Сто лет с Богом в сердце прожил почтенный старообрядец

Один из почтеннейших прихожан храма Рожества Иоанна Предотечи в поселке Шамары Нестор Дубровин отметил свой юбилей девятого ноября. И вроде бы ничего необычного — юбилей, как юбилей, но… не каждый в этой жизни доживает до столетнего дня рождения! Поздравить долгожителя пришли и настоятель шамарского храма протоиерей Михаил Татауров с матушкой Христиной.

Нестора Елисеевича пришел поздравить настоятель шамарского храма Михаил Татауров с матушкой Христиной

…Правда, по документам его юбилей будет только в следующем году, но по факту сто лет Нестору Елисеевичу исполнилось нынче, просто с паспортом в свое время произошла некая неточность, о которой сейчас уже можно говорить вслух.

— Об этом человеке писать надо много и подробно, потому что его жизнь может служить хорошим примером стойкости, крепости духа, — уверен отец Михаил, подчеркивая, что жизнь Нестора Елисеевича исполнена глубоким содержанием и к своему закату имеет благой результат. Ведь бывает порой так: человек боролся за какую-то свою правду, нес лишения, но, уйдя из жизни, оставил после себя неверующих детей, и дело всей его жизни из-за этого обесценивается и бывает пустым и суетным в очах Божиих. И даже если человек был большим религиозным деятелем, но не смог передать свою веру детям, это особое обстоятельство его жизни. Как по окончании дела можно судить, хорошим оно было или плохим, так и на закате жизни человека, а особенно после его смерти, становится ясно, чего он добился в жизни, что оставил после себя, живет его дело дальше или умирает. И хорошо, когда при жизни человека можно говорить о благих итогах.

Нестор Дубровин — выходец из большой религиозной семьи, и неудивительно, что и сам он всегда оставался с Богом в сердце и крестом на шее. Может, поэтому и вернулся с фронтов Великой Отечественной войны офицером, провоевав около семи лет. На родине он женился и вскоре у него родились две дочери — Лидия и Нина.

По словам священника, время истинного служения Богу у Нестора началось все же позже, когда возникла необходимость возрождать старообрядческую общину в поселке Шамары и ходатайствовать перед властями о передаче верующим храма, который был переделан под клуб. В то время, а это были шестидесятые годы ХХ века, подобное мероприятие было чрезвычайной опасностью, приходилось рисковать не только карьерой, но даже и жизнью. Но это не остановило Нестора Дубровина и еще одного боголюбивого шамарца Клементия Клементьевича Горбунова.

— И вот они отправляются в Москву искать правды, — повествует пастырь. — И власти почему-то прониклись просьбой верующих, разрешив им восстанавливать полуразрушенный храм в Коптело-Шамарах. Но свердловские партийные власти, в свою очередь, получив уведомление отдать храм, задним числом сфабриковали постановление разрушить дом Божий. И когда радостные ходатаи возвращались домой, на храм были пущены бульдозеры. По приезде домой радость сменилась печалью. Уму непостижима была ревность богоборцев, для которых все средства оказались хороши! Но Бог поругаем не бывает, ведь Он живет в сердцах верующих людей, сломить которых не так-то просто. Старообрядцы, погоревав, все же не отступили от начатого и, купив дом, организовали в нем молитву. За всеми этими важными с духовной стороны делами стоял Нестор Елисеевич, которого люди избрали церковным старостой. Нелегко ему было — всегда находились те, кто был против его служения и труда. Но Божие дело было ему дороже всех других земных ценностей, поэтому община, которая становилась все крепче, регулярно собиралась на молитвы и строила планы на будущее. А вскоре наступила оттепель, верующих перестали преследовать, стали появляться на Урале священники один за другим. Не остались обделенными Шамары, куда в 1993 году я и приехал служить.

Храм Рождества Иоанна Предотечи. Шамары

Нестор Дубровин, будучи к тому времени уже восьмидесятилетним старцем, передал свое дело молодым, но храм для него остался самым дорогим местом на земле. И, несмотря на старческие немощи, он приходил в храм гораздо чаще других прихожан, приходил к началу и оставался до самого конца. Похоронив спутницу жизни Людмилу Александровну, он не остался один. Попечение над ним взяла сначала одна его дочь, а затем переехала к отцу и вторая.

— Самое отрадное в этой истории то, что рядом с Нестором Елисеевичем в храме почти всегда можно видеть его дочерей, — добавляет священник. — Его дело продолжается, наполняет верой и радостью сердца. И все чаще торжествует свет над тьмою. И все чаще сердца людей становятся жилищем невместимому Богу, и все громче и громче звучит величественная песнь славословия Ему. И в этом есть великий вклад нашего юбиляра.

Отметить этот вклад и поблагодарить доброго христианина за сохранение общины в день юбилея пришел настоятель храма сего Михаил Татауров с матушкой — они с радостью послушали воспоминания Нестора Елисеевича, пропели ему «Многая лета» и, конечно, посидели за столом в душевной компании.

Фото предоставлено протоиереем Михаилом Татауровым

Комментариев пока нет

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля

В связи с обновлением сайта, просим Вас воспользоваться формой для восстановления пароля от личного кабинета.

Восстановить пароль Зачем мне это?