Старообрядка обратилась к Президенту с просьбой о помощи, а в ответ получила: «Меры поддержки не предусмотрены»

Несколько лет Васса Давыдова добивалась, чтобы ее и всех тех, чьи отцы погибли в Великой Отечественной войне или умерли вскоре после нее, признали льготниками.

Государство помогает тем, кто выжил и вернулся домой, а мне власти говорят, что таким, как я, помощь не полагается, — удивляется она, вспоминая, что когда-то активно работала для страны, не думая о какой-то выгоде для себя.

С просьбой признать сирот воинов-фронтовиков достойными помощи государства, она обратилась в администрацию Президента. И успокоилась, когда получила однозначный ответ.

Васса Давыдова

…Васса Михайловна родилась в деревне Яр Тугулымского района в 1935 году в многодетной семье. У ее родителей было пятеро детей: Евстомий, Григорий, она, Афанасий и Иван. В годы Великой Отечественной войны старшие братья пошли работать, а она с младшими — в школу.

Они закончили по 3-4 класса, а я дошла до седьмого, — рассказывает она. — Летом все трудились — мама на огороде выращивала огурцы, помидоры, капусту. Я тоже участок взяла, растила томаты, а поливать их надо было из реки, ведра таскала на коромысле. Очень уставала.

Семья держала корову — Васса Михайловна вспоминает, что 190 литров молока в год необходимо было сдать государству. То же касалось куриных яиц, шерсти, хотя овцы были далеко не у всех. В их колхозе «Трудовик» был генератор, который топили березовой чуркой. И каждый житель деревни должен был напилить определенный объем дров, и сдать его властям.

Да еще и налоги были большими. Однажды мама не смогла оплатить, так ее вскоре вызвали в сельсовет, а она нас всех взяла с собой, сказала председателю: «Берите детей, у меня больше ничего нет», — вспоминает бабушка Васса.

Ее отец Михаил с войны не вернулся. За него семья получала 190 рублей в месяц. Средств едва хватало, чтобы свести концы с концами. Братья трудились в колхозе, а Васса после школы устроилась в контору учеником счетовода. Получала 0,75 трудодня в день. За год зарабатывала 290 трудодней и 200 граммов зерна.

Давали муку понемногу, — говорит она, вспоминая вдруг, как в какой-то год получила полтора килограмма овсяной муки. — Это были почти отруби! И пока я до дома шла, останавливалась на встречных лавочках и ела эту муку…

Удостоверение уполномоченного по займу

Сегодня мало кто вспомнит, но в пятидесятые годы советская власть организовала займ среди населения на развитие народного хозяйства. Вассе суждено было стать сборщиком этих средств — она ходила по домам односельчан и просила подписать государству по 10-20 рублей.

А старушки в ответ: «У нас пенсия по 12-14 рублей, не из чего помогать», но я взяла обязательство, поэтому отступаться не могла, уговаривала их дать хотя бы по десятке, — Васса Михайловна полагает, что пользы стране принесла сполна, и потому сейчас ей обидно, что приходится выживать на одну пенсию.

В своем обращении в администрацию президента — это было как крик души — она написала:

Отец мой погиб на фронте, нас осталось пятеро детей, и мама нас растила одна. Мы пережили холод, голод — траву ели, картошку гнилую собирали на полях. А сейчас я одна осталась. Я, конечно, в войну не работала, за пайком хлеба ходила, его по карточкам давали. Помню, под вагоны лазила — магазин был за железнодорожной линией, а составов в то время было много. Хлеб привозили в магазин на лошади, и меня всегда пропускали первой. Я просила продавца дать мне булку и еще привесок-кусочек — его съедала, пока до дома шла.

В удостоверении прописаны обязанности уполномоченного по займу

Ответ не заставил себя долго ждать. Правда, ответили ей из Минтруда и соцзащиты РФ, куда по нисходящей «спустили» ее просьбу: в пространном письме ей напомнили, кто имеет право на льготы и социальную помощь от государства — фронтовики, труженики тыла, блокадники, лица, ставшие в детском возрасте инвалидами из-за ранения, контузии или увечья.

«Предоставление мер социальной поддержки другим гражданам, которые были в несовершеннолетнем возрасте в период ВОВ, Федеральным законом «О ветеранах» не предусмотрено», — подчеркивалось в ответе, и сообщалось, что законопроекты для определения статуса граждан, которые в годы войны были несовершеннолетними, не раз вносились в Госдуму, но поддержаны не были.

Она поначалу переживала от такой несправедливости, но со временем успокоилась и приняла это как данность. Говорит, таких людей, как она, все меньше, да и многие из них, действительно, имеют льготы по другим статьям, поэтому смирилась:

Мне уже 83 года, многого не надо, обойдусь тем, что есть…

Пасху Васса Михайловна встречала нынче дома — здоровье ослабло. Но надеется, что летом перед Троицей ей удастся съездить в родную деревеньку — там у нее похоронены все родные и близкие, могилам которых она хочет поклониться…

Фото автора

Комментариев пока нет

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля

В связи с обновлением сайта, просим Вас воспользоваться формой для восстановления пароля от личного кабинета.

Восстановить пароль Зачем мне это?