250 лет со дня рождения настоятеля Покровского собора о. Ивана Ястребова

В 2020 году исполнилось 250 лет со дня рождения одного из самых выдающихся пастырей XIX века — настоятеля Покровского Cобора священника Ивана Ястребова (1770 — 19 декабря 1853).

250 лет со дня рождения настоятеля Покровского собора о. Ивана Ястребова

Иван Матвеевич Ястребов родился в семье господствующего исповедания. После достижения совершеннолетия был рукоположен сперва в диаконы, а затем во священники Покровского храма в селе Пенье Юрьевского уезда Владимирской губернии. В конце XVIII века происходит знакомство молодого священника со старообрядцами. Эта встреча развеяла его предубеждения по отношению к церковному расколу XVII века. Он искренне и истово проникается старой верой и в 1802 году присоединяется в сущем сане к старообрядческой Церкви. Как пишут историки, с этого момента о. Иван в течение 49 лет и девяти месяцев непоколебимо служит ревностным пастырем, со временем приобретая непререкаемый авторитет и огромное уважением в старообрядчестве.

Когда в 1812 году наполеоновские войска захватили Москву и жители Рогожского кладбища вместе со всеми москвичами покинули город, о. Иван с помощью нескольких работников скрыл иконы, книги и всё церковное имущество в нарочно вырытых, а потом засыпанных на кладбище могилах. Ограбив Москву, французы пожаловали и на Рогожское кладбище, но не найдя, чем поживиться, оставили его нетронутым. Как только они покинули город, о. Иван поставил всё на свои места, еще до возвращения разбежавшихся старообрядцев.

Еще одну важную услугу прихожанам Рогожского кладбища о. Иван оказал после ухода французов из столицы. Благодаря его влиянию, атаман граф Матвей Иванович Платов оставил при часовнях кладбища походную полотняную церковь с антимисом, а московский градоначальник разрешил служить в ней литургию.

Служение о. Ивана пришлось на пору так называемых «николаевских гонений», когда император Николай I публично пообещал изничтожить «раскол». 10 мая 1927 года последовал Указ — решительно воспретить переезд старообрядческих священников из одного уезда в другой. В случае переезда местным властям предписывалось ловить священников и «поступать с ними как с бродягами». 8 ноября 1827 года было воспрещено принимать новых священников на Рогожское кладбище. В том же году переход в старообрядчество стал рассматриваться как уголовное преступление. Таким образом, о. Иван Ястребов по своему положению остался одним из последних «указных» (перешедших в старообрядчество до указа 1827 года) священников на Рогожском кладбище.

Зная авторитет о. Ивана, Московский митрополит синодальной церкви Филарет (Дроздов) неоднократно предлагал ему возвратиться в господствующее вероисповедание, обещал не только прощение, но и всякие милости и награды. Бедственное положение старообрядчества, вызванное николаевскими гонениями, заставило древлеправославных христиан искать новые пути сохранения церковных структур: храмов, монастырей и, самое главное, — действующего священства, которое фактически оказалось вне закона. По такому случаю в 1832 году на Рогожском был созван Собор, на который прибыли практически все представители общин и монастырей, приемлющих бегствующее священство.

Отец Иван открыл собор и представил собравшимся инока Авфония Кочуева:

«Он возвестит вам тайну сию, — сказал о. Иван, — он укажет средство отклонить навсегда затруднения в недостатке священников; он даст нашему богоспасаемому обществу новую силу, крепость и жизнь. Отверзите уши ваши и того послушайте».

Афвоний Кочуев предложил сперва попробовать достигнуть предназначенной цели путем законным и обратиться к российским властям с просьбой разрешить вновь принимать священников от синодальной церкви. Но самое главное, что предложил Авфоний, — в случае отказа властей послать доверенных лиц в Турцию, Грецию или иные страны, чтобы найти архипастыря, готового перейти к старообрядцам, в целях безопасности обустроить за рубежами России Кафедру первосвятителя.

Многие из рогожского духовенства, как не имевшее доселе ни от кого законной зависимости, никак не хотели соглашаться на осуществление такого проекта. Однако о. Иван Ястребов силой своего непререкаемого авторитета убедил соборян в необходимости приискании епископа и устройства трехчинной иерархии.

Но самое главное дело своей жизни о. Иван совершил в 1848 году, когда митрополит Филарет (Дроздов) предложил программу «репрессалий», которые должны были послужить переходу всего Рогожского кладбища в единоверие. Филарет надеялся, что как только в Москве скончаются последние дозволенные древлеправославные священники, их духовные чада поневоле будут вынуждены обратится к господствующей церкви. Для этой же цели с подачи МВД был принят новый закон о купеческих гильдиях, воспрещающий старообрядцам вступать в таковые.

Когда среди рогожских прихожан стали распространяться слухи о возможном принятии единоверия, о. Иван Ястребов, не дожидаясь критического развития событий, созвал Собор. Накануне Собора была отслужена всенощная, утром пропеты часы и совершен крестный ход. В полдень в Рождественской часовне был поставлен аналой с крестом и Евангелием. Когда часовня наполнилась собравшимися, о. Иоанн встал рядом с аналоем, поднял руку с крестным знамением и громко произнес:

«Стойте в истинной вере и за правый крест до последней капли крови! Кто последует истинной Христовой вере, приходи и целуй крест и Евангелие, а кто не желает оставаться в прежнем положении — выходи вон».

После этого события, по словам чиновника по делам раскола П. Мельникова-Печерского, о принятии единоверия «и речи больше не стало». Об отце Иване Ястребове сохранилось немало исторических свидетельств. Вот записка о «поповских очередях» 1845 года, когда на Рогожском оставалось только три легальных священника:

«Поп первой очереди — Иван Матвеевич Ястребов, при нем дьячок Василий Иванов. При них 14 певчих, из которых Антон Полиевктов, Назар Семенов и Исаак Антонов уважаются кладбищем, как искуснейшие знатоки Священнаго Писания».

До глубокой старости о. Иван не оставлял служения. Будучи уже совершенно немощным, он продолжал совершать богослужения и требы, сидя в кресле на колесах. При восстановлении старообрядческой иерархии о. Иван Ястребов совершил еще одно важное дело — признал над собою власть митрополита Авмросия и принял от него священное миро. На помин души супруги, скончавшейся в 1834 году, сделал вклад в Покровский собор Рогожского кладбища — книгу Демественник певчий, который дошел до наших дней.

Погребен на Рогожском кладбище.

Понравился материал?

Лучшая благодарность за нашу работу — это подписаться на наши каналы в социальных сетях и поделиться ими со своими друзьями!

Комментариев пока нет

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля