«Проповеди, речи, послания» старообрядческого архиепископа Московского и всея Руси Иринарха (Парфенова)

В издательстве «Языки славянских культур» вышла в свет книга «Проповеди, речи, послания» старообрядческого архиепископа Московского и всея Руси Иринарха (Парфенова). В сборник вошли сочинения, написанные в 1940-е годы и сохранившиеся в машинописных копиях в архиве митрополии Московской и всея Руси Русской Православной старообрядческой Церкви. Вторую часть однотомника составили послания и обращения военных лет, часть из них написана совместно с епископом Геронтием (Лакомкиным), третью — выступления и речи, сказанные по тому или иному случаю уже после окончания Великой Отечественной войны и представляющие определенный исторический интерес, не имеющие проповеднического или вероучительного характера. Четвертый раздел составили избранные письма. Книга является первой попыткой собрать воедино, обобщить, осмыслить наследие одного из видных старообрядческих церковных деятелей ХХ столетия. Книга вышла при участии старообрядческой общины храма святителя Николы у Тверской заставы и Музейно-библиотечно-архивного отдела митрополии Московской и всея Руси РПСЦ. Издание приурочено к 400-летию со дня рождения протопопа Аввакума. Составитель и автор примечаний В.В. Боченков.

Архиепископ Иринарх был пастырем из народа и для народа. Он родился в слободе Печоры Нижегородской губернии в 1881 году. Отец его был кузнецом, а мать — простая батрачка. После смерти в 1887 году отца был отдан в школу, в которой «проучился три зимы» и окончил с похвальным листом. Далее учеба из-за бедности семьи оказалась невозможной: в двенадцать лет подросток был вынужден работать. Он поступил «мальчиком» в контору фирмы «У. С. Курбатов». Одновременно начал прислуживать в старообрядческом молитвенном доме при этой фирме.

«С первого же года в моем ведении были угли да кадило, — вспоминал владыка в своих «Автобиографических заметках», — а затем, со вре­менем, и все облачения, и порядок во св. алтаре, где должна была поддерживаться образцовая чистота. Спрашивали с меня очень строго. В первые два года дьячки выдрали с моей головы столько волос, что можно было бы свалять добрые сапоги, потому что волосы у меня росли густые и стриглись только в кружок, ниже ушей. Два года служил бесплатно, на третий положили жалованье — 3 руб. в месяц».

Архиепископ Иринарх (Парфенов)

Архиепископ Иринарх подробно излагает, как женился, как был рукоположен в сан священника, как потом, после смерти супруги, принял иноческий постриг, стал епископом. Всё это читатель отыщет в книге, жаль только, что свои заметки он не довел до конца. Можно предположить, что написать их побудил его пример ближайшего помощника владыки Геронтия (Лакомкина).  

Священник Иоанн Парфенов был избран кандидатом в архиереи на Освященном Соборе в 1928 году. Он должен был занять Самарско-Ульяновскую и Уфимскую кафедру. Это было особое время. С 1922 по 1928 год включительно происходит относительное смягчение религиозной, точнее антирелигиозной, политики. Старообрядцам удалось провести пять Соборов: в 1922-м, затем с 1925 по 1928 годы. Собор, избравший овдовевшего священника Ивана Парфенова кандидатом в архиереи, был последним. С 1929 по 1938 год начался новый этап преследований.

В 1932 были разгромлены старообрядческие братства — в Ленинграде, имени протопопа Аввакума, организованное еп. Геронтием (Лакомкиным), Калуге, на Кавказе. Они ставили целью воспитывать молодежь в религиозном духе, противодействовать атеистической пропаганде, словом, обеспечить преемственность поколений верующих. Если раньше была возможность в том же, например, Ленинграде организовать пастырско-богословские курсы, теперь ничего подобного нет.

Владыка Иринарх был рукоположен в декабре 1928 года в Самаре, и после своей архиерейской хиротонии окончательно переехал в этот город (ранее он проживал в селе Мурашкино). Прошло совсем немного времени, и здешний кафедральный храм был 25 января 1930 года закрыт. Владыка прослужил там только 13 месяцев. Последующие два года он провел в поездках по епархии, имея лишь временное жилье. В июле 1930 г. ему была поручена во временное управление Семипалатинская и Миасская епархия. В декабре 1932 года он был арестован и вскоре по обвинению в контрреволюционной агитации осужден на пять лет заключения. В 1936 году был досрочно освобожден и тогда же, в начале декабря, приехал на жительство в Кострому, где поселился у сына и дочери. В 1941 году, до начала войны, по ходатайству Московской старообрядческой общины владыка Иринарх был возведен в достоинство архиепископа Московского и всея Руси. В 1943 году его помощником стал освободившийся после десятилетнего заключения епископ Геронтий (Лакомкин).

Послевоенные годы характеризуются стремительным подъемом церковной жизни. Этому способствовала новая государственная политика взаимоотношений с религиозными организациями. В мае 1944 года постановлением Совета народных комиссаров СССР был создан Совет по делам религиозных культов. Он наблюдал за проведением в жизнь законодательства о религиозных организациях, рассматривал вопросы, заявленные их руководителями. На местах была введена должность уполномоченного Совета. Мало-помалу началось возвращение верующим молитвенных зданий, регистрация новых общин. В 1945 году вышел в свет первый церковный календарь. Он содержал только святцы. Следующие выпуски стали полнее. Они включали статьи, молитвы, разъяснение особенностей устава, заметки с новостями из общин. В 1946 г. в день своего 65-летия владыка Иринарх получил официальное поздравление от председателя Совета по делам религиозных культов при Совете министров СССР И.В. Полянского. За всю историю старообрядчества, начиная с середины XVII века, это был первый случай, когда правительственный чиновник официально поздравил предстоятеля.

«Работа, проделанная Старообрядческой Архиепископией в те годы, — вспоминала Галина Мариничева, секретарь архиепископии, — была колоссальной. И во всем трудились сообща Архиепископ Иринарх и епископ Геронтий. Меня поражала их удивительная трудоспособность, энергия, их общая горячая преданность святой Церкви. В искренней братской любви между собою они как бы дополняли друг друга, создавая целостное единство. Может быть, этим и можно объяснить плодотворность их сотрудничества».

Архиерейские службы в Покровском кафедральном соборе возобновились в 1942 году, когда владыка Иринарх вернулся в Москву из Ульяновска, где находился в эвакуации. «Те, кто знал его лично, видел его богослужения, — пишет Галина Мариничева, — никогда не забудут исключительной одухотворенности его лица, особенно в моменты молитвенных возношений и возгласов. Его необыкновенный голос звучал необыкновенно стройно, молитвенно и проникновенно, трогая сердца молящихся своею искренностью и задушевностью».

Готовя свои проповеди, архиепископ Иринарх использовал труды других авторов, в том числе нестарообрядцев. Он не предполагал, что когда-нибудь они будут опубликованы. Они, аккуратно отпечатанные на пишущей машинке, а также письма владыки, адресованные самым разным людям, знакомым и незнакомым, сегодня являются свидетельством того, что церковное слово не умолкало, а продолжало звучать, какое бы время ни переживала страна. Мало того, оно подкреплялось личным примером пастырской жизни. Архиепископ Иринарх призывал свою паству быть прежде всего верующими, и это естественно, и русскими людьми.

Владыка умер 7 марта 1952 года от повторного инфаркта, похоронен на участке архиерейских могил Рогожского кладбища.


Автор: Виктор Боченков

Понравился материал?

Лучшая благодарность за нашу работу — это подписаться на наши каналы в социальных сетях и поделиться ими со своими друзьями!

Комментарии (1)

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля