Фёдор Евфимьевич Мельников

Фёдор Евфимьевич Мельников
(1874 — 1960)

Старообрядческий начетчик, один из наиболее деятельных писателей-старообрядцев, автор десятков книг и брошюр, посвященных православной вере и сохранению её устоев. В многочисленных старообрядческих общинах, разбросанных по всему миру, среди тысяч просвещенных читателей труды Мельникова остаются настольными книгами, к которым обращаются за верой и правдой, поиском пути к Богу, открытием своих исторических корней.

Фёдор Евфимьевич Мельников родился в 1874 году в Новозыбкове (ныне Брянская область), который в прошлом являлся одной из слобод знаменитого Стародубья, купнейшего старообрядческого центра. Точная дата рождения Фёдора Евфимьевича (месяц и число) неизвестна. Отец его, Евфимий Павлович, старообрядческий священник, прославился в Стародубье как один из самых начитанных и деятельных пастырей, благодаря миссионерской деятельности которого, многие беглопоповские общины были присоединены к Белокриницкой старообрядческой церкви. Будучи также собирателем старопечатных книг, он преподал своим сыновьям Василию и Фёдору первые уроки грамоты и богословия из святоотеческой литературы по многим вопросам веры. Позже учителями Федора были известные на Стародубье просветители: священноинок Арсений (Анисим Швецов), будущий епископ Уральский, и Ксенос (Иларион Кабанов), старообрядческий писатель и богослов, проживавший тогда в посаде Клинцы.

Уже в юности Фёдор Мельников отличался своей начитанностью, умением разбираться в тонкостях богослужебных книг, знанием литературы и истории. Все это помогало ему с успехом участвовать в религиозных спорах со сторонниками «никонианской» церкви, не признававшей в то время старообрядцев и пытавшихся взять их под свое покровительство. Таких защитников древлего благочестия называли начётчиками. 

Ф. Е. Мельников среди участников съезда старообрядческих начетчиковМногие годы вместе с Фёдором Евфимьевичем в диспутах принимал участие его старший брат Василий. «Сражения» с миссионерами проходили сначала в родном Новозыбкове, а затем и в других приходах Стародубья, где к братьям Мельниковым присоединился еще один ученик владыки Арсения — Иван Усов, впоследствии митрополит Белокриницкий Иннокентий. Вскоре их начетническая деятельность распространилась далеко за пределы Стародубья: образованных юношей стали приглашать для бесед с миссионерами на Кавказ, в Бессарабию, на Алтай, в Москву. С Москвой, как ведущим центром российского старообрядчества связан основной, и пожалуй, наиболее яркий период деятельности и творчества Фёдора Мельникова. Именно в Москве, в этой древней русской столице, во всю мощь проявились его организаторские способности, писательский талант и заряд духовной энергии, позволявший ему браться за многое и многое совершать.

В Москве Фёдор Евфимьевич, не оставляя начетничества, занялся активной общественной деятельностью. Особенно многогранной она была в период от Указа о началах веротепимости, обнародованного в апреле 1905 г., до осени 1917 г. — в «золотой период старообрядчества». Фёдор Евфимьевич публиковал статьи в многочисленных старообрядческих периодических изданиях, был секретарем петроградского старообрядческого епископа Виталия (Бажанова) (1846 — 1906), членом Союза старообрядческих начётчиков, председателем начётнической комиссии при московском Братстве Честнаго и Животворящего Креста, секретарём совета общины Рогожского кладбища, секретарём старообрядческой Архиепископии Московской и всея Руси. 

Ф.Е. Мельников с книгой. Измаил (?). 1934 г. (?) (фотография из частного архива, г. Браил)

В последнее десятилетие до переворота 1917 г. Фёдору Мельникову пришлось много ездить по стране. Ему довелось побывал в Сибири, давно известной людьми сильного и вольнолюбивого характера, «строгого темперамента», среди которых немалую долю составляли старообрядцы. Потрудился Мельников и на Алтае. Так, в мае 1903 г., вместе с другим защитником древлеправославия В.Т. Зеленковым, он провел ряд диспутов с миссионерами. Замечательно, что после них отдельные «последователи никонианства» высказали откровенную симпатию по отношению к старообрядчеству. Не менее «разгромные» для них беседы провел Ф.Е. Мельников на Алтае в 1906 г. Постоянно возвращаясь в Москву из своих поездок, Мельников и там не оставлял просветительской деятельности. Редактировал первые старообрядческие газеты «Утро» и «Народная газета», которые издавались после прикращения гонений на старообрядцев в 1905 г. В 1916 г. и в 1918 г. был кандидатом в епископы. Кроме того, Ф.Е. Мельников был директором старообрядческого учительского института в Москве. 

В конце 1918 г. большевистская власть запретила ему публичные выступления, закрыла журнал «Слово церкви» и отстранила от должности директора старообрядческого института, после чего Ф.Е. Мельников вынужден был уехать в Барнаул. Там, на очередном съезде староообрядцев Томско-Алтайской епархии он выступил с инициативой издания журнала «Сибирский старообрядец», целью которого являлось бы «укрепление христианства и возрождение великой, единой и независимой России». В программной статье «Задачи журнала» пророчески писалось:

Россия может и должна возродиться только на религиозных основах и национальных началах. Без религии, без национальных чувств, не может существовать ни один народ в мире. 

Практически журнал в течение года, до своего вынужденного закрытия, был своеобразным медиатором, способствующим объединению всех, кого заботили судьбы России, в том числе и старообрядцев всех согласий. Кроме писательской и издательской деятельности, Фёдор Евфимьевич читал лекции в Томске, Омске, Новониколаевске, Барнауле, Бийске  на темы: «Вера и наука», «Христианство и социализм», «Человек и религия». 

Ф.Е. Мельников. Измаил (?). 1934 г. (?) (фотография из частного архива, г. Браил)

После свержения власти Верховного правителя адмирала А. В. Колчака, был вынужден скрываться в таёжных скитах и на отдалённых заимках Алтая, но при этом продолжал писательскую и издательскую деятельность. В биографиях Ф. Е. Мельникова упоминается, что он в 1920 году томским губсудом был заочно приговорён к расстрелу по делу «О контрреволюции и сокрытии церковных ценностей» [1]. Но называемая дата приговора не совпадает с судебным процессом по листовкам Новоархангельского скита, — указывает Л. Н. Приль; — также не совпадает формулировка — о сокрытии церковных ценностей в этом деле не упоминается.

В 1925 — 1930 гг. жил на Кавказе, где работал пчеловодом, пытался продолжать литературное творчество. Писал по ночам, пока сосед-пчеловод не попросил его прекратить этим заниматься: «Опасное дело вы делаете, чоканье вашей пишущей машинки в ночной тишине очень далеко слышно и может заинтересовать проезжих, а проезжие могут быть красные. Тогда и вам достанется да и нас не помилуют». 

Ф. Е. Мельников на пасеке (любимое место уединения). Измаил. 1.01.1932 г. (фотография из частного архива, г. Браил)Затем смог перейти границу (переплыв ночью реку Днестр) и поселиться в Румынии, привезя туда свои рукописи. Там являлся секретарём Белокриницкой Митрополии, жил в старообрядческом Мануиловском монастыре, близ села Мануиловки Сучавского уезда. Продолжал заниматься литературным творчеством. Много писал, продолжал печатать свои работы (в том числе с критикой атеизма), выступал с публичными лекциями и беседами.  

В 30-е гг. ХХ в. в официально признанной Румынской Православной Церкви наблюдаются гонения на старостильников (реформа церковного календаря вызвала протесты со стороны части верующих румын), что затронуло и старообрядцев, ряду храмов угрожало закрытие. В связи с этим, на Белокриницком Соборе 1936 г. было решено ходатайствовать перед правительством о признании старообрядцев. Вскоре епископ Иннокентий написал меморий с изложением истории, основ старообрядчества и его отличий от других вероисповеданий. Статут (устав) из шести параграфов, в котором излагались организационные основы Старообрядческой Церкви, составил Ф. Е. Мельников.

В ноябре 1938 г. митрополит Пафнутий представил статут и меморий в Министерство по делам религии, но утверждены они были только через 8 лет. А именно, в результате многократных ходатайств, в мае 1947 г. румынское правительство утвердило написанный Ф. Е. Мельниковым статут, который был полностью опубликован в правительственном печатном органе «Monitorul Oficial», № 107, 13.05.1947 (с. 3736 — 3742). Старообрядческая Церковь в Румынии была официально признана и утверждена. Фёдор Евфимьевич активно вступал в полемику и переписку со многими наставниками, уставщиками и прихожанами. Лишь некоторые из фрагментов этого корпуса источников пока удалось выявить в частных собраниях [2]. Разносторонняя деятельность Ф.Е. Мельникова хорошо изучена нашими современниками [3]

После смерти митрополита Иннокентия, 10 — 12 апреля 1942 г. в с. Писк Освященный Собор Старообрядческой Церкви избрал Белокриницким митрополитом епископа Тихона (Тита Качалкина). Владыка Тихон, будучи румынским подданным, получил разрешение выехать в Белокриницкую митрополию и устроить там свою резиденцию.

Ф. Е. Мельников с друзьями. Кишинев. 26.06.1931 г. (фотография из частного архива, г. Браил)

Прожив свыше 10 лет в Румынии, осенью 1941 г. Ф. Е. Мельников возбудил ходатайство о разрешении ему переехать в Тирасполь. Среди документов архива церкви Рождества Пресвятой Богородицы на хуторе Писк имеется отрицательный ответ совета министров от 9 мая 1942 г. на просьбу Ф. Мельникова о разрешении поездки в Приднестровье. М. В. Шкаровский указывает, что лишь 27 августа 1942 г. Фёдор Евфимьевич смог наконец-то переселиться в Тирасполь, устроившись уставщиком при старообрядческой церкви, где произносил проповеди по обличению безбожия. 

В то же время, по его данным, Ф.Е. Мельников подал прошение о включении его в состав Румынской Православной Миссии в Транснистрии [4]. Правда, в энциклопедических данных указывается, что Ф.Е. Мельников в «1941 — 1942 гг. находился в России при румынской церковной миссии» [5]. Однако, его участие в миссии 1941 г. представляется сомнительным. Переслившись в Приднестровье, Фёдор Евфимьевич бывал в Одессе. Об этом косвенно могут свидетельствовать обнаруженный в архиве рецепт на очки, выписанный одесским профессором Е.М. Фишером 5 октября 1942 г. на имя Ф.Е. Мельникова, а также письмо Н. Гусева из Варшавы, написанное в середине августа и попавшее к адесату лишь в конце октября 1942 г., в котором содержится просьба навести справки о его домах в Одессе. Возможно эти поездки были связаны с его деятельностью в Румынской Православной Миссии.

18 октября 1942 г. в Тирасполе были запечатаны две с большим трудом восстановленные старообрядческие церкви, а 20 октября Ф. Мельникова вызвали в полицию, арестовали и без всякого допроса и обвинения заключили в концлагерь Новые Онешты. Перед праздником Рождества румынские власти потребовали от старообрядцев перехода на григорианский календарь, сообщив, что в противном случае все их церкви будут закрыты, а священники отправлены в лагеря. 

Это требование было с негодованием отвергнуто, и репрессии усилились. Даже Болокриницкий митрополит Тихон попал в заключение. Кишиневский архиепископ Ефрем (Тигиняну) испытывал к нему личную ненависть и в июне 1942 г. попытался организовать убийство владыки. По настоянию румынского архиерея 11 января 1943 г., незадолго до праздника Нового года по старому стилю, митрополит Тихон был взят под стражу в Бухаресте «вследствие его враждебного отношения к официальному календарю». Согласно докладу полиции, целью ареста было стремление «окончательно ликвидировать липованский стилизм» [6]. После ареста митрополит был сослан в лагерь.

25 января с.с. 1943 г. Ф.Е. Мельников пишет письмо Елисею Николаевичу, в котором просит его как изранного соборно члена «статутной комиссии и вообще по ходатайствам за старообрядчество» поехать в Бухарест и хлопотать об освобождении митрополита [7]. И митрополит, и Ф. Мельников писали обращения к маршалу Антонеску.

Стойкость старообрядцев заставила румынские власти временно смягчить свою политику в отношении этой Церкви, были освобождены многие арестованные священнослужители и миряне. Так, в апреле 1943 г., стремясь наладить отношения с русскими старообрядцами, руководитель Православной Миссии в Транснистрии митрополит Виссарион (Пую), ссылаясь на их просьбы, обратился к маршалу Антонеску с ходатайством об освобождении Белокриницкого митрополита, которого освободили в мае [8]. По другим сведениям, владыка Тихон находился в концлагере до 1944 г. и был освобожден только после вступления на территорию Румынии Советской армии [9].

Ф.Е. Мельников в гостях у старообрядческой семьи. Измаил. 1931 г. (фотография из частного архива, г. Браил)

Фёдор Евфимьевич постоянно много читал, писал. В 1939 — 1947 гг. Мельников написал свой главный труд «Краткая история древлеправославной (старообрядческой) Церкви» (впервые опубликованный полностью только в 1999 году в Барнауле). Его произведения переводились на румынский Марией Вавилин в Оттопени, в частности, в письме от 10 августа 1942 г. она отмечала, что работу по отношению к старообрядческой церкви она перевела к сроку, 24 июля. 

Сочинения Ф. Мельникова против безбожия пользовались популярностью и среди эмигрантов. Так, весной 1943 г. Д.В. Сироткин (известный нижегородский старообрядец, пароходчик, активный общественный деятель, эмигрировавший в Сербию) писал, что есть спрос на произведения Ф. Мельникова, требуют переиздать, но в условиях войны это сложно — нет бумаги [10].

Личная печать Ф.Е. Мельникова (фотография 2008 г., г. Браил)

О преследованиях митрополита Иннокентия и Ф.Е. Мельникова свидетельствует цитата из письма священника Кирилла Иванова из Пелиткони (Литва) от 6 сентября 1942 г. (т.е. после смерти митр. Иннокентия), адрессованное Фёдору Евфимьевичу: «Чекисты у меня все отобрали и даже документы, я ведь сидел в Н.К.В.Д. 6 месяцев и только чудом спасся: перед приходом немцев заболел и из подвала попал в тюремную больницу, откуда разбивали дверь и уходили. Много меня допрашивали чекисты о Вас и о еп. Иннокентии говорили: «Где теперь Мельников?» Потом: «Мы его арестовали, хочете его видеть, он признался, что работал с Вами, шпионил и проч. и проч. Разовъ 10-15 все о Вас шел разговор и о еп. Иннокентии. Я писал об этом владыке, но письма возвращались» [11].

В последние годы жизни Фёдор Евфимьевич находился под наблюдением румынской спецслужбы «Секуритатэ». При этом он продолжал активно интересоваться вопросами образования среди липован Румынии как основы сохранения староверия. К его словам прислушивались многие из наставников того времени. Упокоился он 26 мая 1960 г. в старообрядческом Мануиловском монастыре вблизи с. Мануиловка Сучавского уезда в Румынии и был похоронен на монастырском кладбище [12].

О судьбе и деятельности Ф.Е. Мельникова в период его пребывания в эмиграции рассказывается в статье Александра Пригарина «Эта группа мыслителей и радетелей отстаивала принципы жесткого сохранения веры».

Собрание сочинений Ф.Е. Мельникова:

Том 1. Краткая истоиия древлеправославной (старообрядческой) Церкви. Барнаул, 1999.
Том 2. О безбожнических и христианских догматах, таинствах и обрядах. Барнаул, 2000. 
Том 3. Отвергает ли наука веру в Бога. О человеческой душе и её происхождении. Сектантство и Церковь перед судом Священного Писания. Барнаул, 2001.
Том 4. В защиту старообрядческой иерархии (1 и 2 вып.). Блуждающее богословие. Об именословном перстосложении. Барнаул, 2002.
Том 5. Исследование о крещении и святительском достоинстве митрополита Амвросия. Конец сомнениям в законности старообрядческой иерархии. О белокриницком священстве до м. Амвросия. Барнаул, 2003.
Том 6. Спутник христианина (Спутник религиозника-христианина; Нужна ли вера в Бога; Ответ на вопрос безбожников: Откуда взялся Бог?; Откуда произошла вера в Бога). Барнаул, 2005. 
Том 7. История Русской Церкви со времен царствования Алексея Михайловича до разгрома Соловецкого монастыря. Барнаул, 2006.
Том 8. Что такое старообрядчество. Барнаул, 2007.


[1]. Мельников Ф. Е. // С.Г. Вургафт, И. А. Ушаков. Старообрядчество. Лица, предметы, события и символы. Опыт энциклопедического словаря; Кузьмина Л. Религиозный и политический идеал старообрядцев в трудах русского богослова ХХ века Ф. Е. Мельникова //; см. также: Семейские;
[2]. Например: Пригарин А. А. О спорах в заграничном старообрядчестве 1935 г.: публикация писем Ф. Е. Мельникова и отца Игнатия // Судьба старообрядчества в ХХ — начале ХХI вв.: история и современность. Сб. научн. трудов и материалов / Отв. ред. и сост. С. В. Таранец. —  К., 2008. — С. 120 — 143. 
[3]. Панкратов А. Деятельность Фёдора Евфимьевича Мельникова в старообрядческой Измаильской епархии в середине 1930-х годов // Духовные ответы. — 2000. — Вып. 13 — С. 66 — 82 portal-credo.ru;  Иванов Л. Последний защитник Христианства Фёдор Евфимьевич Мельников (1874 — 1960). — Браил. 2010. 
[4]. Шкаровский М.В. Православная Церковь Румынии и церковная жизнь на занятых румынскими войсками территориях с 1918 по 1940-е гг. Часть 4. bogoslov.ru 
[5]. Религиозные деятели и писатели русского зарубежья. Мельников Федор Евфимьевич, narod.ru
[6]. Шкаровский М.В. Православная Церковь Румынии и церковная жизнь на занятых румынскими войсками территориях с 1918 по 1940-е гг. Часть 4. bogoslov.ru 
[7]. Архив церкви Рождества Пресвятой Богородицы, хутор Писк (Румыния).
[8]. Шорников П. Старообрядцы и оккупация. 1941 — 1944. // Старообрядцев Молдавии живое слово. Материалы международной научно-практической конференции «Старообрядчесвто Молдавии: истоки и современность». 14-16 декабря 2002 г. — Кишинев, 2003. — С. 84-86.
[9]. Панкратов А.В. Белокриницкая иерархия // Православная энциклопедия. — Т. IV. — М., 2003. — С. 555.
[10]. Архив церкви Рождества Пресвятой Богородицы, хутор Писк (Румыния).
[11]. Архив церкви Рождества Пресвятой Богородицы, хутор Писк (Румыния). 
[12]. Иванов Л. Последний защитник Христианства Федор Евфимьевич Мельников (1874 — 1960). — Браил, 2010. — С. 39. 
 

 
+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля