Матвей Сидорович Кузнецов

Матвей Сидорович Кузнецов

Годы жизни: 2 августа 1846 — 9 февраля 1911

Упование: Белокриницкое согласие (РПСЦ)

Сфера деятельности: общественный деятель, предприниматель, ктитор, благотворитель, меценат

Российский промышленник и предприниматель конца XIX — начала XX веков из рода старообрядцев Кузнецовых, владелец «Товарищества производства фарфоровых и фаянсовых изделий М.С. Кузнецова», потомственный почетный гражданин, коммерции советник. Вложил все силы, волю и средства в процветание отечественной фарфорово-фаянсовой промышленности, улучшение условий работы и быта рабочего человека той поры.

 

Содержание

 

Биография и производственная деятельность

Предыстория

Родиной семьи Кузнецовых была Гжель, где развитие керамического дела с XVIII в. становится определяющим. Основателем крупнейшей в России фарфоровой династии был Яков Васильевич Кузнецов (1761—1816/1823), старообрядец, выходец из государственных крестьян Гжельской волости, занимавшийся гончарным делом и торговавший лесом. Он первым из династии Кузнецовых открывает завод по производству керамики. С расширением производства, Яков Васильевич привлекает к делу своих сыновей: Терентия (1781—1848) и Анисима (1786—после 1850). К 1812 г. завод работал на полную мощность. В 1832 г. во Владимирской губернии в пустоши Дулево был запущен в производство второй завод.

В 1840—1850 гг. Терентий Яковлевич выкупает завод, ранее принадлежавший А. Т. Сафронову, в деревне Коротково. Примерно тогда же Кузнецовы строят в Лифляндии, вблизи Риги, новый завод. В 1853 г. произошел раздел имущества между наследниками Терентия Яковлевича и Анисима Яковлевича: сыновья Терентия Яковлевича, Сидор и Емельян взяли заводы в Дулёво и Риге. Бизнес у сыновей Анисима, Николы и Андриана, развивался не так успешно, как у предприимчивого Сидора Кузнецова (1806—1864), сумевшего развить дело своих отца и деда.

 

Ранние годы

В Дулёво в семье талантливого предпринимателя Сидора Терентьевича Кузнецова  и его супруги Татьяны Ивановны и родился сын Матвей — будущий «фарфорофаянсовый король» России. Родившемуся  2 августа 1846 г. младенцу семьи Кузнецовых при крещении строго по святцам — на восьмой день — было дано имя Матфей в честь апостола, избранного по жребию  и причисленному к двенадцати вместо Иуды-предателя. Родители и церковь выбрали имя, как будто услышав свыше, что новорожденному предстоит быть «апостолом» фарфорово-фаянсовой промышленности России и прожить земную жизнь в благочестии, достойно, во славу Господа Бога и российского народа и Родины.

Своего единственного сына Сидор Терентьевич воспитывал в строгости и основательно готовил к продолжению фамильного дела. Он старался привить сыну деловые качества, воспитывал в нем твердость характера, терпение, упорство в достижении цели. До 15 лет Матвей обучался на дому, а позже, в 1861 г., отец отправил его учиться  в Ригу в коммерческое училище. Во время обучения молодой Кузнецов принимал участие в правительственной программе по разработке тарифов для железнодорожного транспорта и таможенных пошлин. Одновременно Матвей Сидорович проходил производственную практику на Рижском заводе, набирался опыта, учился искусству управления.

Матвей Сидорович Кузнецов
Завод Кузнецовых. Город Рига

В 1864 г. Сидор Терентьевич Кузнецов умер. После смерти отца, когда Матвею исполнилось 18 лет, по духовному завещанию он становится полноправным владельцем всей недвижимости, принадлежавшей С. Т. Кузнецову. Кроме того, он вступил в управление делами, но под попечительством трёх зятьев (мужей его двух старших и одной младшей сестер) — М. В. Анисимова, А. Я. Щепетильникова и С. В. Балашова — до своего совершеннолетия, которого он достиг в 1867 году. Матвей Сидорович продолжил вести семейное дело, начатое Яковом Кузнецовым в 1810 году, вдумчиво, экономно, хоть и с размахом.

 

Создание фарфоровой империи

В 1870 году, возрасте 24 лет, Матвей Кузнецов основывает фаянсовую фабрику на Слобожанщине, сначала в селе Байрак, а затем в селе Буды, купив у помещика Т. Г. Котляра здание винокуренного завода. Для быстрого освоения новых объектов Матвей Сидорович просил специалистов и квалифицированных рабочих с действующих заводов переселиться на новые места. И началась добровольная миграция из родных мест: Санкт-Петербурга, Москвы, Подмосковья, Твери, Риги на Слобожанщину, в глухой хутор, затем в деревню Буды, затем в Славянск Изюмского района. Мигрировали прежде всех старообрядцы по призыву своего единоверца. Вера в Бога, в слово хозяина и в благородство его дела не останавливала их перед трудностями.

В 1870 году Кузнецов приобретает завод своего конкурента Ауэрбаха в деревне Кузнецово Тверской губернии (ныне — Конаково). Знаменитый фаянсовый завод, который нередко поставлял свою изящную посуду людям из высшего общества. Например, этот завод изготовил огромный парадный сервиз для императорского Путевого дворца в Твери. Фарфор этого завода славился уникальной красотой. Особо ценились предметы, отделанные растительным орнаментом.

Матвей Сидорович Кузнецов
Тарелка из Тверского сервиза, изготовленного для Путевого дворца. Завод Ауэрбаха

В отличие от предыдущего владельца фаянсового производства, немца Ауэрбаха, Кузнецов поставил дело на более серьезный уровень: на месте старых деревянных сараев-цехов были выстроены мощные каменные здания, вместо лошадиной тяги установили паровые машины, число рабочих увеличено почти вдвое. Ассортимент завода стал значительно шире. Кроме фаянса на заводе стали выпускать фарфор и майолику, полуфаянс высшего качества, а также эмалированные церковные иконостасы, облицовочные плиты, санитарные принадлежности. Помимо производственных площадей, новый хозяин выкупил землю под предприятие, окрестные леса и села.

В селах стали появляться дома для рабочих, заводские магазины и лавки. Год от года развивалась социальная инфраструктура. Неподалеку от предприятия была выстроена начальная школа для детей рабочих. В ней был открыт класс для особо одаренных детей. Вскоре на деньги Кузнецова было выстроено здание библиотеки. Многие старожилы сегодня рассказывают, что такой библиотеки больше не было ни в одном селе Тверской земли. Местные дети особенно любили посещать библиотеку. В холле здания стояло большое чучело медведя. Ребята здоровались с ним за лапу, а затем шли брать учебники и книжки.

Большой популярностью пользовался ботанический сад, построенный на средства Кузнецова. В нем росли экзотические деревья, привезенные со всех уголков нашей некогда необъятной Родины и из-за рубежа. За заслуги перед Отечеством и обществом в июне 1870 М. С. Кузнецов был возведен в звание потомственного почетного гражданина.

В 1871 году Матвей Сидорович приобрел завод Никитина в Велковском уезде. В 1887 г. —  Будянский в Харьковской губернии, на котором стали изготавливать фаянсовую и фарфоровую посуду. В том же 1887 году (по другим данным — в 1889 г.) на базе этих предприятий сформировалось «Товарищество производства фарфоровых и фаянсовых изделий М. С. Кузнецова» с основным капиталом 3 млн. руб. и правлением в Москве.

Матвей Сидорович Кузнецов
Товарищество М. С. Кузнецова

В 1882 году Матвей Кузнецов принял участие во Всероссийской художественно-промышленной выставке в Москве. Он безвозмездно выстроил и помог украсить демонстрационный павильон, главный Императорский павильон, за что был представлен Александру III. Во время аудиенции фабрикант поднёс императрице Марие Фёдоровне штучный фарфоровый чайный сервиз, который ей очень понравился. Вскоре, в сентябре 1882 ему была объявлена Высочайшая благодарность за поднесенный Их Величествам фарфоровый чайный сервиз. В мае 1883 ему был Высочайше пожалован орден Св. Станислава 3 степени за полезную деятельность на поприще фабричной промышленности. Строительство на Рижской фабрике часовни, в память 25-летия царствования императора Александра II, принесло ему в декабре 1887 года орден Св. Анны 3-й степени.

Матвей Сидорович уделял большое внимание изучению рынка, рассылая по разным регионам своих представителей, и знал, что пользуется наибольшим спросом. Большой популярностью многие десятилетия пользовался так называемый «агашечный» фарфор с характерными яркими розами — быстрой росписью, нанесенной подушками пальцев. Основными покупателями продукции заводов М. С. Кузнецова на российском рынке были крестьяне — их привлекал товар дешевый и неяркий, а также горожане, охотно раскупавшие по средней цене кузнецовскую посуду, по росписи похожую на дорогую «дворянскую».

«Фарфоровый» король выпускал также посуду для предприятий общественного питания. Он понимал, что это очень большой рынок сбыта, кроме того, позволяет охватить больше потенциальных заказчиков. Часто бывало, что увидев интересную посуду в трактире, посетитель впоследствии покупал похожую для себя.

Матвей Сидорович Кузнецов

На ближневосточный рынок поставлялся соответствующий запросам местных потребителей кузнецовский фарфор аляповатых расцветок.

Начиная с середины 19 века, увеличившемуся сословию предпринимателей потребовалась более изысканная посуда, но не настолько дорогая, как в аристократических домах. Для них М. С. Кузнецов стал производить посуду, стилизованную под фарфор западноевропейских производителей. Для состоятельных людей, желающих это демонстрировать  всем, выпускались чашки и тарелки, полностью или наполовину покрытые золотом — так называемое золотое нутро либо полунутро. Но, на рынке самой доходной и дорогой высокохудожественной посуды, у кузнецовского фарфора пока не было своей ниши. Посуда этой категории изготавливалась только для выставок и находила там одобрение и признание, даже Мария Фёдоровна, императрица российская, на Среднеазиатской выставке, прошедшей в 1891 г., купила для себя пару чайников фабрики Кузнецова, украшенных портретами персидского шаха. В феврале 1892 М. С. Кузнецов был Высочайше пожалован за полезную деятельность на поприще торговли и промышленности званием Коммерции Советник.

Матвей Сидорович не оставлял попыток завоевать высший сегмент фарфорового рынка страны. Он решил приобрести завод Гарднера в Вербилках Дмитровского уезда. Завод, который производил элитную посуду высочайшего качества и считался лучшим фарфоровым предприятием России. К началу последнего десятилетия XIX века финансовые дела завода расстроились. В 1891 году (по другим данным — в апреле 1892 года), Матвей Сидорович Кузнецов заключил торговую сделку с последней владелицей завода Елизаветой Николаевной Гарднер. Кузнецов стал собственником завода Гарднера, заплатив прежней владелице 238 тыс. рублей и 300 десятин земли, при этом сохранив право использовать клейма фарфора Гарднера, его награды и медали. Отдельно за 5 тысяч были куплены все фабричные модели, формы, рисунки, образцы. Кроме того, у завода остались именитые заказчики, которые охотно продолжили сотрудничество с новым руководством. Это облегчало реализацию дорогого фарфора.

В 1892 г. Матвей Сидорович основал фабрику в Славянске Изюмского уезда, выпускавшую фаянс. В 1894 г. собственностью «Товарищества…» становится фабрика в д. Песочной Ярославской губернии. И, наконец, в 1898 г. Кузнецов приобретает фабрику «хрустальных королей» Мальцовых в с. Песочне Калужской губернии.

К концу ХIХ века М. С. Кузнецов владел 18 предприятиями и был крупнейшим поставщиком фарфора, фаянса и майолики на российском рынке. На фабриках «Товарищества…» изготавливалась: фарфоровая, фаянсовая, опаковая и полуфаянсовая посуда (столовая и чайная); майоликовые и терракотовые украшения для отделки внутренних покоев, а также фасадов домов, церквей и др.; майоликовые изразцы и детали для печей и каминов; терракотовые фигуры, вазы и др.; фарфоровые телеграфные и телефонные изоляторы и все предметы для электропроводки; фаянсовые сантехнические предметы (чашки, умывальные доски, ванны и др.). Уверенно продвигалось «Товарищество…» и на выставках и новых рынках. К примеру, за содействие участию России во Всемирной выставке 1900 г. Матвей Сидорович был отмечен высокой наградой Франции — орденом Почётного легиона

На всероссийских промышленных выставках в Москве (1872 г.) и Нижнем Новгороде (1896 г.) за высокое качество изделий фирма была удостоена права изображения государственного герба.

Матвей Сидорович Кузнецов

В 1902 г. Кузнецову было пожаловано звание «Поставщика Двора Его Императорского Величества». На заводы «Товарищества…» пошли наиболее выгодные заказы. Здесь заказали и кружки, украшенные императорскими гербами, которые входили в подарки, приготовленные для раздачи на Ходынском поле, запланированной во время торжеств 1896 года, посвященных коронации Николая II.

Товарищество М. С. Кузнецова владело торговым домом в Москве на Мясницкой улице, д. 8, в котором находилось его правление. 

Матвей Сидорович Кузнецов
Бывший торговый дом М. С. Кузнецова на ул. Мясницкой (ныне — здание магазина «Фарфор»)

Здание было построено в 1898—1903 годах по проекту архитектора Ф. О. Шехтеля.

В 1903 г. основной капитал товарищества составлял 3,9 млн. руб. Ежегодно  заводы М. Кузнецова выпускали 2/3 всего производства отрасли. В Петербурге, Москве, Одессе, Харькове, Варшаве действовали 15 постоянных торговых центров. Торговля шла на 12 российских ярмарках, а также в Персии, Турции, на Балканах. Единственным конкурентом «Товарищества…» в те годы был лишь Императорский фарфоровый завод (после революции — Ленинградский завод им. Ломоносова), но предприятия Кузнецова были более динамичными, а ассортимент — более широким.  

На заводах Кузнецова трудились 1300 постоянных и 4000 временных рабочих. Склады «Товарищества…» находились в десяти крупнейших городах России. Продукция «фарфоровой империи Кузнецовых» отличалась высоким качеством и была награждена золотыми медалями на международных выставках в Париже (1889, 1890 гг.), большими золотыми медалями на выставках в Париже (1900) и Ташкенте (1890), дипломами Гран-при на выставках в Реймсе (1903) и Льеже (1905 г.), медалями разных достоинств в последующие годы. Кроме того, Кузнецов был награжден орденом Бухарской звезды и французского Кавалерского Креста. Фарфоровые и фаянсовые изделия фирмы пользовались большим спросом в Турции, Персии, Румынии, Болгарии, Японии, Америке, Австрии, Индии и других странах.

«Товарищество…» постоянно расширяло ассортимент, быстро реагировало на все общественные и социальные события в стране и мире, выпускало продукцию, нужную и доступную всем, от императорского двора до заводского  рабочего. Кузнецов выполнял огромные заказы церкви, выпуская фарфоровые иконостасы, оклады, церковную утварь, изразцовые камины… В старообрядческих Гуслицах, в приходах других церквей российских городов особым спросом пользовались фаянсово-эмалевые иконостасы, главки, кресты, подсвечники, киоты, рамки к иконам, изготовленные на заводах Кузнецовых.

Матвей Сидорович Кузнецов

На восточном рынке продавался обычный для России ассортимент посуды — чайники, чашки с декором, сделанным по мотивам восточных орнаментов, а также предметы восточного происхождения — пиалы, блюда для плова, и многое другое. 

Матвей Сидорович Кузнецов

Изделия, предназначенные для продажи на восточном рынке, отличались особым оформлением. «Кашгарская печать», освоенная на заводах «Товарищества М.С. Кузнецова», вытеснила с рынков Персии, Афганистана, Монголии и других азиатских стран фарфор из Германии, Франции, Англии. Так называемый «восточный товар» выпускался бывшим гарднеровским и гжельским заводами. 

За качеством работ Кузнецовы пристально следили. Особенно внимательно относились к качеству сырья, на которое (при постоянной экономии) не жалели денег. Прежде чем закупить очередную партию материала, всегда ожидали результата проб. Николай Матвеевич Кузнецов рекомендовал в 1904 году заменить глину марки «57» на «А»: «Последняя, хоть и дороже на 7 копеек (за пуд), но белее». Спрос с рабочих за качество продукции был достаточно строгим и, как правило, выливался в форму денежного наказания (штрафа).

Хотя работы на фаянсовых производствах считались достаточно тяжелыми, российские рабочие с уважением относились к Матвею Сидоровичу Кузнецову. Примером того является яркий рассказ потомственной фаянсовщицы Анны Осиповны Назаренко, рассказ, передающийся из уст в уста, от поколения к поколению:

… когда Матвею Сидоровичу доводилось быть в Харькове, он обязательно заезжал в Буды. К его приезду мы готовились, наводили порядок, чистили и принаряжались сами. Ожидали приезда на площади возле церкви. Карета останавливалась у ограды и из нее бодро, с улыбкой выходил молодой, красивый, бородатый, как все старообрядцы, Матвей Сидорович. Здоровался с нами и направлялся на молебен в церковь. После молебна мы шли за ним по аллее к заводу. На его приветствие все встречавшиеся отвечали глубоким поклоном. На территории завода давался хороший обед для всех, и каждый получал на память золотую монету достоинством в пять рублей. На таких встречах каждый рабочий или служащий мог свободно обратиться к хозяину по любому вопросу.

Матвей Кузнецов очень трепетно относился не только к качеству товара, но и к его художественной составляющей, уделяя большое внимание росписи. Некоторых мастеров он специально отправлял учиться в Строгановское училище, полностью оплачивая им расходы на обучение. Известно, что Кузнецов приглашал для работы знаменитых русских живописцев. Так, на фабрике Матвея Кузнецова, хотя и недолго, работал М. А. Врубель, создав эскиз росписи декоративного блюда по мотивам «Садко».

Матвей Сидорович Кузнецов

В сфере управления Матвей Сидорович использовал примечательный метод: подструктурные директора на его заводах менялись каждые два года по старшинству вступления в должность. Кузнецовы стремились к объединению всех «керамистов» России. Они стали организаторами в 1906 году съезда фарфоровых и фаянсовых фабрикантов. Всем своим конкурентам — П. и Ф. Барминым, А. Я. Храпунову, родственнику И. Е. Кузнецову, М. М. Куринову, М. В. Дунашову, Н. В. Жадину, Е. М. Попихину — Товарищество М. С. Кузнецова рассылает приглашения. На самом съезде «керамисты» принимают определенные отраслевые решения, в том числе и по созданию Союза фарфористов и объединению его с Союзом стеклопромышленников. Уже в 1909 году М. С. Кузнецов берет на себя координационную работу по объединению этих Союзов.

Кузнецовы были активными борцами против иностранной конкуренции. Сам Матвей Сидорович Кузнецов, «фарфорофаянсовый король России», в 1883 году ходатайствовал перед министром финансов об «ограждении» отечественной фарфорофаянсовой промышленности повышением таможенных пошлин на ввоз иностранных товаров.

Еще одной из забот М. С. Кузнецова были вопросы здравоохранения на предприятиях, где весьма успешно рабочих лечили квалифицированные доктора. Строил для рабочих жилье — казармы и частные дома, некоторые казармы полностью были гусляцкими, так как люди переезжали семьями из Гжели в Дулево. Он был одним из тех, кто активно помогал Александру Александровичу Пушкину (внуку великого поэта) построить земский санаторий в Коняшино (открытие состоялось в 1909 году). Для устройства санатория Матвей Сидорович пожертвовал 5000 рублей. Больных туберкулёзом рабочих по направлению врачей посылали в первый в России земский туберкулёзный санаторий для рабочих и крестьян в д. Коняшино, в соседнем Бронницком уезде.

Матвей Сидорович Кузнецов хорошо понимал важность исторического и культурного наследия. В коллекции кузнецовского фарфора впервые в России встречаются изделия, посвященные деятелям культуры. Так в 1899 году была выпущена серия чашек с эмблемой 100-летия А. С. Пушкина.

Древнерусская  духовность, благотворительность, меценатство, общественная деятельность составляли его образ жизни. М. С. Кузнецов был гласным Московской городской думы, выборным Московского Биржевого общества.

Матвей Сидорович скончался внезапно, в ночь с 8 на 9 февраля 1911 г. от апоплексического удара. Отпевание и похороны коммерции советника М. С. Кузнецова состоялись 12 февраля в Москве. При этом, кроме многочисленных близких и родственников покойного, присутствовали еще и много представителей высшего московского купечества и много приезжих. На похороны съехались управляющие и служащие всех заводов, а похоронная процессия протянулась от Мещанской улицы на несколько кварталов. В кортеж входило 10 колесниц с венками. В конце похоронной процессии в память о покойном бросали медяки нищим. Как писали тогда газеты:

Отпевание в переполненном молящимися храме Рогожского кладбища совершали архиепископ Московский Иоанн, епископ Петроградский и Рязанский Александр и епископ Одесский и Балтский Кирил, в сослужении с другим духовенством, при большом хоре певчих.

На похоронах было возложено 100 венков, из которых 15 было серебряных.

Капитал, который оставил своим наследникам М. С. Кузнецов, состоял из денежной части, равной 3 768 975 руб. 55 копеек, и имущественной, оцененной в 2 854 523 рубля.

 

Новаторство

В своей предпринимательской деятельности Матвей Сидорович особое внимание уделял соединению производства и науки. Так, Кузнецовы были в числе организаторов торговой экспедиции в Монголию.

Первым из российских фабрикантов Матвей Сидорович начал выпускать небьющуюся посуду в 1910 году, для чего приобрёл автоматы французской фирмы «Фор» для формовки кофейных и чайных чашек с толстыми стенками. Автоматы установили в Дулёво, потом в Гжели.

Так же быстро перенял Кузнецов другую новинку – переводные картинки вместо рисунка на фарфоре. Он наладил производство собственных переводных картинок и наводнил посудой с ними полмира.

Матвей Кузнецов, в отличие от конкурентов, быстро оценил все преимущества использования торфа по сравнению с другим топливом. Дешевизна и возможность добиться постоянного качества, ведь предсказуемость обжига приводила к снижению процента брака. Кузнецовский завод, окруженный торфяниками, одним из первых в России перешел на новое топливо.

 

Благотворительность

Участие в церковных делах

Все без исключения Кузнецовы были членами старообрядческой общины Рогожского кладбища, а Матвей Сидорович — председателем совета  этой общины. В Совет входили и его сыновья: Николай, Сергей, Александр и Георгий. Кузнецовы жертвовали большие суммы на нужды общины. Были учреждены стипендии имени Матвея Сидоровича для призреваемых в богадельне в размере 2 тысяч рублей в год; стипендия обучающимся в Старообрядческом институте Рогожского кладбища — 15 тысяч, а также две стипендии в размере до 4 тысяч рублей имени Сергея Васильевича и Пелагеи Сидоровны Балашовых, бывших опекунов М. С. Кузнецова. Кроме того, ежегодно от наследников Матвея Сидоровича поступало в неприкасаемый капитал Московского Духовного Совета по 10 тысяч рублей.

Фабриканты Кузнецовы при приеме на работу предпочтение отдавали старообрядцам. На средства М. С. Кузнецова были построены 5 больниц, 5 училищ, родильные дома, открыто несколько столовых для бедных. Он построил 3 церкви, 2 молитвенных дома, в том числе домовую церковь в своем особняке на 1-й Мещанской улице. К сооружению храмов, да и просто домов, Матвей Сидорович привлекал высококвалифицированных архитекторов: москвича Ф. О. Шехтеля, харьковчанина В. X. Немкина и других. Всего в своих фабричных поселках Кузнецовы построили 7 старообрядческих церквей, 4 молитвенных дома, 6 школ, 7 больниц, богадельню, несколько спортивных плацев, библиотек, бань и многое другое (в честности, была специальная касса «невест» на кузнецовских предприятиях).

Старообрядец Матвей Кузнецов учитывал интересы не только своих братьев по вере, но и  инославных рабочих. В основном на его деньги и на его земле был построен первый деревянный храм Иоанна Богослова в г. Ликино-Дулево Московской обл. (в те времена местечко Дулево Владимирской губ.). Позже опять же на его деньги был выстроен каменный храм. Поддерживая религиозность в семьях рабочих, Матвею Сидоровичу удавалось добиваться улучшения дисциплины на заводах. Он закрывал находящиеся вблизи питейные дома, поощрял отличившихся работников дорогой фирменной посудой. В 1901 г. Матвеем Сидоровичем была учреждена касса взаимного вспоможения на случай смерти и болезни служащих и рабочих «Товарищества…». Участниками кассы могли стать все рабочие и служащие «без различия звания, вероисповедания, национальности и занятий».

 

Социальная помощь

Матвей Сидорович Кузнецов был членом обществ:

  • Попечения о раненых и больных воинах (с 1880 г.);
  • Московского Совета детских приютов Ведомства учреждений императрицы Марии (с ноября 1881 г.);
  • Общества спасения на водах;
  • Пятигорского благотворительного общества;
  • Общества «Санаторий» Ессентукской группы Кавказских Минеральных вод. М. С. Кузнецов купил комнаты в новых санаториях Ессентуков, туда из Дулёва и с других кузнецовских заводов приезжали на лечение служащие, педагоги заводских школ.

В августе 1883 г. он получил Высочайшую благодарность через Комитет общества Трудолюбия в Москве «за устройство и содержание бесплатных народных столовых для отпуска обедов беднейшим жителям Москвы» во время пребывания здесь Их Величеств по случаю празднования Священного Коронования.

 

Образование

М. С. Кузнецов был почётным попечителем Рижской гимназии императора Николая I.

В Строгановском Императорском училище были назначены стипендии из специального фонда «Товарищества…».

В ноябре 1888 г. Кузнецову была объявлена благодарность Министерства Народного просвещения «за пожертвования на пользу народного образования».

И после смерти Матвея Сидоровича в мире продолжала действовать его воля. На собранные среди служащих и рабочих пожертвования, по высочайшему соизволению в Коммерческом институте была учреждена стипендия «Имени Коммерции Советника М.С. Кузнецова». Стипендия предназначалась для служащих и их детей.

 

Семья и наследие

Матвей Сидорович Кузнецов был женат на Надежде Вуколовне (в дев. Митюшиной) (1846—1903), дочери богородского купца I  гильдии Вукола Лукьяновича Митюшина.

Матвей Сидорович Кузнецов

Они поженились в  октябре 1865 г., и прожили в браке 38 лет. В семье было восемь сыновей и две дочери:

  • Клавдия (1867—1936)
  • Николай (1868—19 октября 1938) после смерти отца возглавил Товарищество, в 1920 году принял решение переехать в Ригу. Главный директор латвийского акционерного общества «М. С. Кузнецов». Его сын Николай Николаевич (родился 13 июля 1893 года в Москве) в 1920 году был осужден ВЧК на 15 лет лишения свободы, однако после освобождения приехал в Ригу. После смерти отца он заменил его в правлении товарищества.
  • Сергей (1869—1945). Учредитель латвийского акционерного общества «М. С. Кузнецов», заведующий цехом Рижской фарфоро-фаянсовой фабрики в 1922 — 1940 годах.
  • Александр (1870—11 августа 1937), окончил с отличием Московскую практическую академию коммерческих наук, стал членом Московского отделения Императорского русского технического общества, членом Московского автомобильного общества, пожизненным членом Общества любителей коммерческих знаний. После Великой октябрьской социалистической революции переехал в Ригу и заведовал гончарным заводом. Его дочь Елена, во втором браке Долгова, до конца своих дней осталась в Риге и работала в живописном цехе (умерла в 1979 году). Её родной брат Николай Александрович был арестован в России как «латвийский шпион» вместе с дядей Георгием Матвеевичем за переписку с родственниками. К Николаю Александровичу в ссылку в Тобольск приехала супруга Софья (1895—1971) с пятилетней дочкой Натальей от первого брака. В 1925 году они получили разрешение вернуться в Москву, а оттуда выехать в Ригу, где обосновались остальные члены семьи Кузнецовых. По приезду из России Николай Александрович заведовал отделением большого рижского фирменного магазина. В 1941 году был выслан в лагерь в Соликамск, а его жена Софья Александровна с детьми Мариной (1924—2005) и Кириллом (1929) в с. Нарым Томской области. В июле 1943 года Николаю Александровичу разрешили приехать к семье, однако его здоровье было подорвано лагерем, и 1 декабря 1943 года он скончался от паралича сердца и резкого истощения. Падчерица Н. А. Кузнецова, дочь его жены Софьи Александровны от первого брака Наталья вышла замуж за бухгалтера фабрики Афанасия Тримайлова и осталась в Риге, единственная из всей семьи. Софье Александровне с дочерью Мариной и внуком Вадимом (1956), разрешили вернуться в Ригу только в начале 1960-х годов. Её сын Кирилл остался в Москве.
  • Константин (1873—1874), умер в младенчестве.
  • Георгий (1875—1941) с племянником Николаем Александровичем арестовывался в России и высылался в Сибирь, в 1925 году также получил разрешение выехать в Латвию, став коммерческим директором латвийского акционерного общества «М. С. Кузнецов». В 1941 году вместе с племянником Николаем Александровичем и дядей Николаем были высланы из Латвии и попали в лагерь Соликамска. Жена Г. М. Кузнецова Мария Ивановна 13 лет прожила на спецпоселении в Томской области и умерла в ссылке в 1954 году, детей у неё не было.
  • Иван (1874—1898)
  • Павел (1877—1902)
  • Михаил (1880—1938) — директор фабрики шамотных изделий Рижской фарфоро-фаянсовой фабрики. Был женат на Вере Николаевне (урожденная Адзеропуло), проявившей себя как общественный деятель, благотворительница, основательница общества «Детский дом трудолюбия» (скончалась 16 июля 1938 года).
  • Анна (1882—1964)

Матвей Сидорович с малых лет приучал детей к производству, поручая сыновьям управление отдельными заводами. В рижский филиал фирмы после женитьбы был отправлен самый младший из его сыновей — Михаил. Следуя семейной традиции, Кузнецов скрупулезно подготовил переход бизнеса в руки наследников. Он разделил заводы между сыновьями и дочерьми так, чтобы после его кончины между детьми не возникло конфликтов, способных разрушить построенный им бизнес. Как свойственно купеческому сословию, дети М. С. Кузнецова стали продолжателями семейного дела. Матвей Сидорович научил детей не только делу, предпринимательской смекалке, но и научил их жить в традициях и заповедях предков. Дети и внуки Матвея Сидоровича достойно управляли фирмой вплоть до 1918 г. Затем Кузнецовы были вынуждены уехать в Ригу, так как их дальнейшее пребывание в Москве было небезопасным. В Латвии Товарищество Кузнецова 11 августа 1922 года было преобразовано в акционерное общество «М. С. Кузнецов».

Среди членов семьи, выкупивших в апреле 1940 года земельный участок на ул. Латгалес, 261/263 в Риге, указаны сыновья М. С. Кузнецова Сергей и Георгий, внуки Николай, Матвей, Георг, Николай (1900 года рождения), Елена Александровна Долгова, Мария Туркова (в девичестве Соколова), Елизавета Кузнецова (родилась в марте 1925 года). После установления в Латвии Советской власти в 1940 г. предприятие Кузнецовых было национализировано и там. В конце 1940 г. директором фабрики назначили Г. Г. Круглова, бывшего кузнецовского химика. Предприятие стало подчиняться тресту силикатного промышленного Наркомата местной промышленности Латвийской ССР.

В Великую Отечественную войну, во время немецкой оккупации, оставшиеся в Риге Кузнецовы уехали из Прибалтики на Запад. Единственная оставшаяся в живых правнучка Матвея Кузнецова, Татьяна Матвеевна, жила в Риге. Её отец Матвей владел всеми секретами рецептов фарфора и глазурей и работал на фабрике в Риге главным химиком, однако с женой Еленой Александровной он развелся, та вышла замуж за работника фабрики Петра Долгова. Матвей Кузнецов и Петр Долгов были арестованы 23 июня 1941 года, получили обвинение в диверсии, а 27 июня расстреляны во дворе Рижской Центральной тюрьмы. Елене Долговой с дочкой Татьяной удалось избежать репрессий. После войны они работали на фабрике рисовальщицами. Елена умерла в 1979 году.

 

Память о Матвее Сидоровиче Кузнецове

В памяти людей Матвей Сидорович Кузнецов остался человеком, который заботился не только о технической стороне дела, но и о рабочих, занятых на купленных или построенных фабриках. Так, например, рядом с Будянским заводом были возведены дома для рабочих, которые стоят там и по сей день. Для дальнейшего благоустройства села Буды был построен кирпичный завод, смонтирована телефонная станция, разбит прекрасный фруктовый сад, выкопан пруд. Примерно в то же время здесь появилась баня и больница на 14 коек, школа на 100 ребятишек, а также начальное училище. Фабричная библиотека, считавшаяся образцовой в Харьковской губернии, с собственной театральной труппой и заводская футбольная команда, одна из первых на Украине, — все это ответы на вопрос о предпринимательском успехе. При Кузнецове, выходце из старообрядческой семьи, в Будах появился первый каменный храм — Николаевский.

Сейчас от церкви осталась только сторожка звонаря. Саму церковь разобрали в 50-е гг. XX в., а на ее фундаменте через 40 лет решили построить школу, но дальше дело не пошло. Осколок бывшей фарфоро-фаянсовой империи Кузнецовых — Будянский завод — сейчас работает на четверть своей мощности и объявлен банкротом. Но как символ надежды на будущее висит в кабинете директора завода портрет Матвея Сидоровича, да и во многих местных семьях хранятся как реликвии фотографии М. С. Кузнецова, подаренные рабочим завода в 1911 г., в день смерти российского «фарфорового короля».

Духовная зрелость народа и его правителей выражается в способности помнить добро. Матвей Сидорович Кузнецов, построивший фарфоровую и фаянсовую промышленность России, заслужил благодарную память потомков. Но, в советское время, создатель отечественной фарфоро-фаянсовой промышленности подвергся «посмертным» репрессиям. Потомки осквернили и уничтожили его могилу на Рогожском кладбище. Как рассказывают старожилы, плиты с его могилы были использованы при строительстве московского метрополитена. Современные исследователи затрудняются назвать даже место захоронения Кузнецова. Не исключено, что поверх него уже захоронено другое лицо.

Однако, несколько лет назад, на одном из свободных пятачков Рогожского кладбища был возведен скромный обелиск в память российскому предпринимателю.

Матвей Сидорович Кузнецов

О Матвее Сидоровиче Кузнецове рассказывается также в статьях «Верный сын России» и «Фарфоровая семья Кузнецовых».

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля