РПЦ разработала для школьников курс о репрессированных за веру

Московский патриархат разработал для образовательных учреждений курс, посвященный новомученикам, подвергшимся репрессиям за православную веру. Об этом сообщили на заседании церковно-общественного совета при патриархе по увековечению памяти новомучеников и исповедников Русской церкви.

Митрополит РПЦ Крутицкий и Коломенский ЮвеналийКак сообщил митрополит РПЦ Крутицкий и Коломенский Ювеналий, председатель Синодальной комиссии по канонизации святых в 1989–2011 гг., в настоящий момент разработаны методические рекомендации по проведению в организациях общего и дополнительного образования занятий, посвященных подвигу новомучеников и исповедников Русской Православной Церкви (РПЦ).

Иерарх РПЦ рассказал, что этот курс рекомендуется в качестве учебного модуля «Новомученики и исповедники Церкви Русской», интегрированного в учебную дисциплину «Основы православной веры», а для государственных образовательных организаций — в качестве отдельного курса внеурочной деятельности по направлению духовно-нравственной культуры. Русская Православная Церковь планирует издать серию брошюр с житиями новомучеников, разработать маршруты паломнических поездок, установить мемориальные доски, переименовать российские улицы и площади именами новомучеников.

Так, в Московской области уже переименовано две улицы в честь погибших за веру: в селе Ильинском Красногорского района улица Новая Островская переименована в честь великой княгини Елизаветы Федоровны Романовой и в Электрогорске улица Безымянная переименована в честь священномученика Константина Успенского. По словам митрополита, в вопросе переименования улиц трудности связаны с отсутствием консенсуса в обществе во взглядах на историю России ХХ века. Епископы на местах сообщают, что практически все их предложения на этот счет не находят поддержки у муниципальных властей.

РПЦ разработала для образовательных учреждений курс, посвященный новомученикам, подвергшимся репрессиям за православную веру

В честь новых святых Российских мучеников и исповедников по благословению митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия группой ведущих иконописцев Православного Свято-Тихоновского Богословского Института была написана икона «Собор святых новомучеников и исповедников Российских».

Икона «Собор святых новомучеников и исповедников Российских»

На 15-ти боковых клеймах иконы изображены наиболее известные места мученических подвигов и наиболее выдающиеся страдания святых: Соловецкий монастырь, превращенный в Соловецкий лагерь особого назначения в 1923 году, разорение Троице-Сергиевой Лавры и похищение мощей преподобного Сергия Радонежского, убийство княгини Елизаветы Федоровны, заточение патриарха РПЦ Тихона в Донском монастыре, убийство царской семьи, массовые расстрелы священников в Бутове в 1930-е годы, расстрел крестного хода в Астрахани, разорение Саровской обители, похищение мощей преподобного Серафима Саровского и другие трагические события.

6 мая 2014 года в г. Сергиевом Посаде на здании бывшего Мариинского Убежища для сестер милосердия Красного Креста торжественно открыли мемориальную доску в память княгини Елизаветы Федоровны

Так, княгиня Елизавета и ее сестра Варвара, принадлежащие к числу новомучеников, были канонизированы Русской Православной Церковью Заграницей (РПЦЗ) в 1981 году, а в 1992 году — причислены Архиерейским собором РПЦ к лику святых и включены в Собор новомучеников и исповедников Российских. Елизавета Федоровна была убита большевиками в июле 1918 года — сброшена в шахту Новая Селимская, в 18 км от Алапаевска. Посмертно реабилитирована Генеральной прокуратурой России 8 июня 2009 года.

Елизавета Федоровна (1 ноября 1864 — 18 июля 1918 гг.) — великая княгиня царствующего дома Романовых, почетный член и Председатель Императорского Православного Палестинского Общества, основательница Марфо-Мариинской обители в Москве

После окончания гражданской войны открытое поминовение за богослужением имен убиенных за веру практически прекратилось. Вызвано это было тем, что деятельность всех убитых в предыдущие годы православных христиан стала признаваться контрреволюционной.

Памятник священникам и мирянам, пострадавшим за веру, в городе Шуя Ивановской области. Скульптурная композиция представляет собой двух священнослужителей и девочку, расстрелянных в 1922 году

Московская Патриархия в своих официальных заявлениях около 60 лет (со времени «легализации» Временного Патриаршего Синода при митрополите РПЦ Сергии (Страгородском) до «перестройки») вынужденно отвергала факт преследований за веру в СССР.

В редакционной статье книги «Правда о религии в России», изданной в 1942 году, подобное «опровержение» звучит так:

За годы после Октябрьской революции в России бывали неоднократные процессы церковников. За что судили этих церковных деятелей? Исключительно за то, что они, прикрываясь рясой и церковным знаменем, вели антисоветскую работу. Это были политические процессы, отнюдь не имевшие ничего общего с чисто церковной жизнью религиозных организаций и чисто церковной работой отдельных священнослужителей. Православная Церковь сама громко и решительно осуждала таких своих отщепенцев, изменяющих её открытой линии честной лояльности по отношению к советской власти.

60 лет Московская Патриархия официально отвергала факт преследований за веру в СССР

1 ноября 1981 года Русская Православная Зарубежная Церковь на Соборе под председательством митрополита Филарета (Вознесенского) совершила прославление Собора новомучеников. Во главу Собора поместили последнего российского императора Николая II, членов августейшего семейства, патриарха РПЦ Тихона. Однако канонизация была проведена без тщательного предварительного исследования обстоятельств жизни и кончины прославленных лиц. РПЦЗ были прославлены не только конкретные лица, но и сам феномен мученичества в коммунистическом государстве. К лику святых причислили всех новомучеников и исповедников, в том числе и тех, чьи имена неизвестны.

РПЦЗ, а позже и РПЦ к лику святых были причислены как известные, так и неизвестные новомученики и исповедники веры

В дальнейшем отсутствие канонизации Собора новомучеников и исповедников со стороны Московского Патриархата расценивалось в РПЦЗ как «одно из главных препятствий на пути сближения с Церковью в Отечестве». Началом прославления новомучеников и новых исповедников Российских, пострадавших в годы революционной смуты и большевистского террора, стала канонизация патриарха РПЦ Тихона 9 октября 1989 года. В июне 1990 года на Поместном Соборе архиепископ Берлинский Герман (Тимофеев) первым из иерархов открыто заявил: «нам нельзя отрекаться от бесчисленных мучеников за веру, нельзя забывать их».

25 марта 1991 года Синод РПЦ принял Определение «О возобновлении поминовения исповедников и мучеников, пострадавших за веру Христову, установленного Поместным Собором» 18 апреля 1918 года: «Установить по всей России ежегодное поминовение в день 25 января (7 февраля) или в следующий за сим воскресный день всех усопших в нынешнюю лютую годину гонений исповедников и мучеников».

Памятный знак «Пострадавшим за веру во Христа в годы гонений и репрессий XX века», установлен в г. Сергиевом Посаде Фондом науки и культуры священника РПЦ Павла Флоренского

Профессор Б. А. Тураев и иеромонах Афанасий (Сахаров) составили «Службу всех святых в земле Русской просиявших», в которую включили ряд песнопений, посвященных мученикам, пострадавшим от большевиков. «Многолетний террор, развязанный большевистским партийно-советским режимом в отношении священнослужителей и верующих всех конфессий», был осуждён Указом Президента РФ № 378 от 14.03.1996 года «О мерах по реабилитации священнослужителей и верующих, ставших жертвами необоснованных репрессий» (статья 1 Указа).

Памятная доска на входе в храм Покрова Пресвятой Богородицы в Бутырской тюрьме

Архиерейским Собором РПЦ 2000 года были прославлены как известные, так и неизвестные мученики и исповедники веры. Чин канонизации совершен 20 августа 2000 года — было прославлено 813 новомучеников и исповедников Российских, свидетельства о подвигах которых были получены из 35 епархий РПЦ. В Собор новомучеников и исповедников Российских были внесены для общецерковного почитания имена 112 ранее прославленных местночтимых мучеников и исповедников. Также было определено, что в состав Собора святые будут включаться по решению Синода РПЦ. На 1 января 2011 года в Соборе новомучеников и исповедников Российских XX века поименно канонизированы 1774 человека, этот список дополняется по мере обнаружения и изучения сведений о казненных и репрессированных клириках и активных мирянах РПЦ.

Комментарии (4)

  1. Михаил

    Цитата из Солженицына:
    «Но я осмелюсь остановить внимание собравшихся еще на другом ≈ дальнем, трехсотлетнем грехе нашей русской Церкви, я осмеливаюсь полнозвучно повторить это слово ≈ грехе, еще чтоб избегнуть употребить более тяжкое, – грехе, в котором Церковь наша – и весь православный народ! – никогда не раскаялись, а значит, грехе, тяготевшем над нами в 17-м году, тяготеющем поныне и, по пониманию нашей веры, могущем быть причиною кары Божьей над нами, неизбытой причиною постигнувших нас бед.
    Я имею в виду, конечно, русскую инквизицию: потеснение и разгром устоявшегося древнего благочестия, угнетение и расправу над 12 миллионами наших братьев, единоверцев и соотечественников, жестокие пытки для них, вырывание языков, клещи, дыбы, огонь и смерть, лишение храмов, изгнание за тысячи верст и далеко на чужбину – их, никогда не взбунтовавшихся, никогда не поднявших в ответ оружия, стойких верных древле-православных христиан, их, кого я не только не назову раскольниками, но даже и старообрядцами остерегусь, ибо и мы, остальные, тотчас выставимся тогда всего лишь новообрядцами. За одно то, что они не имели душевной поворотливости принять поспешные рекомендации сомнительных заезжих греческих патриархов, за одно то, что они сохранили двуперстие, которым крестилась и вся наша Церковь семь столетий, – мы обрекли их на эти гонения, вполне равные тем, какие отдали нам возместно атеисты в ленинско-сталинские времена, – и никогда не дрогнули наши сердца раскаянием! И сегодня в Сергиевом Посаде при стечении верующих идет вечная неумолчная служба над мощами преподобного Сергия Радонежского, – но богослужебные книги, по которым молился святой, мы сожгли на смоляных кострах как дьявольские. И это непоправимое гонение – самоуничтожение русского корня, русского духа, русской целости ≈ продолжалось 250 лет (не 60, как сейчас) – и могло ли оно не отдаться ответным ударом всей России и всем нам? За эти столетия иные императоры склонны были прекратить гонения верных подданных – но высшие иерархи православной Церкви нашептывали и настаивали: гонения продолжать! 250 лет было отпущено нам для раскаяния, – а мы всего только и нашли в своем сердце: ПРОСТИТЬ ГОНИМЫХ, простить им, как мы уничтожали их»
    АЛЕКСАНДР СОЛЖЕНИЦЫН (ОТРЫВОК ИЗ ПИСЬМА ТРЕТЬЕМУ СОБОРУ ЗАРУБЕЖНОЙ РУССКОЙ ЦЕРКВИ):

    • Константин Краснов
      Константин Краснов

      И надо заметить — помогло. РПЦЗ попросила прощения у старообрядцев, в отличии от РПЦ, к соборам которой Солженицин не обращался

  2. Хорошее дело. Но начинать нужно было не со школьников, а со взрослых, потому что сомневаюсь, что им что-то известно о репрессированных за веру.

    • Любопытный комментарий диакона А. Кураева
      —————————————————————
      ОРОиК объявил, что подготовил учебник о восьми уроках про новомучеников. Дело хорошее. Но я уверен, что среди восьми уроков там нет шести самых важных тем.

      1. Жизнь и слово. Почему есть слова, право на отказ от которых приобретается отказом от жизни? Можно ли жить, став предателем? Тут надо не декларировать, а убедить старшеклассников в правоте Дамблдора: "Есть вещи более страшные, чем смерть". Готовы ли авторы учебника и педагоги к дискуссии в классе на тему о том, что человеческая жизнь не есть высшая ценность и что более того — ее ценность измеряется тем, за что ее саму как раз можно отдать? Провели ли авторы хоть одну живую дискуссию с подростками именно на эту тему? Введены ли и объяснены ли ими термины "сверхценности" и "сверхмотивация"? Перелопатили ли они гору литературы на тему The Psychology of the Christian Martyrs of the Roman Empire? А если они наткнутся на позицию "лучше пять минут быть трусом, чем потом всю жизнь покойником"? Понимают ли они, что идут к подросткам с предложением: "я расскажу вам нечто, согласие с чем может убить вас!"? Рекомендована ли в учебнике песня Высоцкого про "деревянные костюмы"?

      2. Еще один урок должен из мира аксиологии увести в мир древней истории и сравнительного религиоведения. Что такое феномен христианского мученичества? Иудеи считают, что еврейская жизнь важней любых слов и клятв. Говори, что требуют захватившие тебя террористы или власти — но спаси свою еврейскую жизнь. Гностики считали, что никакие грехи тела (в том числе и лже-клятвы и отречения) все равно не затронут инопланетную гостью-душу. "Вальдец качнулся к гиперстрацианской этике: – Значит, считаете себя раненым? Но рассудите: личность невыразима, уникальна и не чувствительна к внешним воздействиям. Поэтому ранена только рана; а она, будучи внешней по отношению к субъекту и чуждой интуиции, не создает повода для боли" (Шекли. Обмен разумами). Боги язычников вообще не ревнивы. Так почему для христиан это было так значимо? Причем ведь от христиан даже требовали не отречения от своего, а просто имитацию соучастия в общепринятом государственном обряде. Объяснено ли в учебнике, "свидетелями" чего считаются "мученики"? А это ведь тема отдельного урока: вера христиан в Божий суд, в значимость и бессмертие души и в воскресение тела. Смогут эти две женщины рассказать подросткам житие Софии и ее дочерей и убедить их в том, что пожертвовать дочками (Верочкой, Наденькой и Любашей) было верным решением? Смогут они провести демаркационную линию между знаками гражданской лояльности и религиозным ритуалом? Но если это не по силам авторам учебника, то зачем бросать в заведомо проигрышный бой рядовых педагогов?

      3. Третий очень важный и опять же пропущенный урок: как, воспевая христианских мучеников, не превознести исламских шахидов? Как эксперты ОРОиК отличат Самсона, своей смертью убившего сотни врагов, от исламского шахида?

      4. Как пояснить, что жертвы советских репрессий есть именно религиозные мученики? Ведь вряд ли есть хоть один приговор со словами "Поскольку подсудимый отказался отречься от веры во Христа и Бога, приговорить его к…". А если кто-то из них и согласился бы на слова отречения — точно ли это спасло бы ему жизнь во времена, когда и атеистическую компартию "чистили" не менее безжалостно? Как отличить протест гражданский и религиозный? И готовы ли авторы пафосного учебника ответить на простой вопрос: а почему не все христиане, не все священники и не все епископы стали мучениками в советские времена? Почему кого-то эта чаша миновала? Выходит, людей вычищали из жизни не по собственно религиозному критерию? Жизнь все же можно было чем-то купить? Чем? И тут честный разговор должен выйти на тему социального контроля и манипуляции. Оказывается, гонителям нужно было нечто иное, чем физическое уничтожение. Им была нужна управляемость. Почему кто-то из епископов им стал помогать в достижении этой цели, а кто-то нет? Почему в итоге святыми стали вторые, а не первые?

      5. Сегодня принято говорить о том, что на каждом из уроков дети должны овладевать определенной "компетенцией", обретенные знания превращать в свои собственные навыки и убеждения.
      Как в таком учебнике перебросить мост из истории в современность? Просто "Дети, помолимся нашим новомученикам?". Этого недостаточно. Значит, надо ставить другие трудные вопросы:

      — Возможно ли христианское мученичество сегодня в наших мегаполисах?
      — Женщина, которая знает, что роды ее убьют и решившаяся все же дать жизнь ребенку, отказавшаяся от аборта — это кто? Дура или святая? Фанатичка или мученица?
      — Предположим, вы поступили в мечтаемый вами университет. Что может вынудить вас хлопнуть его дверью, какой навязываемый его администрацией выбор вы сочтете недопустимым вторжением в вашу частную жизнь и совесть?
      — Есть ли для вас красная черта, за который вы готовы жертвовать если не жизнью, то карьерой? И, наконец: а если не умирать, то как еще можно отстаивать свои убеждения перед лицом власти и толпы?

      6. Что такое гонения в СССР? Тут нужны фрагменты лагерной прозы (Солженицын, Шаламов, Гинзбург…). Чтобы за словом "арестован" стало проступать человеческое, а не абстрактно-правовое содержание. Какие еще были формы утеснений? Ссылки, налоги, ограничения для детей…

      И вот после всех этих шести "введений в тему" можно уже два урока посвятить конкретным примерам мученических судеб. Я понимаю, что учебник писался для отчета в патриархию и рассчитан на уши, заранее все с себя смахивающие. Но вдруг кто-то всерьез станет думать над предлагаемыми сюжетами и задавать трудные и единственно важные вопросы?

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля

В связи с обновлением сайта, просим Вас воспользоваться формой для восстановления пароля от личного кабинета.

Восстановить пароль Зачем мне это?