Иван Емельянович Кузнецов

Иван Емельянович Кузнецов

Годы жизни: 17 марта 1850 — 1919

Упование: Белокриницкое согласие (РПСЦ), неокружник

Титул: купец I гильдии

Сфера деятельности: предприниматель, промышленник, ктитор, благотворитель

Основатель производства фарфора в Новгородской области, управляющий «Товарищества производства фарфоровых и фаянсовых изделий М. С. Кузнецова», владелец «Товарищества на паях Ивана Емельяновича Кузнецова», потомственный почетный гражданин.

Родился 17 марта 1850 года в деревне Харитоново Московской губернии. Отец — Емельян Терентьевич Кузнецов, сын предпринимателя Терентия Яковлевича Кузнецова. Образование получил домашнее, дополнив его уроками по иностранным языкам. В 1871 году Иван Емельянович обвенчался с Татьяной Михайловной Куриновой (род. в 1849 г.), младшей дочерью фарфорозаводчиков Куриновых из Гжели. В браке родилось семеро детей: четыре сына и три дочери.

Иван Емельянович начинал свою деятельность на заводах двоюродного брата Матвея Сидоровича Кузнецова. В течение пяти лет он набирался опыта, осваивал производство. С 1963 года заведовал ярмарочной торговлей М. С. Кузнецова. Уже в 1873 году стал главным управляющим фабриками и «торговлей». Опыт работы у двоюродного брата помог Ивану Кузнецову не только постигнуть секреты управления производством, но и дал возможность познать технологию фарфорового производства. Он усовершенствовал процесс изготовления гипсовых форм, капсюлей для обжига изделий, внес предложения в разработку новых составов масс и глазурей для фарфора и фаянса, улучшил быт и положение рабочих.

Накопив опыт и капитал, Иван Емельянович открыл собственное дело в Новгородской губернии, по семейной традиции выбрав фарфор и дав начало новой ветви фарфоровой династии Кузнецовых. В основание дела было положено наследство, оставленное отцом Емельяном Терентьевичем, и приданное жены Татьяны Михайловны Кузнецовой. Двоюродным братьям Матвею и Ивану впоследствии пришлось договориться между собой о разделе рынков сбыта, чтобы не мешать друг другу. Правнук И. Е. Кузнецова, Борис Александрович Кузнецов,  рассказывает:

Внуки Терентия Яковлевича продолжили дело своего деда, и «поделили» Россию надвое: Матвей Сидорович взял на себя Москву и юг страны, а Иван Емельянович север, Сибирь, его главная фабрика находилась в Великом Новгороде. Посуду они производили тоже разную. Иван Емельянович считал, что посуда должна быть не белой, а цвета сливок. Его посуда была ориентирована на средний класс и тех, кто победнее. Он делал посуду доступной для каждого человека и всегда заботился о качестве, так как староверы, коим и являлся весь его род, делали все на совесть. Посуда его существенно отличалась от богатых сервизов Матвея Сидоровича. Иван Емельянович всегда считал себя крестьянином. На тарелках его производства, например, была простая роспись — васильки, ромашки и другие полевые цветы.

В 1875 (по другим данным — в 1876) году И. Е. Кузнецов основал Чудовский стекольно-хрустальный завод, на котором производили хрустальную посуду, осветительные приборы, стеклянные изделия. Первоначально был построен кирпичный завод, а затем уже корпуса стекольно-хрустального завода. Первых специалистов Иван Емельянович привез из Дулёва, они и обучили мастерству жителей окрестных деревень, поступивших к нему на работу. Но основной капитал И. Е. Кузнецов всё же вкладывал в фарфоровые фабрики.

В 1878 году, первой на новгородской земле, была основана Волховская фарфоро-фаянсовая фабрика (до революции – «Фабрика И. Е. Кузнецова на Волхове»), которая просуществовала до 1941 года. Фабрика была построена близ станции Волхов Николаевской железной дороги. Место для строительства было выбрано очень удачно: так, чтобы иметь возможность удобной доставки сырья и грамотного сбыта продукции. Кроме того, основанием для строительства служили: топливная база (леса поблизости), дешевый водный транспорт (река Волхов), дешевая рабочая сила из близлежащих деревень. В первую свою фабрику Иван Емельянович вложил почти весь свой капитал. Сначала на заводе выпускали гончарную посуду на местном сырье. Глину брали поблизости от деревни Ефремово. С выпуска глиняной посуды Кузнецов переходит к производству фаянса, а затем фарфора. Сырье для производства фарфора было привозное; каолин из Англии, полевой шпат и кварц из Скандинавии. В начале XX века Волховская фабрика производила фарфор, фаянс, полуфаянс, майолику, огнеупорную посуду. Выпускалась столовая и чайная посуда, украшенная, в основном, цветочным декором.

Фабрика на Волхове выпускала более дорогую посуду, чем другие фабрики. Рынок сбыта был широчайшим — по всей Российской Империи, доходя до Сибири, а также в Санкт-Петербурге, Новгороде, Риге и других, в основном северных городах. Клейма и марки фабрик И. Е. Кузнецова за период существования часто менялись и имели разнообразный вид. В основном в изображения марок вносились такие детали, как изображение наград, орденов, звезд, цветов и лошадей. На марках того периода любили изображать то, чем отличилось предприятие на Всероссийских и международных выставках.

7 ноября 1892 года, на торгах, И. Е. Кузнецов приобрел Бронницкую фабрику, принадлежавшую ранее Петру Казимировичу Рейхелю. Петр Казимирович основал фабрику в 1872 году в Новгородской губернии близ села Бронницы Крестецкого уезда. Иван Емельянович выгодно приобрел погрязшую в долгах фабрику, и провел её реконструкцию. В связи с тем, что деревянные корпуса фабрики часто горели, возникла необходимость строительства зданий из кирпича. Для этих целей был приглашен знаменитый архитектор Борис Михайлович Великовский, который разработал проект перестройки фабрики. Построенные корпуса фабрики сохранились и по настоящее время. С 1893 года на заводе изготавливали кофейники, чайные пары, чашки, столовые и декоративные тарелки с надписями «Без соли и хлеба худая беседа» и «Чем хата богата, тем и рада». К 1910 году фабрика выпускала 30 млн. изделий.  Позже стали выпускаться сырные доски, несколько видов сервизов, масленки, хренницы, подливочники, сухарницы, кувшины, вазы, подсвечники и др. Это предприятие стало одним из семи крупнейших предприятий фарфорового производства в России. Продукция фабрики пользовалась огромным спросом.

В 1897 г. Иван Емельянович покупает у помещицы Ботановой земли под строительство новой фарфорово-фаянсовой фабрики близ села Грузино, недалеко от Чудово.  Началось строительство еще одного фарфорового предприятия – Грузинской фабрики. Первоначально возводился кирпичный и лесопильный заводы, которые были необходимы для развития фарфорового производства, и строительства корпусов фабрик. Все фабрики, построенные И. Е. Кузнецовым, хорошо развивались, и стали снабжать население Псковской, Новгородской, Санкт-Петербургской губернии и многих районов Прибалтики. На предприятиях внедрялись новые формы производства фарфора, майолики и фаянса. Появились новые материалы, краски, глазури и виды росписи. Продукция кузнецовских заводов вскоре обрела заслуженную славу. На фабриках И. Е. Кузнецова работал В. С. Чехонин — русский художник и график, ученик И. Е. Репина.

Предприятия И. Е. Кузнецова и Товарищество М. С. Кузнецова заключали между собой соглашения по поводу ярмарочной торговли в Вологде, Новгороде, Пскове. По доверенности между двоюродными братьями, фабрики И. Е. Кузнецова обслуживали Новгородское направление. На ярмарках его изделия пользовались большим спросом.

Для укрепления своих позиций на растущем рынке фарфоровой торговли Иван Емельянович Кузнецов, 3 мая 1913 г., создал «Товарищество на паях Ивана Емельяновича Кузнецова», пайщиками которого стали исключительно представители семьи фабриканта — жена, четыре сына и три дочери. Директором Чудовского и Волховского заводов был И. Е. Кузнецов; Бронницкой и Грузинской фабрики — Иван Иванович Кузнецов. Объединение капиталов позволило Товариществу увеличить основной капитал с трех до четырех миллионов рублей. В состав Товарищества вошли все выше упомянутые предприятия. Кроме того, И. Е. Кузнецов, имел магазины в Санкт-Петербурге и на ярмарках. Ежегодно за пределы Новгородской губернии вывозилось по железной дороге и водным путем до 450 пудов посуды, что составляло 25 млн. штук изделий.  Предприятия И. Е. Кузнецова считались ведущими в отрасли. Продукция фабрик Ивана Емельяновича была более повседневной, чем продукция М. С. Кузнецова, но ничуть не уступала ей по качеству исполнения.

На всех предприятиях работало 6000 человек. «Товарищество И. Е. Кузнецова» вело обширную торговлю стеклом и фарфором на внутреннем российском рынке и имело торговые склады в Санкт-Петербурге, Москве, Риге, Харькове, Казани, Астрахани, Самаре, Рыбинске, Омске, Ржеве, а также на ярмарках – Нижегородской, Ирбитской, Омской, Тюменской, Мензелинской, Уфимской, Волгоградской, Ярославской и Рыбинской. Основные торговые операции совершались на известных ежегодных Российских ярмарках. На Нижегородской ярмарке Кузнецов имел 7 магазинов и лавок, а чудовское стекло продавалось в Рыбинске, Ярославле, Самаре, Астрахани и других городах. И. Е. Кузнецов, кроме перечисленного, имел магазины в Санкт-Петербурге и на ярмарках.

Фарфор И. Е. Кузнецова, неоднократно удостаивался наград на различных отечественных и зарубежных выставках. На Всемирной выставке в Париже фарфор И. Е. Кузнецова был награжден бронзовой медалью по классу керамики. Изделия Кузнецова славились добротностью и чистотой отделки: тончайшие фарфоровые чашки не уступали лучшим образцам китайского и западно-европейского фарфора.  Уже в 1902 году, продукция фабрики И. Е. Кузнецова на Волхове начала поставляться ко двору Его Императорского Величества, а с 1904 г. фабрика стала официальным поставщиком царского Двора. И. Е. Кузнецов был награжден орденом Св. Александра III степени.

Не многие керамические предприятия России могли, да и сегодня могут отличиться таким непревзойденным качеством фарфора, фаянсом «цвета сливок», отличающим кузнецовские изделия. К тому же предприниматель славился умением производить посуду на самые взыскательные вкусы, мгновенно реагируя на изменения рыночного спроса. На кузнецовских заводах одновременно вырабатывались изделия дешевые и дорогие, высокохудожественные,  для покупателей с разными финансовыми возможностями. Для расширения круга покупателей на заводах изготовляли посуду с несложными росписями в виде цветков и веточек, выполненных яркими красками.

Иван Емельянович построил в Москве, на Мясницкой улице, огромный дом в неокласссичеком стиле, который и сегодня считается одним из самых красивых зданий столицы.

Иван Емельянович Кузнецов
Бывший дом И. Е. Кузнецова в Москве. ул. Мясницкая, 15

Впрочем, в Москву фабрикант наведывался нечасто, предпочитая жить рядом со своими заводами, чтобы держать их под личным неусыпным контролем. Нравом Иван Емельянович отличался крутым и строгим. За малейшую провинность беспощадно штрафовал, любые проявления недовольства пресекал железной рукой.

С началом Первой мировой войны производство фарфора начало сокращаться из-за невозможности доставлять сырьё. Предприятиям, чтобы выжить, пришлось частично сокращать производства и перепрофилироваться.

Вклад в промышленную историю России Ивана Емельяновича Кузнецова, Потомственного почетного гражданина, Почетного гражданина Санкт-Петербурга, купца 1-й гильдии, Поставщика Двора Его Императорского Величества весьма велик. Каждый раз, начиная новое дело, И. Е. Кузнецов сначала строил фабрики, а затем — часовни и Храмы. У каждого завода Иван строил по два храма, один был для староверов, а другой для новообрядцев. Удивительный и единственный в своём роде старообрядческий храм построил Иван Емельянович на своей родине — в селе Ново-Харитоново Московской области. 

Иван Емельянович Кузнецов
Храм великомученика Георгия, Новохаритоново

Храм великомученика Георгия с керамическим алтарем, созданным на фабрике Кузнецовых, был построен к столетию победы над Наполеоном. Иконостас и врата алтаря в нём были выполнены из фарфора. Колокола заказывали на Валдае. К строительству храма Иван Емельянович привлёк своего домашнего архитектора Бориса Михайловича Великовского и поставил перед ним непростую задачу — построить такой храм, чтобы устоял при любой власти. Под алтарём он дал указание соорудить некрополь: два склепа, облицованные цветным кафелем. Верхняя часть их завершалась массивными чугунными надгробиями. Один гроб предназначался для Ивана Емельяновича, а другой — для любимой жены.

Рядом с храмом он построил трехэтажную богадельню для увечных, одиноких и больных. Первый этаж Иван Емельянович отдал под филиал Строгановского училища. Отдал бесплатно, но при условии, что будет сам лично отбирать на свои фабрики лучших специалистов. Впоследствии на базе этого класса было создано профтехучилище, затем техникум, а сейчас Гжельский промышленный институт. Советская власть обложила храм непосильными налогами. А когда начался погром, сбросили все колокола и крест. Разбили фарфоровый иконостас и гробы.

Иван Емельянович завещал имущество этой церкви Рогожской общине. В завещании также говорилось о том, что за состояние храма отвечает старший сын или его прямые потомки по мужской линии.

Иван Кузнецов треть своих доходов направлял в приюты для сирот, активно помогал малоимущим и даже посуду, которая из-за незначительных повреждений списывалась в брак, он за бесценок отдавал бедным. Когда в Новгородской земле был голод, с вырученных за продажу посуды средств он закупил продовольствие для народа. Купцы всегда были честны со своими деловыми партнерами, так как следовали принципу чести и совести. Рабочие хозяев очень любили. 

Когда случилась Октябрьская революция, и многие фабриканты поспешили эмигрировать, Иван Емельянович остался в России. Его заводы были его жизнью, и этой жизнью ему вскоре пришлось пожертвовать. В 1919 году на завод пришли чекисты, чтобы реквизировать продовольствие с заводского склада. Пожилой фабрикант пытался воспрепятствовать реквизиции, доказывая, что продовольствие необходимо рабочим и их семьям, страдающим от голода. Его тут же арестовали за саботаж. Рабочие пытались защитить своего хозяина, окружив его плотным кольцом, но чекисты вывели Ивана Емельяновича на берег Волхова и расстреляли, а тело бросили в Волхов. Супруга Ивана Емельяновича, Татьяна Михайловна, скончалась через три дня, не пережив горя.

После Октябрьской революции все фабрики И. Е. Кузнецова были национализированы. «Фабрика на Волхове» была переименована в «Коминтерн», Грузинская — в «Красный фарфорист», Бронницкая — в «Пролетарий». Производили здесь так называемый ширпотреб, который пользовался неизменным спросом у советского потребителя. В Броннице стали делать синюю кобальтовую посуду, которая вскоре стала украшать полки и серванты едва ли не каждой новгородской семьи. По специальным заказам делали здесь и штучную сувенирную продукцию, расписанную руками местных мастериц.

Настоящей катастрофой для отечественного фарфорового производства стали перестроечные годы и отмена налоговых льгот для народных промыслов. Из четырех бывших заводов Кузнецова тогда уцелел только «Красный фарфорист», которому позже вернули старое название «Фабрика Кузнецова на Волхове». В память о своем отце-основателе заводчане установили памятник Ивану Емельяновичу Кузнецову.

Иван Емельянович Кузнецов

Сегодня познакомиться с биографией Ивана Емельяновича Кузнецова, историей новгородского фарфорового производства и изделиями, которые выпускали на заводах можно в экспозиции Государственного музея художественной культуры Новгородской земли «Музейный цех фарфора», а также в музее художественной культуры в Десятинном монастыре Великого Новгорода.

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля