Это не развлечение — духовный подвиг: как старообрядцы на Клады сходили…

Уральские старообрядцы продолжают посещать места, которые некогда были почитаемы, а потом на время — незаслуженно забыты. В этом списке и Веселые горы, и место упокоения инока Макария, и Кузова яма в Верхнем Тагиле. Этот список продолжает и местечко Клады в районе невьянского села Нижние Таволги. Туда-то мы и отправились на исходе лета.

Максим Гусев и Мефодий Тюкин

…После жарких дней ливень и прохлада, пришедшие на Средний Урал, успокаивали и радовали. Дождь начался накануне и в воскресенье угомонился. Но у сильных духом старообрядцев паломничество на Клады — местечко в ближайших окрестностях села Нижние Таволги, что под Невьянском, — запланированное за месяц до того, не могло отмениться из-за превратностей погоды.

Путь идет через лес

Сапоги и дождевики — главные атрибуты нашей экипировки для похода к месту бывшего старообрядческого скита. Нашим поводырем стал — да и может ли быть иначе? — Мефодий Тюкин, знаток этих мест и активист невьянской общины старообрядческой Церкви.

Сложно сказать, почему это место Кладами назвали, — рассуждает, отвечая на мой вопрос Мефодий Константинович. — Знаю, что здесь был скит, где подвизались и спасались несколько иноков.

Если бы не Мефодий Тюкин (в центре), таких паломничеств бы не было

Я же предполагаю: может, Кладами место назвали в знак того, что для предков это место было по-особому ценным? Оставив машины на краю села, мы идем сначала полем по чуть приметной колее, которая вскоре становится едва заметной тропинкой, потом по лесной дороге и выходим на луговой покос. Дождь, который шел всю ночь, днем все-таки прекратился. Но трава, деревья и даже сам воздух, кажется, стали мокрыми настолько, что хоть отжимай. Дышится глубоко и сочно. Да и не может быть иначе в этих почти заповедных уральских лесах!

Святыни на поросшем мхом пне

Километра через полтора мы вышли к месту. Под основательным навесом стоят кресты. Пока ждем отставших, Мефодий зажигает свечи, раскладывает книги, раздувает кацею. Дождь чуть слышно стучит по крыше, а мы готовимся к молитве.

Поскольку мы сегодня поминаем монахов, тропарь будем читать немного иной, — говорит Мефодий.

Перед началом молитвы

Горят свечи, струятся клубы ладана, в ветвях деревьев оседает пение — не громкое, такое родное и не всякому сходу понятное. На кресте читаем имена черноризцев: Дмитрий, Ефрем, Иона

Вечная память, — поют старообрядцы…

На кресте указаны, конечно, далеко не все имена здешней братии

Это место в наши дни популярно и у горстки белокриницких, и у часовенных. Люди приходят сюда не по разу за сезон — молятся на могилах, поименно поминая иноков, кто известен, а также и тех, чьи имена не сохранились до нас. Словно подтверждая, что далеко не все умершие известны, чуть поодаль от навеса среди сосен стоит одинокий крест. А я ловлю себя на мысли, что впору назвать его символом былого величия всего уральского старообрядчества. Память о нем ныне забыта, но не вытоптана окончательно из людских сердец.

Если присмотреться, то у деревьев до сих пор видны холмы, наверняка, — это могилы, — посвящает нас Мефодий Константинович в свои наблюдения.

Поминовение иноков

На обратном пути спускаемся в низину. По кем-то проложенным мосткам, изрядно подгнившим и частично сросшимся с лесной подстилкой, подходим к роднику у речушки Светлый ключ. Пьем серебристую воду, вкуснее которой, кажется, ничего нет.

Спускаемся к источнику за водой

А потом разбредаемся, кто куда. Невьянцы решают запасти на зиму местные травы, чтобы добавлять их в чай — тут и чабрец, и иван-чай и много чего еще, экологически чистого и полезного. А мы с Мефодием Константиновичем возвращаемся в одиночестве, но не молчим: пересчитываем по пальцам остатки былого величия уральского древлеправославия — таежные места, где были скиты, уральские деревни, некогда населенные староверами. И радуемся тому, что Бог дает нам возможность наведываться к этим местам. Для нас это не развлечение — духовный долг.

Фоторепортаж автора

Русская вера представляет
Полный учебник церковнославянского языка

Полный учебник церковнославянского языка

Уникальное издание «Полный учебник церковнославянского языка» с примерами из грамматики 1648 года — первая книга на русском языке, которая содержит исчерпывающее внутреннее описание церковнославянского языка, а также множество таблиц с примерами. Учебник написан без использования специальной филологической терминологии и предназначен для самого широкого круга читателей. Он будет незаменимым пособием для желающих во всей полноте понимать церковные книги и старинные русские источники, написанные с соблюдением правил церковнославянского языка.

Купить на ОЗОН

Святое Евангелие.
Прямой перевод с церковнославянского

Первый прямой перевод старого русского Евангелия на современный русский язык, доносящий до нас то, как читали и понимали Священное Писание наши предки. Перевод был сделан с церковнославянского дораскольного Евангелия Московской печати 1651 года. В книгу вошли все четыре канонических Евангелия: от Матфея, Марка, Луки и Иоанна. Для удобства, в книге приведено синодальное разбиение на главы и стихи, а также церковное деление на зачала. Двухцветная печать с киноварью. Предназначено для самого широкого круга читателей.

Русская вера представляет
Святое Евангелие. Прямой перевод с церковнославянского

Понравился материал?

Лучшая благодарность за нашу работу — это подписаться на наши каналы в социальных сетях и поделиться ими со своими друзьями!

Комментарии (3)

  1. уместно ли на гробном кресте начертать мирские имена? мнится табличка сия под нижней перекладиной, там, где Адам именован…

  2. Александр Гоголев

    Это же надо! Додумались на крест свечи лепить. Да и вообще, это не крест Господа, а как сообщает табличка, — распятие черноризцев. Воистину, радение не по уму — человеческое славят, а Божье хулят.

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля