Тимофей Саввич Морозов

Годы жизни: январь 1823 — 10 октября 1889

Упование: Белокриницкое согласие (РПСЦ)

Титул: купец I гильдии

Сфера деятельности: общественный деятель, предприниматель, промышленник, биржевик, благотворитель, меценат

Российский предприниматель, младший сын купца-предпринимателя, промышленника Саввы Васильевича Морозова. Отец передал ему все функции по организации и управлению производством. Позже он возглавил товарищество Никольской мануфактуры «Саввы Морозова сын и Ко». В 1868–1876 гг. – возглавлял Московский Биржевой комитет, являясь его председателем, также был председателем совета Московского купеческого общества взаимного кредита (1869–1874), членом совета Московского купеческого банка. Являлся соучредителем Московского купеческого в Москве и Волжско-Камского в Петербурге, банков.

 

Содержание

 

Биография и предпринимательская деятельность

Тимофей Саввич Морозов родился и вырос в дружной и строгой правилами старообрядческой семье купца-предпринимателя, потомственного почетного гражданина Саввы Васильевича Морозова, (1770–1862) и его супруги Ульяны Афанасьевны (1778–1861), был младшим из сыновей. В 12 лет начал работать в семейном деле, исполняя мелкие поручения. А в 16 лет он уже был одним из главных руководителей фабрики. Тимофей не получил сколько-нибудь систематического образования, зато обладал завидным упорством, цепкой деловой хваткой и огромной силой воли. В начале 1850-х годов, именно ему отец доверил функции по организации и управлению производством и торговлей своих фабрик. 

Тимофей Саввич Морозов. 1850-е годы

Тимофей был единственным из сыновей, кто не испытал на себе крепостного права – решение отца базировалось, прежде всего, на этом.

С 1857 года Т. С. Морозов начал приобретать земли в Тверской губернии под будущую фабрику – Тверскую мануфактуру, которая открылась в 1859 году. В 1859–1871 годы он ру­ково­дил Товариществом Твер­ской ма­ну­фак­ту­ры бу­маж­ных из­де­лий. В 1860 году, после смер­ти от­ца, в возрасте 37 лет Тимофей Саввич стал единоличным руководителем предприятия «Савва Морозов с сыновьями», а родственники-партнеры остались вкладчиками. В 1869 году при перерегистрации фирмы основной капитал составлял 5 млн рублей, на долю Тимофея приходилось 3 млн рублей. В 1871 году, после раздела с другими наследниками, Тимофей Саввич переименовал семейную фирму в торговый дом «Саввы Морозова сын и Ко», став главным владельцем этого предприятия.

Т. С. Морозову от отца достался сложный многопрофильный комбинат, занимавший площадь 372, 5 десятин и расположенный в Никольском, деревне Городищи и сельце Ваулове. Он объединил под одной крышей шесть главных фабрик (ткацкая, красильная,
бумагопрядильная, отбельная, набивная, отделочная) и девять вспомогательных производств: химический, газовый, чугунолитейный заводы; токарные и слесарные мастерские; торфоразработки, электростанция а также собственные железнодорожные пути, соединенные со станциями Московско-Нижегородской железной дороги. Большая часть из них была создана еще в первой половине XIX века.

Став во главе предприятия, Тимофей Саввич занялся не только модернизацией производства, но и интеграцией. Он наладил поставки импортных красителей, что вывело продукцию на новый уровень. С целью независимости от импортных поставок хлопка, он приобрел крупные земельные участки в Средней Азии, чтобы выращивать там хлопок. Также он заменил английских специалистов на молодых выпускников Императорского технического училища. Трудами Т. С. Морозова на Никольской мануфактуре был создан полный производственный цикл текстильного комбината – от переработки хлопка до получения конечного продукта. В этом отношении мануфактура Морозовых была первопроходцем в России.

Современный исследователь И. В. Поткина отмечает: 

На годы правления Т. С. Морозова приходился трудный период становления огромного предприятия со вспомогательными производствами и собственной железной дорогой, которые обеспечивали экономическую самостоятельность Никольской мануфактуры… Основой процветания стало расширение ассортимента продукции. Всего за 10 лет Т. С. Морозов удвоил общее количество наименований хлопчатобумажных тканей различных артикулов и сортов и довел его до рекордно высокой цифры — 50.

Другой исследователь, А. А. Аронов, дополняет:

Прекрасный ассортимент, дешевизна и добротность тканей обеспечивали на них постоянный спрос самых разнообразных слоев населения: дорогие бархаты и вельвет, дешевые нарядные ситцы с одинаковым успехом раскупались в Москве, Петербурге, Ташкенте, Омске, Иркутске, Харькове, Одессе, Варшаве, Харбине, Тяньцзине и других городах.

Тимофей Саввич Морозов был трудолюбив и энергичен, обладал гибким умом и «чутьем предпринимателя с государственным мышлением». Он спонсировал первый торгово-промышленный съезд в 1870 году, где выступал по вопросу развития хлопководства в Средней Азии. На втором торгово-промышленном съезде в 1882 году он уже руководил работой двух из семи отделений: торговли и почтовых телеграфных сношений. На первом торгово-промышленном съезде в 1870 году Т. С. Морозов поднял вопрос о необходимости решения транспортных проблем с целью удешевления перевозок хлопка из Средней Азии в Центральную Россию. Он обозначил важность создания специальной торговой компании, которая занялась бы закупками хлопка и продажей его в России. Тимофей Морозов, в числе первых, стал завозить хивинский и бухарский хлопок сразу после присоединения этих территорий к России. 

Тимофей Саввич полностью оправдал надежды своего отца, заложив основы стабильного и самоподдерживающего развития фирмы. В 1872 году, он передал Тверскую мануфактуру племянникам Абраму и Давыду – сыновьям рано умершего Абрама Саввича Морозова, а сам занялся более перспективной Никольской.

В 1873 г. Тимофей Морозов переименовал фирму в «Товарищество Никольской мануфактуры Саввы Морозова сын и К°», а также включил жену – Марию Федоровну в число учредителей семейной фирмы. В то время Товарищество включало в себя: бумагопрядильную, ткацкую, красильно-набивную, аппретурную фабрики в с. Никольском, отбельно-аппретурную фабрику в деревне Городищи; ткацко-ручную и плисорезную фабрики при селении Ваулово. Тимофей Саввич также ор­га­низовал в Никольском мно­го­численные вспо­мо­га­тель­ные про­из­вод­ст­ва – ме­ха­ни­ко-ли­тей­ный, га­зо­вый, хи­ми­че­ский, кир­пич­ный и другие за­во­ды, ле­со- и тор­фо­раз­ра­бот­ки (площади зе­мель­ных вла­де­ний Ни­коль­ской ма­ну­фак­ту­ры в 1884 году составляли 36,6 тыс. га).

Кроме вышеперечисленного, у Т. С. Морозова было 7 контор в Москве и при фабриках, которые осуществляли связь с клиентами и поставщиками. Одна из контор находилась напротив дома, в котором он жил с семьей в Москве (Большой Трехсвятительский
переулок, дом 1). Тимофея называли «Текстильным королем». В 1881 г. на фабриках Товарищества работало 25 800 человек, хлопка перерабатывалось более 250 тыс. пудов. Товар продавался в Москве, Петербурге, Харькове, Одессе, на Нижегородской, Ирбитской, Симбирской, Крестовской, а также на украинских ярмарках. Продукция морозовских фабрик была всегда самого высокого качества.

Как руководитель, Тимофей Морозов в равной степени интересовался ходом производства, качеством товара, состоянием оборудования, проблемами найма рабочей силы, заработной платой, внутренним распорядком, текущим строительством и многим другим. Но, под особым пристальным наблюдением Т. С. Морозова был всё же, технологический процесс и качество продукции. Как известно, Морозовы не прибегали к услугам рекламы – качество их продукции говорило само за себя. Товарищество Никольской мануфактуры «Савва Морозов сын и К» сообщало о себе только в специализированных информационных изданиях, подготовленных к Всероссийским и всемирным выставкам.

Тимофей Саввич также уде­лял боль­шое вни­ма­ние со­ци­аль­ной по­ли­ти­ке на Ни­коль­ской ма­ну­фак­ту­ре: для её ра­бо­чих были по­строе­ны ка­мен­ные бес­плат­ные ка­зар­мы, ба­ня, пе­кар­ня, мель­ни­ца, квас­ная, хар­че­вая лав­ка, Ни­коль­ская боль­ни­ца с ап­те­кой, ро­до­вспо­мо­гательным от­де­ле­ни­ем и ко­лы­бель­ной (начало 1860-х годов). При больнице имелись бесплатные ясли, где содержались также сироты фабричных рабочих. Молоко в больницу, приют и ясли доставлялось со своей фермы. Также действовали боль­ни­цы в Вау­ло­ве (1870 г.) и Го­ро­ди­щах (середина 1880-х годов), бо­га­дель­ня им. А. Т. Стри­мон (1877 г.; впо­след­ст­вии но­си­ла имя Т. С. Морозова).

Казарма № 13 для рабочих Никольской мануфактуры «Саввы Морозова сын и К°»

Были от­кры­ты: коо­пе­ра­тив­ный ма­га­зин (1884 г.), на­чаль­ные учи­ли­ща в Ни­коль­ском (1864 г.), Вау­ло­ве (1872 г.), Го­ро­ди­щах (1887 г.). Училища дети начинали посещать с 7 лет. После окончания училища детей принимали в учебные мастерские, где их обучали черчению, рисованию, слесарному, токарному, кузнечному, ткацкому, переплетному ремеслам. Кроме того, действовали ве­чер­ние клас­сы для взрос­лых (1885 г.), пуб­лич­ная библиотека (1873 г.); уч­ре­ж­дён «ка­пи­тал бла­го­тво­ри­тель­ных сумм» (1873 г.) и «ка­пи­тал увеч­ный» (1880 г.). Никольская мануфактура представляла собой как бы большой промышленный город, включавший в себя не только производство, но и социально-бытовой комплекс.

В 1882 году Т. С. Морозов был удостоен ордена св. Анны «За особые труды по Всероссийской промышленно-художественной выставке в Москве». Правительство пожаловало ему первому в империи титул «господин мануфактур-советник». К середине 1880-х годов он от­крыл сеть оп­то­вых скла­дов про­дук­ции Ни­коль­ской ма­ну­фак­ту­ры, а так­же пред­ста­ви­тель­ст­во фир­мы в Ли­вер­пу­ле. При Тимофее Саввиче Морозове товарищество было удо­стое­но пра­ва изображения государственного гер­ба на сво­ей про­дук­ции (1865, 1882 годы), по­лу­чи­ло ме­да­ли Все­российских тор­го­во-промышленных вы­ста­вок (1861, 1867, 1870, 1882 годы) и на­гра­ды на Все­мир­ных вы­став­ках в Па­ри­же (1867, 1878 годы) и Ве­не (1873 г.); в Чикаго (1895 г.) и в Париже (1900 г.) – высшие награды. Правление Товарищества находилось в Москве, в Трехсвятительском переулке, 1, где жила семья Тимофея Саввича. В 1907 г. основной капитал Товарищества составлял 15 млн. руб.

Тимофей Морозов, наряду с другими российскими предпринимателями, был инициатором создания Московского отделения Общества для содействия русской торговле и промышленности. 30 марта 1885 г., в Политехническом музее, состоялось его торжественное открытие. Отделение отстаивало интересы московских торгово-промышленных кругов, решая актуальные вопросы, в том числе, и всероссийского значения. Он также был близок со славянофилами, поддержал издание славянофильской газеты «Москва» во главе с И. С. Аксаковым и И. К. Бабстом.

Известно, что Тимофей Саввич при­вле­кал ста­ро­об­рядческих ар­хи­епископов Мо­с­ков­ско­го и Вла­ди­мир­ско­го Ан­то­ния к «ут­вер­жде­нию ос­нов ве­ры» в сре­де ра­бот­ни­ков Ни­коль­ской ма­ну­фак­ту­ры. Однако, предпринимателем он был жестким – как по отношению к конкурентам, в основном иностранцам, так и к работникам. Последние страдали от постоянных штрафов и ненормированного рабочего дня, даже у руководящего состава не было практически никаких привилегий. В кабинете Тимофея Саввича не имел права сидеть никто, кроме него.

7 января 1885 года на Никольской мануфактуре произошла крупная забастовка, продлившаяся две недели, и позднее описанная во всех отечественных учебниках истории как «Морозовская стачка». Считается, что она была вызвана тяжелыми условиями труда и высокими штрафами. Нельзя сказать, что рабочим жилось совсем плохо, – условия были вполне сносные, учитывая время и страну. В сохранившихся документах указано, что Морозовы вкладывали значительные суммы в модернизацию лечебных заведений и ремонт бараков для рабочих.

Фактически стачка была вызвана существенным снижением зарплат и растущими штрафами. Тимофей Саввич беспощадно наказывал тех, кто допускал брак, пел во время работы песни, пропускал церковные службы, – случалось, что человек терял половину зарплаты. Рабочий день при этом составлял 12–14 часов. Последней каплей стала отмена выходного дня на праздник Иоанна Крестителя, что было довольно странным решением для чрезвычайно религиозной семьи.

Состоявшаяся забастовка ус­ко­рила при­ня­тие но­вых фаб­рич­ных за­ко­нов в Российской им­пе­рии. Тимофей Саввич Морозов под­дер­жал за­прет ноч­ных ра­бот для де­тей и жен­щин, об­ра­зо­ва­ние фон­да штраф­но­го ка­пи­та­ла и пр., но вы­сту­пал про­тив при­да­ния фаб­рич­ной ин­спек­ции рас­ши­рен­ных, в т. ч. по­ли­цей­ских, функ­ций.

После окончания забастовки состоялся суд. Тимофей Саввич на заседаниях услышал о себе множество отрицательных отзывов и, по его воспоминаниям, сам почувствовал себя подсудимым. После суда Т. С. Морозов заболел, а когда здоровье поправилось о фабрике и слышать не хотел: «Продать ее, а деньги – в банк». И только железная воля его жены, Марии Федоровны, спасла мануфактуру от продажи. Тимофей Саввич переписал большинство паев на жену, а часть отдал детям, сам же вышел из доли. По другой версии, жена получила большую часть мануфактуры после смерти мужа, а до того они владели ею сообща. Как бы то ни было, доказано, что Тимофей Саввич после стачки постепенно отходил от управления, а роль его жены в семейном деле, наоборот, росла.

Тимофей Саввич Морозов упокоился 10 октября 1889 году на своей даче в Мисхоре в Крыму. Как говорили, смерть застигла миллионера «на коленях во время молитвы», что было расценено как знак его благочестия.

Крым. Мисхор. Дача Морозовых

Согласно последней воле покойного, его вдова Мария Федоровна стала наследницей всего состояния, получив право распоряжения фабричными и торговыми делами. К этой деятельности супруг готовил ее заранее. При утверждении устава Товарищества в 1873 году Мария Федоровна была включена мужем в число учредителей. В 1883 году он выдал жене доверенность на управление имениями, покупку земель, получение денег. В духовном завещании, составленном 19 апреля 1888 года, Тимофей Саввич написал:

Все без изъятия недвижимое и движимое мое имение, мною благоприобретенное, могущее остаться после моей смерти, в чем бы оно ни заключалось и где бы ни находилось, я завещаю супруге моей Марии Федоровне Морозовой в полную исключительную и независимую ее собственность и в неограниченное владение и распоряжение.

В пользу двух сыновей и трех дочерей предназначалось только пять наследных долей по 100 тысяч рублей каждая. Вдова же получила наследство, оцененное в 6 129 018 рублей! Ценных бумаг и капиталов имелось на сумму 5,7 миллиона рублей, в том числе: паев Никольской мануфактуры на 2,4 миллиона рублей, акций Общества Московско-Курской железной дороги на 1,1 миллиона рублей и на текущем счете Товарищества Никольской мануфактуры 1,16 миллиона рублей. Мария Федоровна также получила недвижимость в Покровском уезде Московской губернии – 12 тысяч десятин земли, то есть более 13 тысяч гектаров.

Передавая почти все имущество жене, Тимофей Морозов предохранял семейное дело от раздробления. Он не хотел провоцировать ссоры между детьми, которые могли соперничать между собой. Похоронен Тимофей Саввич Морозов на Рогожском кладбище в Москве.

 

Общественная деятельность. Меценатство и благотворительность

Общественная деятельность Т. С. Морозова была столь обширна и плодотворна, что Н. А. Найденов, составляя в 1899 году для Министерства финансов справку о выдающихся представителях русской промышленности эпохи Александра III, поставил его фамилию на первое место. 

Список различных общественных должностей, занимаемых Т. С. Морозовым в различное время довольно обширен: он был и выборным и гласным Московской городской думы (1866–1876), членом Московского отделения Совета торговли и мануфактур (совещательного органа при Министерстве финансов). Был одним из уч­ре­ди­те­лей Московского ку­печеского бан­ка (1866 г., членом со­ве­та бан­ка в 1866–1884 гг.), Московского тор­го­во­го бан­ка (1870 г.), Волж­ско-Кам­ско­го бан­ка (1870 г.), Мос­ков­ско-Таш­кент­ско­го товарищества для со­дей­ст­вия русской шёл­ко­вой промышленности (1871 г.), ак­цио­нер­но­го общества Мо­с­ков­ско-Кур­ской железной дороги (1871 г., членом прав­ле­ния в 1871–1875 гг.), Московского тор­го­во-промышленного товарищества (1874 г.), Товарищества Ар­хан­гель­ско-Мур­ман­ско­го сроч­но­го па­ро­ход­ст­ва (1875 г.), Сред­не­ази­ат­ско­го хлоп­ко­во­го тор­го­во-промышленного товарищества «Н. П. Куд­рин и Кo» (1882 г.).

В 1869–1878 гг. он являлся председателем со­ве­та Московского ку­печеского общества вза­им­но­го кре­ди­та. Был ор­га­ни­за­тором тор­го­вых экс­пе­ди­ций в Пер­сию, Бол­га­рию и Румы­нию (1882 год, с Н. Н. Кон­ши­ным и др.), Ки­тай (1886–1888 гг., с А. Г. Кузнецовым) для от­кры­тия но­вых рын­ков сбы­та из­де­лий российской промышленности.

В 1866–1876 гг. – Глас­ный Московской городской ду­мы. То­ва­рищ председалеть (1866–1868 гг.), председатель (1868–1876 гг.) Московского бир­же­во­го комитета, по­пе­чи­тель, один из соз­да­те­лей Алек­сан­д­ров­ско­го ком­мерческого училища Московского бир­же­во­го общества (1885 г.). Он был ини­циа­тором соз­да­ния и председателем Московского от­де­ле­ния Общества для со­дей­ст­вия российской промышленности и тор­гов­ле (с 1885 г.).

Тимофей Саввич также являлся членом Московского от­де­ле­ния Со­ве­та тор­гов­ли и ма­ну­фак­тур. Был ак­тив­ным уча­ст­ником ча­ст­но­го ком­мерческого съез­да сто­лич­но­го ку­пе­че­ст­ва (в 1865 г. – член его по­сто­ян­ной де­пу­та­ции), Все­российских тор­го­во-промышленных съез­дов (в 1870 г. – ви­це-председатель, в 1882 г. – ви­це-председатель и председатель двух сек­ций). В 1870-е счи­тал­ся «глав­ным хо­да­та­ем» российского ку­пе­че­ст­ва пе­ред пра­ви­тель­ст­вом, поль­зо­вал­ся рас­по­ло­же­ни­ем министерства фи­нан­сов, М. Х. Рей­тер­на.

Т. С. Морозов был способен отстоять свою общественную позицию, даже если его оппонентом становилось само правительство, — этого умения не хватало многим его коллегам. К примеру, Н. А. Варенцов приводит случай, когда Морозов не побоялся открыто продемонстрировать правительству личное влияние, дабы отстоять интересы огромной части российских предпринимателей. В 1870-х годах правительственные круги увлеклись идеей фритредерства, или свободной торговли. Эту систему, предполагающую установление низких таможенных пошлин и невмешательство государства в дела частных предпринимателей, было решено внедрить на русской почве. Однако крупное купечество хорошо понимало: отечественный производитель не справится с конкуренцией дешевых заграничных товаров, и это в конечном итоге сильно ударит по государственной казне.

На специально посвященном этому вопросу собрании, которое состоялось в Санкт-Петербурге, Тимофей Саввич Морозов произнес горячую речь, в которой доказывал «…несвоевременность применения в данное время в России системы свободной торговли, которая, несомненно, приведет к закрытию всех фабрик, лишит заработка массу рабочих, а потому вся тяжесть прокормления безработных всецело ляжет на государство. В заключение своей речи он добавил: если правительством фритредерство будет осуществлено, то он все свои фабрики остановит немедленно и его рабочие в количестве 20 тысяч человек останутся без работы… У правительства того времени не было никаких статистических сведений о фабриках; некоторые из присутствующих чиновников усомнились в правильности указанного Т. С. Морозовым количества рабочих, и дано было губернатору поручение проверить число рабочих на морозовских фабриках. По проверке оказалось, что если считать рабочих на торфяных работах, то всех работающих было значительно более 20 тысяч человек». В конечном итоге речь Тимофея Саввича произвела должный эффект, и правительство отказалось от претворения своего проекта в жизнь.

Т. С. Морозов также уча­ст­во­вал в из­да­нии журнала «Вест­ник про­мыш­лен­но­сти» (1858–1861 гг), га­зет «Ак­цио­нер» (1860–1863 гг), «День» (1861–1865 гг, ред. И. С. Ак­са­ков), «Мо­ск­ва» и «Мо­ск­вич» (обе 1867–1868 гг, ред. Ак­са­ков), «Го­лос Мо­ск­вы» (1885–1886 гг).

Кроме перечисленного, Т. С. Морозов был членом комитета по уст­рой­ст­ву в Мо­ск­ве Му­зея при­клад­ных зна­ний (ны­не – По­ли­тех­нический му­зей), по­пе­чи­телем Ху­дожественно-промышленного му­зея; членом Московского славянского бла­го­тво­рительного комитета (1876–1878 гг), фи­нан­си­ро­вал ла­за­ре­ты для ра­не­ных в русско-турецкую вой­ну 1877–1878 гг. Был членом-уч­ре­ди­телем Об­ще­ст­ва лю­би­те­лей древ­ней пись­мен­но­сти (1877 г.), на свои сред­ст­ва вы­пу­стил фак­си­миль­ное из­да­ние Из­бор­ника Свя­то­сла­ва 1073 г. (1880 г.). Не­од­но­крат­но из­би­рал­ся вы­бор­ным Ро­гож­ской ста­ро­об­рядческой об­щи­ны (по­сто­ян­но жерт­во­вал сред­ст­ва на её ну­ж­ды). Именно Тимофей Саввич основал семейную традицию вкладывать деньги в учебные заведения и в искусство.

Граф Д. А. Олсуфьев, хорошо знавший Т. С. Морозова и сохранивший к нему благоговейное отношение, отмечал:

Тимофей Саввич, отец моего товарища, сохранял еще и внешнее обличье купца старой формации, в стиле Островского. В длиннополом сюртуке, величавый, видный старик с седою бородою… Было в нем что-то повелительное и даже сановитое, и это что-то мне, молодому, внушало некоторую робость. Он был крупный самородок, большого ума человек, хотя и без всякой школьной выучки. Мысли его были свои, взятые из опыта собственной жизни. Старик, видимо, любил поговорить перед молодежью, а мы почтительно слушали. Вспоминаются мне его «консервативные», тогда для меня непривычные речи: он восхищался императором Николаем I и, в особенности, его министром финансов — гениальным, как выражался Морозов, графом Канкриным.

Являясь убежденным приверженцем ускоренного развития национальной промышленности и национальных технических кадров, Морозов был учредителем стипендий при Московском Техническом училище, предназначавшихся для командировок молодых ученых за границу. Многих из них брал затем на собственное производство. Состоял членом Общества для пособия недостаточным студентам Московского университета. Тимофей Морозов часто жертвовал довольно крупные суммы на учебные заведения и на издательские дела.

Как благотворитель Тимофей Саввич известен своим участием в системе здравоохранения не только России, но и Сербии: его хлопотами был открыт лазарет в Белграде, он был инициатором и спонсором открытия гинекологической клиники на Девичьем поле, содействовал расширению Преображенской и строительству Алексеевской психиатрических больниц в Москве. Также, в память о рождении сына Саввы, был построен родильный дом на Пироговке.

Он также ор­га­ни­зовы­вал под­пис­ку в поль­зу бла­го­тво­рительных уч­ре­ж­де­ний на Кав­ка­зе (1874 г.). Жерт­во­вал круп­ные сред­ст­ва Стро­га­нов­ско­му художественно-промышленному  училищу, Им­пе­ра­тор­ско­му московскому тех­ническому училищу, на при­зре­ние ду­шев­но­боль­ных (1889 г.), строи­тель­ст­во и со­дер­жа­ние Ги­не­ко­ло­гической кли­ни­ки медиционского фа­куль­те­та Московского университета (1889 г.), Вла­ди­мир­ско­му до­му тру­до­лю­бия, Обществу по­ощ­ре­ния тру­до­лю­бия в Мо­ск­ве. За по­жерт­во­ва­ния Московскому университету в 1889 г. был пред­став­лен к чи­ну д. статского советника, но от­ка­зал­ся при­нять его.

В своем духовном завещании, Т. С. Морозов просил своих детей 5% от стоимости всех полученных ими в наследство имений отчислить на помощь неимущем ближним, в том числе 100 тыс. руб. – на призрение душевнобольных в Москве. Впоследствии, дети Тимофея Саввича и Марии Федоровны также были меценатами и филантропами.

 

Семья и наследие

Человек суровый и, по воспоминаниям дочери, Юлии Тимофеевны, необыкновенного ума и энергии, Тимофей Саввич был одержим двумя идеями – умножением семейного состояния и сохранением семейных традиций.

8 ноября 1846 года, Тимофей по совету отца, женился на купеческой дочери Марии Федоровне Симоновой (1830–1911). Мария Федоровна была дочерью купца 2-й гильдии Ф. И. Симонова. Это была старообрядческая семья. Ее предки владели шелко- и бумаготкацкой фабрикой в Москве. Отец – Федор Иванович Симонов владел тремя текстильными фабриками в Московской губернии. Мать – Мария Константиновна Солдатёнкова также происходила из семьи крупных предпринимателей-староверов Солдатёнковых.

Мария Федоровна Морозова

Мария Федоровна с детства отличалась сильным характером, прекрасно училась. Знала немецкий и французский языки, разбиралась в математике. Когда Марии Федоровне исполнилось 16 лет, умер ее отец. Будущего супруга присматривал для Марии ее дядя по матери – именитый фабрикант, банкир и меценат Козьма Солдатёнков. Жених должен был быть обязательно старообрядцем и из семьи богатых купцов-промышленников.

Известный своей предпринимательской дальновидностью, Козьма Солдатёнков нашел для племянницы весьма удачную партию в лице 23-летнего Тимофея Саввича. Брак получился вполне счастливым и благополучным. Мария Федоровна оказалась умной и сильной женщиной и сумела заслужить уважение своего сурового мужа, в том числе и умением держать дом и детей в строгости и благопристойности. У Тимофея Саввича и Марии Федоровны было десять детей:

  • Елена (ум. в детстве);
  • Анна (1849–1924) – с 1869 года жена историка Геннадия Фёдоровича Карпова (1839–1890). 
Анна с супругом Г. Ф. Карповым. 1879 г.

Геннадий Фёдорович был другом и соратником В. О. Ключевского. Он был старше Анны на 10 лет. Анна подарила ему пятнадцать детей. После смерти мужа она на морозовские деньги учредила премию имени Г. Ф. Карпова за выдающиеся работы по истории. 

Анна с детьми

Сама вдова была почетным членом Общества российских древностей и истории. Эта ветвь получила дворянский титул. Сын Г. Ф. Карпова стал крупным дельцом, входившим в совет Московского банка, директором Окуловских писчебумажных фабрик и пайщиком мануфактуры Морозова;

  • Алевтина (1850–1876) – с 1876 года жена доктора медицины Василия Феликсовича Стримона (1840–1911);
  • Александра (1854–1903) – с 1875 года супруга дворянина Александра Александровича Назарова (1849–1900), одного из директоров правления Никольской мануфактуры;
  • Иван (1855–1858);
  • Арсений (1857–1858);
  • Юлия (1858–1920) – жена члена Государственного совета Григория Александровича Крестовникова (1855–1918). 11 июня 1878 года Юлия и Григорий были обвенчаны. После свадьбы молодые уехали в Париж, где увлеклись живописью, ходили по выставкам и музеям, посещали театры. Григорий Крестовников был Председателем Биржевого совета Москвы, членом Государственного совета. 
Юлия с мужем Григорием Крестовниковым

В 1910 г. семья получила дворянский титул. В семье было три дочери и три сына. Юлия Тимофеевна была крупной земле- и домовладелицей. Её внук писал, что бабушка «много строила, но беспорядочно. Пока другой дом закладывается, у первого крыша протекла. Весь Трехсвятительский переулок был наш». Но, именно Юлии родители отдали морозовский капитал, предназначавшийся для благотворительных дел. На эти деньги Юлия Тимофеевна построила и полностью оборудовала Старо-Екатерининскую больницу на 54 койки, позже она начала строить еще два корпуса: для нервных больных и родильное отделение в память брата Саввы и дочери Алевтины, умершей при родах.

Она же, по желанию матери, инициировала строительство пятиэтажного ночлежного дома на 800 человек на Пресненском валу. В 1909 г. здание было построено. В 1912 г. она просила разрешения у властей Москвы построить Биржу труда и назвать ее именем Тимофея Саввича Морозова. Через два года Биржа была построена.

Биржа труда. Пресненский вал. 1914 г.

Пожертвование Ю. Т. Морозовой помогло Московской городской думе создать в городе цивилизованный рынок труда;

  • Людмила (1859–1860);
  • Савва (1862–1905) – руководитель Никольской мануфактуры, меценат. В 1888 году женился на Зинаиде Григорьевне Морозовой, урождённой Зиминой, в третьем браке Рейнбот (1867–1947);
  • Сергей (1863–1944, Париж) – организатор Музея кустарных изделий. Был женат на Ольге Васильевне Кривошеиной (1866–1953), младшей сестре известного государственного деятеля А. В. Кривошеина. Закончил юридический факультет Московского университета и в 1887 г. вышел из него кандидатом права. Одно время он был распорядителем по Никольской мануфактуре, но из-за нервной болезни отошел от семейного бизнеса и в 1890 году принял должность заведующего Кустарным музеем. Чтобы лучше разместить коллекции музея, Морозов купил здание в Леонтьевском переулке у А. И. Мамонтова и перевел туда музей. Музей существовал не только на деньги земства, но и на личные средства С. Т. Морозова. Сейчас в этом здании находятся Музей матрешки и Музей народного искусства.
Москва. Леонтьевский пер., д. 7. (Торгово-промышленный музей кустарных изделий Московского губернского земства). Основан в 1885г.

Этот музей творчески поддерживал все центры народных промыслов в России. Кустарей снабжали образцами и рисунками, чтобы совершенствовать изделия народных промыслов. Также оказывалась экономическая помощь.

Сергей Морозов, вместе с братом Саввой, учредил будущий Московский художественный театр, работал в Комитете по устройству Музея изящных искусств (ГМИИ им. Пушкина), способствовал образованию Музея изящных искусств при Московском университете, финансировал журнал «Мир искусства», сам писал пейзажи и фактически подарил Исааку Левитану мастерскую в Трехсвятительском переулке, в своей усадьбе. Там И. Левитан жил и творил до самой смерти в 1900 году.

Семья Тимофея Саввича Морозова была старообрядческой, очень религиозной, но Мария Федоровна, живя по старым устоям, все же не запрещала детям жить иначе. Все дети считались с матерью, кроме Саввы, да и мать не понимала взглядов и поступков сына. Постепенно Савва отошел от семьи и не поддерживал с ними отношений. Сергей же в 1916 г. выделил средства для Московской старообрядческой общины. Во время Первой мировой войны все ветви Морозовых вложили огромные деньги в обеспечение войск и лечение раненых.

Революция изменила жизнь Морозовых: все личные средства и имущество были национализированы. Сергей, до 1925 г., оставался при Кустарном музее консультантом, а в 1925 г. эмигрировал во Францию. Жил с женой в Париже. Анна Тимофеевна осталась в своей квартире на Ордынке, потому что там была очень богатая библиотека. Но, когда она просила взять из имения обувь и одежду, ей отказали. Умерла она в 1924 г. в Москве. Имущество и средства семьи Крестовниковых так же были национализированы. Больная Юлия Тимофеевна доживала свой век у родственницы Софьи Стахеевой – коммунистки, вышедшей замуж за командующего Третьей Красной армией Белинского. Умерла она в 1920 году. Их дети оказались по обе стороны баррикад: одни служили белым, другие – красным. Кто-то выжил и оказался во Франции и даже в Бразилии, кто-то погиб. Но и во Вторую мировую против гитлеровских солдат воевали потомки Морозовых.

О Тимофее Саввиче Морозове упоминается также в статьях «Миллионер из крепостных» и «Эх, Морозовы!».

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля