Михаил Тимофеевич (Трофимович) Мальцев

Михаил Тимофеевич (Трофимович) Мальцев
(? — 1890)

Основатель купеческой династии Мальцевых, выходец из белорусских крепостных крестьян, купец-старообрядец. Дата и место рождения неизвестны. В материалах Государственного архива Самарской области имеются данные о том, что в 1849 году Михаил Мальцев проживал в Николаевске, имел салотопенный и бойный завод возле с. Балаково, и по официальным данным числился Рыльским купцом, выходцем из Рыльских мещан. За особый героизм, проявленный им в Крымской войне 1854 — 1855 гг., получил земельный надел в Поволжье в селе Балаково Николавского уезда (ныне — город Балаково Саратовской области) и, сдавая пахотную землю в аренду, торгуя зерном, сумел настолько увеличить свой надел, что к 1861 году стал одним из крупнейших землевладельцев региона, имея 116 тыс. десятин (около 127 га) земли в Николаевском и Новоузенском уездах Самарской губернии [1]. Сеял исключительно знаменитую «белотурку», занимался скотоводством и коневодством и состоял в Самарском купеческом обществе как купец первой гильдии.

Разбогатевший Михаил Мальцев решил основать родовое имение в селе Балаково. К середине XIX века село считалось старообрядческим. Старообрядцы населяли его большую, левую часть, самую красивую и крепкую. Среди старообрядцев были беглопоповцы, поморцы-брачники, безбрачные беспоповцы, но большая часть местных староверов принадлежала белокриницкому согласию. Михаил Мальцев, будучи старообрядцем, приемлющим священство белокриницкой иерархии, решил поселиться среди своих единоверцев. Другой причиной переезда купца из Николаевска в Балаково  стало создание на Волге торгового перевалочного центра пшеницы, так как везти зерно из степей гужевым транспортом в Самару было накладно, а в Балаково имелась удобная гавань для хлебной пристани на реке Балаковка. Известно, что у Михаила Мальцева, кроме салотопенного и кожевенного заводов, в Балаково имелась лесная пристань на Волге и большая кирпичная мельница. 

Главную усадьбу (палаццо) Михаил Тимофеевич заложил в центре Балаково. Она занимала почти целый квартал между улицами Никольской, Александровской и Новоузенской и состояла из 13 строений. Первый дом этой усадьбы построен в середине XIX века в традициях русского классицизма с элементами барокко. Хозяин посадил сохранившийся до наших дней липовый сад и устроил каменную ограду с декоративными решетками и парадными воротами.

Значительные средства М.Т. Мальцев жертвовал на поддержание старообрядческих общин Николаевского уезда. Там же находились Игризские монастыри — один из центров старообрядчества. Ко времени приезда Михаила Мальцева в Балаково монастыри были разгромлены и переведены в единоверие. Но в окрестных деревнях, а также в тайных скитах, разбросанным по Поволжским лесам, поселилось немало старообрядческих иноков и инокинь. Влияние их на местное население было огромным. Строгая, по-настоящему аскетическая и подвижническая жизнь изгнанных из монастырей иноков и инокинь привлекала местное население. Они не только укрепляли в вере старообрядцев — к ним тянулось и население, принадлежащее к господствующей церкви. По данным епархиальных миссионеров, а Самарской губернии было немало случаев, когда местное население целыми селами принимало Страую Веру. Естесственно, самарские епархиальные власти видели в выходцах из Иргиза серьезную угрозу для официального вероисповедания. 

Михаил Мальцев оказывал щедрую финансовую помощь бывшим насельникам старообрядческих монастырей, а также многочисленным группам белокриницких старообрядцев, проживающим в уезде, выделял средства на приобретение домов, для устройства моленных, покупку старопечатных книг и икон. В рапорте чиновника по особым поручениям Васильева Саратовскому гражданскому губернатору от 6 октября 1849 г. говорится:

Мальцев, как известно Вашему Превосходительству, вся опора раскольников  

Надзор за старообрядческим населением Николаевского уезда был возложен на благочинного единоверческих церквей, настоятеля Верхнего Спасо-Преображенского единоверческого монастыря архимандрита Иоасафа. В донесении благочинного архиепископу самарскому Евсевию за 1856 год Михаил Тимофеевич назван главным покровителем «иргизского раскола». В донесении говорится: «Пока он жив, расколоучители надеются, что их зловредное влияние на раскольников и на слабых в вере, с какою силою продолжается, с такою и продолжаться будет».

Но епархиальные власти не могли помешать «покровителю раскола». Не давали результата и обращения к гражданским властям. Не раз в доме Михаила Мальцева устраивались обыски, изымались старопечатные книги, иконы старого письма, церковная утварь. В Государственном архиве Самарской области имеется несколько архивных дел по ведомству МВД. В них секретная переписка полицейских чинов Самары, Саратова и Балакова, рапорты уездного исправника Губернатору, описи изъятых у Михаила Мальцева книг, бумаг, икон, протоколы обысков в устроенных на средства М. Мальцева моленных. (См. Рапорт о производстве обыска на заводе и в имении М. Мальцева и Акт об обыске в моленной, обнаруженной во дворе дома Николаевского мещанина Ивана Решетова).

Несколько раз полицейские чины пытались возбудить дела по обвинению М. Мальцева то в «совращении в раскол приказчиков, открытии в домах купцов Решетова и Романовых раскольничьих моленных, укрывательстве беглых попов и совершении ими тайно у раскольников треб», то в «поддержании раскола», но, удивительным образом, обвинения рассыпались на глазах: допрашиваемые в качестве свидетелей «совращенные в раскол» и просто жители Николаевска и Балаково отрицали все, что пытались поставить в вину неугомонному купцу. А вскоре опечатанные моленные распечатывались или открывались вновь уже в других домах. Поэтому в ежегодно публикуемых в «Самарских епархиальных ведомостях» Отчетах местного комитета Российского миссионерского общества епархиальным миссинерам оставалось только констатировать, что в Николаевском уезде раскол процветает благодаря «влиятельному балаковскому богатею М.».

Михаил Тимофеевич пользовался большим авторитетом, в течение нескольких десятилетий избирался гласным уездного земского собрания, а также гласным городской Думы уездного центра — города Николаевска. Ну а уж в родном Балаково без него не решался ни один сколько-нибудь серьезный вопрос.  

Михаил Мальцев умер в 1890 году. После его смерти остались два сына Паисий (1856/1858 — 1919) и Анисим (1857/1859 — 1914) и дочь Стефанида, вышедшая замуж еще при жизни отца за И. Д. Меркульева, вольского купца. Большую часть своего состояния отец оставил Анисиму Михайловичу. Сыновья продолжили дело отца. Состояние, доставшееся братьям, включало 120 тысяч десятин земли, несметное количество скота, миллионы пудов хлеба. При их содействии в Балаково была создана хлебная биржа, которая по словам старообрядческого писателя-апологета, Фёдора Евфимьевича Мельникова (1874 — 1960) «диктовала цены на хлеб лондонскому Сити». Братья Анисим и Паисий Мальцевы были очень дружны, и не только совместно вели дело отца, но и на пару занимались благотворительностью.     


[1]. Деревянченко А. А. У реки великороссов. Балаково, 1994. С. 116. 

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля

В связи с обновлением сайта, просим Вас воспользоваться формой для восстановления пароля от личного кабинета.

Восстановить пароль Зачем мне это?