу, последовательному переходу из сферы одной температуры в другую и т. д., баня, помимо того, что содействует опрятности и чистоплотности, вместе с тем составляет и могучее гигиеническое, терапевтическое и профилактическое средство, предупреждающее развитие всевозможных заболеваний, накожных и простудных страданий, неизбежных при бытовых условиях жизни русского народа».

Все эти вышеупомянутые российские учёные медики открыли основные пружины механизма воздействия парной бани на организм человека, подтвердив, что вековая вера народа в её благодатные свойства имеет глубочайший смысл. Их ученики продолжили исследования в этой области, предвосхитив многое в физиологии бани. Даже простой перечень работ свидетельствовал о пытливом проникновении в существо вопроса.

«К изучению русской бани» — так озаглавил свою диссертацию А. Фадеев. В. Годлевский назвал свою работу «Материалы для изучения о русской бани» (1883) [3] В. Знаменский посвятил своё исследование гигиеническому значению банной процедуры. С. Костюрин всесторонне изучал, как действует банный жар на организм человека. Н. Засецкий скрупулёзно выяснил, как влияет потение на количественное содержание гемоглобина в крови и на пищеварительную силу желудочного сока. Само название диссертации И. Полозова «К вопросу о влиянии русской бани на температуру тела, мышечную силу, силу вдоха и выдоха, жизненную ёмкость лёгких, дыхания, пульс, артериальное давление, кожную чувствительность, кожно-лёгочные потери, обмен воды и вес тела» — говорит о всестороннем подходе к теме. В. Груздев и Н. Маковецкий занимались изучением того, как отражается баня на обмене веществ, усвоении жиров и азотистых частей пищи. С. Фиалковский потратил немало усилий на то, чтобы выяснить, каково влияние бани на зрение.

Научное изучение влияния русской бани на организм человека, проведённое в XIX — в начале XX вв., показало огромную положительную роль бани. Было установлено, что её воздействие выходит далеко за пределы только гигиены, и что физиологическая «встряска», вызванная банной процедурой непосредственно влияет на обмен в организме и улучшает не только самочувствие, но и объективно отмечаемые показатели организма.

Фёдор Федорович Эрисман Фёдор Федорович Эрисман (1842–1915), основатель гигиенической школы в России, высоко оценил научный вклад Тарханова, Манассеина и их учеников. Подводя итоги их научных исследований. Ф. Ф. Эрисман писал: «Всяческие омовения, обливания водой, купания и парения тела важны не только для поддержания чистоты, но имеют огромное значение для всех главнейших жизненных функций организма».

Для русского человека баня, безусловно, была больше чем просто гигиеническое средство. Она давала отдых натруженному телу, снимала душевную усталость. Свидетельство тому — меткие народные поговорки: «Кости распарить — всё тело поправить», «Баня болезнь из тела гонит», «Помылся — как вновь народился», «Баня парит, баня правит, баня всё поправит», «Который день паришься, тот день не старишься», «Лук да баня всё правит», «Баня — мать вторая», «Пар костей не ломит, вон души не гонит», «Такая парка, что небу жарко», «Баня не заговение, на неё нет запрета», «В баню ходить — не вино пить, а тело мыть: помыть, попарить, молодцом поставить», «Парься — не ожгись, поддавая, не опались, с полка не свались» и другие [4]. В своём исследовании учёный первой половины XIX века С. Гаевский пишет: «Нет в мире народа, который бы так часто употреблял паровые бани, как русский; привыкши с младенчества, по крайней мере, один раз в неделю быть в паровой бане, русский едва ли без неё может обойтись» [5].

Но не только простой народ, но и правители и государственные мужи Государства Российского, полководцы и деятели отечественной культуры и науки, писатели, поэты, музыканты, художники любили и почитали русскую паровую баню. Все русские цари имели свои собственные бани. Об отношении Петра I к русской парной бани уже говорилось выше. Именно в петровские времена начали возводиться дворцовые бани в античном стиле. В 1780–1793 годах в комплексе сооружений Большого Дворца в Царском Селе архитектором Чарльзом Камероном (1730-е–1812) были сооружены так называемые «Холодные бани» — копия римских терм [6]. Здесь же, в Екатерининском парке, на третьем уступе Старого сада у пруда, было выстроено здание Верхней ванны, или «Мыльни их высочества». В павильоне нежного светло-жёлтого цвета несколько помещений: сени, раздевальная, ванна, парильня и восьмигранный зал для отдыха, на стенах которого — копии росписей из знаменитого древнеримского Золотого дома Нерона. Неподалёку расположена более скромная Нижняя баня для придворных.

В 1780 году проект Камерона утвердили, и весной началось строительство ансамбля царскосельских терм: Холодных бань с Агатовыми комнатами, Висячего сада и галереи

Великий русский полководец А. В. Суворов считал парную баню наилучшим способом закалки. Будучи в детстве хилым и слабым, он только благодаря физическим упражнениям, закаливанию и регулярному посещению бани стал крепким и выносливым до преклонного возраста. Сержант Сергеев, шестнадцать лет безотлучно находившийся при полководце, вспоминает: «В бане Суворов выдерживал ужасный жар, после чего на него выливали вёдер десять холодной воды, и всегда два ведра вдруг».


Москва без бань — не Москва

​Александр Сергеевич Пушкин

Большим любителем и знатоком русской бани был А. С. Пушкин, пристрастившись к ней ещё в детские годы. «Каждую субботу баня», — вспоминает о распорядке царско-сельского лицея близкий друг поэта декабрист Иван Пущин. Пушкин не раз обращался к парной бани в своём творчестве, прекрасно описал её в поэме «Руслан и Людмила» и в повести «Капитанская дочка», а в «Путешествии в Арзрум» подробно описал тифлисские бани.

Парная баня была подлинной страстью великого русского певца Ф. И. Шаляпина. «Это у меня с детства, — рассказывал Шаляпин. — Любил я с отцом ходить в баню… Там мылись мы и парились часами, до устали, до изнеможения. А потом когда ушёл я из дому, помню: в какой бы город я не приезжал, первым долгом, если хоть один пятак был у меня в кармане, шёл я в баню и там до конца мылся, намывался, облизывался, парился и опять все с начала».

Любил баню и гениальный химик Д. И. Менделеев. В своих воспоминаниях его жена А. И. Менделеева пишет: «Одно из удовольствий, которое Дмитрий Иванович любил доставлять себе, была русская баня. Он не любил принимать домашние ванны, а шёл в общую баню, где оставался долго. Любил полок, веник, и беседы с банщиками. Возвратясь из бани, пил чай и чувствовал себя именинником».

Почитали баню И. С. Тургенев, Л. Н. Толстой, А. И. Куприн, А. П. Чехов, В. А. Гиляровский и многие другие.

Известный бытописатель старой Москвы В. А. Гиляровский (1853–1935) в своей книге «Москва и Москвичи» прямо заявляет: «Москва без бань — не Москва! Единственное место, которого ни один москвич не миновал — это баня. И мастеровой человек, и вельможа, и бедный, и богатый не могли жить без торговых бань». Причём, «…все они (бани — авт.) имели постоянное население, своё собственное, сознававшее себя настоящими москвичами» [7].

Говоря о русской парной бане, невозможно не упомянуть о Сандуновских и Китайских банях, которые считались лучшими в России в прошлом столетии. 1806 году актёры Петровского театра супруги Сандуновы на месте своей усадьбы на берегу реки Неглинной в центре Москвы построили большие каменные бани (по сию пору их называют Сандуновскими) и сдали их в аренду некоей Авдотье Ламокиной. Бани были выстроены с неслыханными в Москве удобствами и вскоре превратились в клуб, где встречалось самое разнообразное общество. В. А. Гиляровский в книге «Москва и Москвичи» пишет: «В этих банях перебывала грибоедовская, и пушкинская Москва, та, которая собиралась в салоне Зинаиды Волконской и в английском клубе» [7].

 

 Сандуновские бани. Построены архитектором В. Фрейденбергом в 1895 году в центре Москвы. Фотографии конца XIX века

По свидетельству очевидцев-современников А. С. Пушкина, поэт бывал в Сандуновских банях и любил «жарко попариться». Эти же бани предпочитал другим и Денис Давыдов.

Сандуновские бани стали приносить сказочный доход, поэтому не удивительно, что крупный купец и фабрикант Хлудов решил построить также в центральной части Москвы новые бани, которые по роскоши и удобствам превосходили бы все существующие. Проект этих бань разработал архитектор Эйбушиц. В 1881 году был возведен первый корпус новых бань, включавших два отделения: «простонародная» и «дворянская». В 1893 году открылась «полтинное отделение». Посетители были изумлены красотой и дороговизной отделки и обстановки. Новые бани получили название «Китайские» по одноимённому проезду, в районе которого они располагались (в наше время они называются Центральными).

В ответ новые владельцы Сандуновских бань решили их перестроить с ещё большей роскошью, что и было сделано в три года. Начинал строительство известный венский архитектор Фрейденберг, достраивал бани архитектор В. И. Чагин. Новые Сандуновские бани были открыты в 1896 году в дни коронации последнего царя. Великолепие залов отстроенных бань умножило их славу.

Сандуновские бани

В новых Сандуновских банях был свой водопровод — воду брали из того места Москва-реки, где она была чище всего. Этот факт публично засвидетельствовал авторитетный учёный-гигиенист Ф. Ф. Эрисман, имевший славу человека принципиального и неподкупного. В то время во всей Москве была всего одна электростанция. Сандуновские же бани обзавелись своей — второй в городе, и все помещения — раздевальни, мыльные, парные освещались при помощи собственного электричества.

В бассейн через каждые два часа приходил человек в белом халате, на глазах у купающихся зачерпывал ковшом пробу воды и относил в соседнюю комнату, где она подвергалась исследованию на чистоту. И это при том, что вода в бассейне была проточной.

Толковый словарь Владимира Ивановича Даля

Однако, справедливости ради, следует добавить, что наряду с несколькими роскошными, продолжали существовать и старые, запущенные бани, про которые в Толковом словаре В. И. Даля приведена пословица: «Торговая баня всех моет, а сама в грязи».

В XX столетии в нашей стране к бане стали относиться лишь как к средству гигиены, используя её только для мытья тела.

Лечебно-профилактические и закаливающие свойства бани мало принимали во внимание. Многие добрые традиции русской парной бани, к сожалению, забыты и утеряны, их надо терпеливо, буквально, по крупицам собирать.

Правда, в последнее время наметился интерес к русской парной бани у наших соотечественников. Во многом это связанно с тем, что всё большее количество людей внимание своё обращают на собственное своё здоровье, избавляются от вредных привычек, начинают заниматься физкультурой и спортом, а парная баня является одним из немаловажных атрибутов здорового образа жизни.

Безусловно, многие факты позволяют считать, что баня, как изобретение, не может принадлежать к какому-либо одному народу. Она возникла случайно, а закрепилась как потребность людей в чистоте и исцелении от болезней. С незапамятных времён омовение, различные водные процедуры, бани спасали людей от губительных болезней, укрепляли здоровье, радовали, воскрешали душевные силы.

Баня была самым главным лекарством от всяких болезней

Истоки парных бань на Руси идут от народной гигиены, которая возникла, возможно, ещё раньше, чем народная медицина. Особая роль в сохранении и развитии банных традиций принадлежат самому русскому народу. «Русский крестьянин, — отмечалось в энциклопедическом словаре Брокгаузера и Ефроназначительно определил своих европейских собратьев относительно заботливости о чистоте кожи». Знаменательны в этом отношении слова известного историка и бытописателя обычаев и нравов русского народа Н. И. Костомарова: «Баня была самым главным лекарством от всяких болезней: коль скоро русский почувствует себя нездоровым, тотчас… идёт в баню париться… Для простого народа баня школой той удивительной нечувствительности ко всем крайностям температуры, какою отличались русские, удивляя этим иностранцев» [8].

Сама история развития традиций и обычаев бани в России, технология банной процедуры, конструктивные особенности строения бани и её внутреннего обустройства, словом, всё, что входит в понятие «русская парная баня», — явление несколько самобытное и оригинальное, что с полным правом можно говорить о русской парной бане как о самостоятельном направлении в тепловодолечении. К такому выводу неоднократно приходили как отечественные, так и зарубежные исследователи на протяжении нескольких веков.

Автор: Владимир Козырев
 


Библиографический список:

[1]. Галицкий А. В. Щедрый жар. Очерки о русской бане и ее близких и дальних родичах. — М.: физкультура и спорт, 1986, 96 с.
[2]. Максимович-Амбодик Н. М. Врачебное веществословие или описание целительных растений. — СПБ.: 1783, кн. I, часть I, с. 35.
[3]. Завойко Г. К. Верования, обряды, и обычаи великорусов Владимирской губернии. — Этнографическое обозрение, 1914, с. 1–2.
[4]. Новый сборник русских пословиц и притчей, служащий дополнением к собранию русских народных пословиц и притчей. Изд. И. Снегиревым — М.: 1848, с. 42, 87.
[5]. Гаевский С. Медико-топографические сведения о Санкт-Петербурге. — СПБ, 1835.
[6]. Советская энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия, 1984, с. 532.
[7]. Гиляровский В. А. Москва и москвичи. — М.: Московский рабочий, 1979, с. 246–274.
[8]. Костомаров Н. И. Русские нравы. Домашняя жизнь и нравы великорусского народа в XVI–XVII столетиях (очерк). — М.: 1995, с. 83–84.