Диспут о личности и деятельности патриарха Никона

29 апреля в Международном Фонде славянской письменности и культуры состоялся диспут между старообрядцами и новообрядцами о личности и деятельности патриарха Никона. Зал Фонда был заполнен практически полностью.

Диспут в Международном Фонде славянской письменности и культуры

Старообрядческую сторону представляла делегация Русской Древлеправославной Церкви во главе с о. Андреем Марченко. Интересно, что на днях закончился Собор РДЦ. На нем к лику святых были причислены 22 подвижника благочестия, в частности, Нил Сорский, Иов Почаевский и Афанасий Брестский.

Открывая диспут, его ведущий игумен Кирил (Сахаров) (РПЦ) привел характеристику бывшего патриарха Никона, сделанную профессором В.О. Ключевским:

Из русских людей XVII века я не знаю человека крупнее и своеобразнее Никона. Но его не поймешь сразу — это довольно сложный характер и, прежде всего, характер очень неровный. В спокойное время в ежедневном обиходе — он был тяжел, капризен, вспыльчив и властолюбив, больше всего — самолюбив. За ожесточение в борьбе его считали злым, но его тяготила всякая вражда — и он мягко прощал врагам, если замечал в них желание пойти ему навстречу. С упрямыми врагами был жесток. Но он забывал всё при виде людских слез и страданий: благотворительность, помощь слабому, больному, ближнему была для него не столько долгом пастырского служения, сколько безотчетным влечением доброй природы. По своим умственным и нравственным качествам он был большой делец, желавший и способный делать большие дела, но только большие. Что умели делать все, то он делал хуже всех; но хотел и умел делать то, за что не умел взяться никто, все равно — доброе это дело или дурное.

Основным докладчиком на заявленную тему был руководитель Отдела Украины Института стран СНГ, глава Ассоциации православных экспертов К.А. Фролов. Как и следовало ожидать, основную заслугу Никона Кирилл Александрович усматривает в его вкладе в воссоединение Великой и Малой Руси. Докладчик ссылался на позицию основоположника Русской Зарубежной Церкви митрополита Антония (Храповицкого), выступавшего за канонизацию патриарха Никона и одновременно бывшего ревнителем возрождения старого обряда в лоне Православной Церкви. В лице старообрядцев он усматривал союзников в деле восстановления патриаршества и против апостасийного Запада. Благодаря воссоединению с Малороссией, во многом была преодолена отсталость Московского государства, где было издано всего лишь несколько книг, в то время как в Малороссии, в Польско-Литовском государстве их издавались сотни.

Для Московской Руси было необходимо, по словам Фролова, «восполнение академизма», являющегося органичной частью византийского наследия. Для решения этих вопросов необходимо было провести унификацию обрядов.

«В проведении книжной справы были перегибы», признал докладчик («вполне вероятно, что старообрядцы были правы в ее оценке»). Вину в этом, однако, он возлагает на «тайного латинянина, действовавшего в интересах иезуитов» Паисия Лигарида, целью которого был срыв воссоединения Руси. К.А. Фролов сторонник обрядового плюрализма (в качестве примера был приведен западный обряд в Русской Зарубежной Церкви и зарождающийся татарский обряд). После оставления патриаршества Никон говорил, что «обои книги добры» старопечатные и новопечатные. На Большом Московском Соборе греческие богослужебные книги он называл «испорченными еретиками». Докладчик признал, что реформа проводилась поспешно.

Кирилл Фролов заявил, что согласен с мнением митрополита Макария (Булгакова), считавшего, что если бы Никон не оставил патриаршество, то раскола бы не было. Также Фролов повторил свою давнюю идею, что старообрядчество он видит только как самоуправляемую автономную часть Московской Патриархии.

Патриарх Никон. Копия с прижизненного изображения

Следующим выступил о. Андрей Марченко, представитель Русской Древлеправославной Церкви. Он назвал грубой ошибкой патриарха Никона его стремление к унификации церковных обрядов по новогреческим лекалам и малороссийскому варианту. Вместо того, чтобы внедрять в Московском государстве троеперстие, нужно было направить усилия на восстановление в Малороссии двуперстия. Кстати, по свидетельству Зизания, в Малороссии оно было широко распространено. Вместо этого Никон пожертвовал интересами своей Церкви, в то время как для малороссов и греков вопрос о форме перстосложения был непринципиальным (архидиакон Павел Алеппский писал, что его отец, антиохийский патриарх Макарий, благословлял московитов согласно их обычаю, т.е. двуперстно).

В результате никоновой реформы (точнее ее все же называть «никоно-алексеевской» или даже «никоно-петровской» прим. ред.) было подорвано доверие к своей русской церковной истории. Фактически, руководство страны и церкви подписалось под мыслью греков, что Россия не была до конца просвещенной, а «отцы русской церкви были невежами».

Также о. Андрей Марченко высказал следующие тезисы:

  • Никто не был против присоединения Малороссии и освобождения Константинополя, но интересы Русской Церкви были принесены в жертву политической целесообразности.
  • Самая большая ошибка патриарха Никона оставление им кафедры, из-за чего началась большая сумятица в церковной жизни.
  • Большой Московский Собор в 1666 и особенно в 1667 году с участием восточных иерархов расколол Русскую Церковь окончательно.

Протоиерей Андрей Марченко

О. Андрей отметил, что переводчиками на Соборе были Симеон Полоцкий и Паисий Лигарид. Первый был поэтом-ритором, западником, с иронией относящимся ко всему русскому. Второй, в силу плохого знания русского языка, не мог быть компетентным переводчиком по богословским вопросам («по-русски мог назвать цену на табак»). Докладчик назвал обоих этих переводчиков «проходимцами». Документов Собора на греческом языке нет. Непонятно, что напереводили эти два человека и какую информацию от них получали участники Cобора, приехавшие на Русь из Греции и других стран. Дискуссий и свободного общения на Соборе 1666-1667 годов не было.

О. Андрей Марченко рассказал, что греческие старостильники, с которыми РДЦ вступила в диалог, о расколе почти ничего не знают. Изначально ничего не знал о старообрядцах и основавший белокриницкую иерархию митрополит Амвросий (Попович) а ведь он в одно время был секретарем Синода.

По мнению о. Андрея, реформа в том виде, в котором она проводилась, вообще не была нужна. Это подтверждает учрежденное впоследствии единоверие. Книжная справа началась еще при Московском митрополите Макарии, однако она двигалась поступательно, с большой осторожностью. В отличие от него, Никон начал действовать быстро, единолично, невзирая на серьезные сложности богословских переводов и другие особенности книжного дела.

Алексей Васильевич Шишкин — старообрядческий общественный деятель, публицист, специалист по истории русской церкви и старообрядчества

После основных докладов начались прения, в которых смогли выступить и другие участники мероприятия. В частности, можно отметить выступления двух участников диспута А.В. Шишкина, редактора сайта «Современное древлеправославие», и В.А. Пустового, заместителя председателя Союза Православных Братств Украины.

Алексей Васильевич Шишкин раскритиковал апологию никоновской реформы Фроловым, когда церковные интересы были принесены в жертву политической целесообразности, геополитическим расчетам. Выразил несогласие с его утверждением об отсталости Московской Руси в деле просвещения. Так, протопоп Аввакум, находясь в земляной яме в Пустозерске, цитировал по памяти множество книг. Культа Никона на Руси не было, его стал возвеличивать митрополит Антоний (Храповицкий).

В. Пустовой в своем выступлении отметил, что в Малороссии старообрядцев, бежавших от гонений из Московской Руси, никогда не считали раскольниками. До Екатерины в малороссийской церковной жизни было много старообрядных элементов (они, кстати, сохранились, как это ни странно, у униатов, например, хождение крестных ходов посолонь).

По мнению Пустового, в никоновской реформе не было никакой необходимости. Получилось так, что в угоду геополитическим расчетам был принесен в жертву церковный фактор. Объединение было возможно и без церковной реформы, приведшей к расколу. Она была следствием внешней диверсии, инспирированной, по мнению выступающего, Ватиканом и орденом иезуитов. Было совершенно очевидно, что для объединения братских народов не нужно было ломать церковную традицию через колено и жечь в срубах.

Подводя итог диспута, игумен Кирил (Сахаров) отметил следующее: 

Патриарх Никон положился на богословскую компетентность и православность воззрений киевских ученых, но не учел, что они получили западное образование. Воспитанные в схоластическом богословии, украинцы в Москве должны были неизбежно столкнуться с русскими православными воззрениями, сложившимися веками на святоотеческом богословии, — отсюда коллизии.

Понравился материал?

Лучшая благодарность за нашу работу — это подписаться на наши каналы в социальных сетях и поделиться ими со своими друзьями!

Комментарии (35)

  1. Русская вера

    Комментарий от Игумена Кирила (Сахарова). Постскриптум к диспуту о патриархе Никоне

    Перед началом диспута одна женщина передала мне пакет с брошюрами антистарообрядческой направленности. Некий духовник-монах увещает свое духовное чадо не увлекаться старообрядчеством, иметь в виду, что снятие клятв со старых обрядов – дело митрополитов Сергия (Страгородского) и Никодима (Ротова), православие которых «сомнительно». Странно это слышать, зная позицию в этом вопросе канонизированного РПЦ МП митрополита Филарета (Дроздова) и участников Поместного Собора 1917-1918 годов. А вот свидетельство митрополита Питирима (Нечаева), записанное мной в начале 80-х годов во время учебы в Московских духовных школах: «До Поместного Собора 1971 года (снявшего клятвы — иг. К.) я постепенно привлек к этой теме наших церковных лидеров, и по моим разработкам на Соборе был сделан доклад об отмене клятв на старые обряды. С тех пор ничто не мешает мне креститься двуперстно». Назывались имена и других иерархов, принявших участие в подготовке Соборного деяния о снятии клятв, например, архиепископа Саратовского Пимена (Хмелевского). Знакомый священник, участвующий в реставрации Ново-Иерусалимского монастыря, на следующий день после диспута позвонил мне и очень эмоционально стал говорить о том, каким подвижником-аскетом был Никон, сколько он сделал добрых дел и т.п. Кстати, митрополит Питирим также говорил, что, с одной стороны, Никон «имел крутой нрав», а с другой – «он был искренним, глубоким подвижником-аскетом».

    Преподаватель МДС протоиерей Петр Веретенников (ныне архимандрит Макарий) в 1981 году на лекции в актовом зале Московских духовных школ рассказывал: «Никон спал на каменном ложе, его монашеский параман весил 6 кг, и находился он под драгоценным саккосом. Он лично выкопал колодец. Вместе с другими таскал землю и кирпичи». Известный апологет патриарха Никона протоиерей Лев Лебедев в своей статье (см. «Богословские труды» 23-й выпуск) писал: «Патриарх Никон отличался способностями к самым разным наукам и ремеслам, чрезвычайной начитанностью. Он был образованнейшим и умнейшим человеком своего времени». Мне трудно что-то сказать по этому поводу, но то, что он производил свои исправления на основании современных ему греческих книг, а не по древним книгам, как декларировалось, – это убедительно доказал профессор Н. Каптерев (+1916 г.). Никон не внял предупреждению Константинопольского патриарха Паисия, который в своем ответном письме указывал, что «различия в обрядах, не затрагивающих существа веры, не являются серьезным нарушением». И еще: «нельзя говорить, что развращается вера, если есть различия в несущественных вещах (обрядах); главное, чтобы было согласие в сущности». Честно говоря, меня в этих словах покоробила оценка значимости обрядовой стороны. Намного ближе то, что писал об обряде В.П. Рябушинский в своей книге «Старообрядчество и русское религиозное чувство»: « Обряд – его (т.е. христианина – иг. К.) оружие, и тот же обряд – панцирь для одухотворенного тела. Упорный воин готов в походе нести тяжелое снаряжение, зная, что оно пригодится ему в бою, а малодушный изнемогает от ноши, не думает о бое, думает только о том, чтобы было ему полегче теперь, и поэтому бросает патроны, и лопату и даже оружие. В результате – безславная смерть, плен и бегство. Нечто подобное происходит и в религиозной жизни людей».
    Патриарх Никон торжественно проклял двуперстие. От этого его не удержал, а напротив, потворствовал в этом другой восточный патриарх – Антиохийский Макарий. Более того, он сам сначала произнес это проклятие. Профессор Каптерев в своей статье «О церковно-обрядовых реформах патриарха Никона (журнал «Богословский вестник» 1908-09 гг.) писал: «Главная доля ответственности за реформы и характер ее исполнения падает на его, Никона, советчиков и руководителей – восточных патриархов, и из них, по преимуществу и главным образом, на Антиохийскаго патриарха Макария». Невольно задумываешься: так ли случайны те беды, которые постигли Сирию в наше время?

    Во время диспута прозвучало, что патриарх Никон впоследствии говорил протопопу Иоанну Неронову, что «обои – старые и новые книги хороши, добры, все равно по каким хочешь, по тем и служи». Проф. Беликов задается вопросом: «А почему он не обратился с такими словами ко всем официально?» И далее: «это либо неправда Неронова, которая является его собственным показанием, или простая любезность патриарха с целью примирения. Не мог Никон одно и то же называть и черным и белым». (см. его книгу «Историко-критический обзор существующих мнений о расколе». (Киев, 1915 год.)
    Не секрет, что и ныне у патриарха Никона немало почитателей и сторонников. Вместе с такими известными деятелями, как участник книжной справы, ученый монах из Киева Епифаний Славинецкиий, как Симеон Полоцкий и патриарх Иоаким, они искренне считают, что причиной произошедшего раскола было невежество противников реформы. Очевидно, что это очень упрощенный и несостыкующийся с истинным положением вещей взгляд.

    • михалычъ

      люди, ну что это за позиция? За действия одного антиохийского патриарха Сирия наказана через четыреста лет после него?

      Если наказывать по такому принципу, от Земли бы уже камня на камне не осталось

  2. Vasily Stupin

    "Подводя итог диспута, игумен Кирил (Сахаров) отметил следующее:
    — Патриарх Никон положился на богословскую компетентность и православность воззрений киевских ученых, но не учел, что они получили западное образование"

    Стоило огород диспута городить ради констатации довольно спорного факта. Что, Никон не знал о "воззрениях киевских ученых"? Или что киевское богословие отличается от московского? А было ли вообще "московское богословие"? Большинство наших богословских книг того времени, это полемика, а не систематическое изложение веры.

    "Книга о вере" и "Кириллова книга" тоже, кстати, имеют одна белорусское, другая украинское происхождение, а из них наши боголюбивые предки чего только не навычитывали…

    • Сергий 985

      К вопросу о московском богословии.

      "Первой в России Академией, выполнявшей функцию подготовки духовных лиц, в том числе архиереев, а также функции трибунала и цензуры по делам веры, стала Славяно-греко-латинская академия, основанная в 1687 году. " (из wiki)

      Какое богословие если до 1687 года даже учебных заведений религиозных не было?

    • Alexander P-ky
      Alexander P-ky

      Странно читать такие вещи. В древности учебных заведений религиозных тоже не было, значит и богословия нет, так?

    • протоиерей Иоанн Миролюбов

      И в Древней Церкви, и на Руси всегда были великие подвижники и духовные учителя. А что касается богословов, то нельзя вступать в дискуссию, не зная их биографий. Учились, знаете ли…
      С экспансией римо-католиков на Восток потребность в богословах и апологетах была велика. И оказалось, что в Москве ничего издать не могут, кроме адаптированных текстов украинских авторов, получивших систематическое образование. Как бы не было это неприятно осознавать, но "матчасть надо знать".

    • Vasily Stupin

      Получается, не будь Раскола, так и богословия бы русского не было — ни новообрядного, ни старообрядного?

    • протоиерей Иоанн Миролюбов

      Православное богословие не может быть русским или нерусским, тем более старообрядным или новообрядным. Богословы могут быть и русскими по происхождению, но с этим далеко не всегда было благополучно.

    • михалычъ

      это было характерно именно для М осковии или было результатом ситуации в православии того времени в целом?

    • протоиерей Иоанн Миролюбов

      Это было характерно для Православия того времени в целом, но в Греции и на Украине (до митрополита Петра Могилы) дело обстояло значительно лучше.

    • протоиерей Иоанн Миролюбов

      У митр. Петра Могилы и его последователей доминирует схоластическое мышление, внедренное криптокатолической (сознательно или подсознательно) богословской школой (это не мое мнение, а достаточно обоснованное специалистами, см. , например, прот. Г. Флоровского "Пути русского богословия", если не интересно посмотреть более простые семинарские учебники). Поэтому ранний период украинского влияния на русское богословие ( о более поздних влияниях говорить не стану "страха ради иудейска") делится на домогильный и послемогильный. Звучит красиво.

  3. Сергий 985

    Давайте Кураева почитаем, у него есть на эту тему:

    Так уже было на исходе XVII века. Тогда реформы Патриарха Никона – при всей их малообоснованности, непродуманности, спешке и жестокости – промыслительно спасли Россию и Православие. Реформы Никона вызвали раскол в Церкви. Из патриаршей, реформированной Церкви в итоге вышли не только многие люди, по своей простоте отождествлявшие подробности обряда с сутью христианства, но и люди, которые в дореформенную эпоху во многом определяли интеллектуальный «климат» в Церкви. Протопоп Аввакум отнюдь не «неграмотный сельский батюшка». Настоятель кремлевского собора, человек, собиравший вокруг себя лучшие богословствующие умы своего времени, он мог – при ином ходе событий – свое мироощущение передать всей Церкви и всему Кремлю. Что было бы в этом случае с Россией и с Церковью? Если бы Аввакуму удалось победить Никона, то – по естественным законам психологии – для нескольких поколений была бы табуирована сама мысль о любых реформах в укладе жизни православной России. Упал бы «кадильный занавес» между Россией и Европой.

    Самоизоляция России была бы не слишком страшна, если бы речь шла о XIII или XIV веках. Но на пороге XVIII века она стала бы губительной. Начиналась эра состязания технологий. Теперь судьбу сражений и стран решали уже не число сабель и не толщина крепостных стен. Качество пороха и пушек, маневренность кораблей и точность инженерно-саперных расчетов предопределяли исход войн. Овладеть военными технологиями без заимствования технологий промышленных нельзя. Овладеть промышленными технологиями без овладения технологиями научными невозможно. Научные же технологии требуют принятия очень многих особенностей мышления, поведения, ценностных ориентаций, в том числе и таких, которые были довольно-таки непривычны для уклада Московской Руси.

    И были бы они встречены Аввакумовыми причитаниями: «Ох, ох, бедная Русь, чево тебе захотелося немецких поступков и обычаев!» [114]. И следовала бы эта «бедная Русь» примеру своего верховного нравоучителя, и похвалялась бы своей интеллектуальной нетронутостью: «Да вси святии нас научают, яко риторство и философство – внешняя б… свойствена огню негасимому… Аз есмь ни ритор, ни философ, дидаскальства и логофетства неискусен, простец человек и зело исполнен неведения» [115]. Напомню, что в те времена слово «философия» вбирало в себя все небогословские науки, в том числе и естествознание.

    Встал бы затем царь Петр на путь реформ – и ему пришлось бы встретиться с дружным сопротивлением всей Русской Церкви, «воспитанной» на Аввакуме. И тут одно из двух: или Петр сломал бы хребет Русской Церкви (а у него были планы введения лютеранства на Руси), или церковная оппозиция сломала бы шею Петру и его реформам. И тогда через несколько десятилетий пришлось бы выбирать, какой колонией – шведской, польской или турецкой – стать Московии к исходу XVIII столетия. И соответствующая вера была бы насаждена вместо Православия в этой колонии.

    Но раскол привел к тому, что из Церкви «вытек» аввакумовский дух. Приехали киевские риторы и философы и «заменили» Аввакума. Они привезли с собой дух Запада, дух схоластики и светскости. Интеллектуальная жизнь Русской Церкви стала разнообразнее и даже противоречивее (в столкновениях западного духа и духа святоотеческого). Но в итоге петровские реформы в самой Церкви нашли себе сторонников (святителей Митрофана Воронежского и Димитрия Ростовского, митрополита Рязанского и Муромского Стефана [Яворского], архиепископа Новгородского Феофана [Прокоповича]). Война Петра с церковным укладом не оказалась тотальной. В Церкви нашлись силы, поддержавшие и его реформы, и преображение Руси в новую, имперскую Россию. Россия выжила в катаклизмах XVIII века, не разорвав свою связь с Православием. И уже в XIX веке она исцелила большую часть тех ран, что были нанесены ее церковной жизни петровскими реформами.

    origin: https://predanie.ru/kuraev-andrey-protodiakon/book/71874-neamerikanskiy-missioner/

    • михалычъ

      Радикализм Аввакума и подобных ему только дискредитировал саму идею сопротивления западным порядкам.

      Точно также и в любое другое время — любой раскол и радикализм дискредитирует идею сопротивления и ОСЛАБЛЯЕТ это самое сопротивление — ибо те, кто желает сопротивляться тем самым уходят из Церкви

      То же и сейчас. Всякие катакомбники, старостильники, ипц, прозелиты старообрядческих согласий — уходя, они ослабляют церковь.

      Это все равно что уйти из окопа партизанить, оставив в окопе боевых товарищей. По какой бы причине оно ни было — пусть командир плохой, ворует, трофеи вагонами увозит. Бросили-то не командира.
      Бросили нас. Простых рядовых христиан-верующих, бойцов духовного фронта.

      А это не оправдано. Даже если неумелый командир плохо воюет, а вы хорошо партизаните. За это расстрел.

    • Сергей Агеев

      Это эмоционально-оценочное суждение о. Андрея Кураева, не имеющее никакого реально-исторического значение.

    • протоиерей Иоанн Миролюбов

      Ну разумеется, что это — оценочное суждение о. Андрея Кураева, но почему оно "не имеет никакого реально-исторического значения"? Пусть и со многими оговорками, но имеет!

    • Alexander P-ky
      Alexander P-ky

      Ничего не имеет. Полки иноземного строя и вообще немецкие слободы были задолго до раскола. Технологии мы перенимали задолго ДО.

    • Сергей Агеев

      "но почему оно "не имеет никакого реально-исторического значения"? Пусть и со многими оговорками, но имеет!"

      Потому что этот текст абсолютно недостоверен в плане фактов и их анализа. о. Андрей Кураев (в данном случае) создаёт искусственную картину, с которой потому и сложно спорить, что боязно тронуть эту хрупкую конструкцию. Ни один историк так бы не написал.

      Он же сам в своих трудах ратовал за обоснованность выводов, вот например: "К моему величайшему сожалению, из нашей жизни ушло то словечко, которое очень меня пугало в пору моей юности: "Обоснуйте!". Представьте, я студент второго курса. В своем собственном понимании я уже корифей всех наук. Ведь, готовясь к семинару, я прочитал пару статей на нужную тему, то есть я уже знаю все, и даже немножко больше. И вот я делаю доклад на семинаре, провожу смелые аналогии, обобщения. Легкость в мыслях необыкновенная, и я так смело воспаряю к небесам. Будь у меня еще две минуты, я бы наверняка открыл "всеобщий закон всего".. И тут преподаватель смотрит на меня поверх очков и скучным голосом говорит: "Обоснуйте, коллега!” И вся эта поэзия, весь полет уходит, и приходится искать конкретные аргументы.
      Сегодня же можно нести любой бред, а при случае обосновывать: "При чем тут "обоснуйте!"? А я так вижу. А это моя точка зрения. И вообще — мне вчера голос был!"

      о Андрей тут в свои же собственные тенета попался, всё его обоснование прямо под стать той картине, какую сам так блестяще нарисовал.

    • Andrey Marchenko

      Это своеобразная реконструкция, как утверждают сами носители, древних традиций кряшенов, то есть крещеных татар. В Москве есть пять приходов, в которых сторонники этого движения окормляются. К старообрядчеству это относится таким образом — руководители движения утверждают, что "старый" обряд пришел на Русь не через Византию, а через них — татар.

    • Andrey Marchenko

      Уважение к нему и желание распространять обычай креститься двоеперстно. Ну и пара условных схожестей: сменная обувь в храме (в реале босяком), исключительно мужское близкое к унисону пение.

    • Константин Краснов
      Константин Краснов

      А, вот, сменная обувь в храме, по мне, прекрасная идея! Особенно у нас, где пол-года грязь.
      Интересно, какую "каноническую" базу под это можно подвести ?

    • Andrey Marchenko

      Под сменную обувь не нужна каноническая база. Нужна рассудительность и управленческая воля приходского совета.

    • михалычъ

      конечно если притянуть тот факт, что первыми задокументированными православными правителями были Курбат и Аспарух… но тут совершенно условная связь. Они принесли обряд на территорию будущей Киевской Руси, но не крестили самих славян, и обряд был еще студийский, докиприановский, а не дониконовский

    • Константин Краснов
      Константин Краснов

      Отец, Андрей, но ведь под сарафаны и кафтаны подвели… чем тапочки хуже? А то один сланцы наденет. другой — кроссовки, третья — шлёпки с помпонами — полный раздрай и несосредоточенность получится.

    • На Таганке у единоверцев при входе в храм специальная полка для обуви — она однотипная, валяная, серая.

  4. Талгат Ишемгулов

    Главная трагедия русского народа-церковный раскол. Как говорил покойный Виктор Черномырдин-"Хотели как лучше, получилось как всегда!". На Востоке есть мудрость-наставление будущим правителям "Хочешь мира в стране, никогда не касайся ее истории и постулатов веры".

    • Сергей Шуйский
      Сергей Шуйский

      Это патр.Никон думал "как лучше", а теневые делатели — "как хуже", используя качества патриарха. А когда он начал прозревать, его убрали, чтобы не мешал добивать Православие на Руси. Полагаю, правда о нем во многом скрыта "делателями", а мы обсуждаем выложенные ими измышления.
      Мне рассказывал знакомый китаец — первый пионер в какой-то провинции Китая, что во время "культурной революции", его старший брат — комсомольский вожак, вечером всегда становился дома на молитву со всеми. Действительно, восточные революционеры религию не трогали, потому как желали блага для народа.

    • Константин Краснов
      Константин Краснов

      В Китае, в основной массе, нет религии как таковой, её заменяет культ предков. А он никакой власти не помеха, даже коммунистической.

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля