Никита Семенович Дроздов, иерей

Никита Семенович Дроздов, иерей

Никита Семенович Дроздов
(1870/1877 — 23 августа 1937)

Родился в деревне Волое Жиздринского уезда Калужской губернии. Был справедлив, богобоязнен и удалялся от зла. Имел хорошее хозяйство. В анкете арестованного, что заполняли на Дроздова в НКВД так сказано: «социальное происхождение — из зажиточных крестьян». По вероисповеданию был Никита Дроздов православным христианином-старообрядцем белокриницкого согласия, противоокружником[1]. Деревня, где он родился, сейчас в Кировском районе находится. Она издавна была заселена старообрядцами. После 1905 года, когда Николай Второй подписал указ «Об укреплении начал веротерпимости», в деревне стали строить каменный храм. Он был освящен во имя Николы Чудотворца. 27 августа 1912 года еп. Иоасаф Калужский рукоположил к нему настоятелем Никиту Дроздова. В ноябре в Волом прошло собрание общины и отца Никиту избрали председателем её совета. О. Никита прослужил в Никольском храме почти двадцать лет.

Последние семь лет жизни одни невзгоды ему выпадали. Еще в 1929-ом году священника осудили на один год лишения свободы по обвинению в контрреволюционной агитации, за сотрудничество с «кулаками». Заключение отбывал в Брянской ИТК. Потом находился в ссылке. В 1930 г. у семьи священника, не сумевшей выплатить индивидуальный налог на единоличников, были отобраны дом и хозяйство. Супруга священника была осуждена на девять месяцев лишения свободы, заключение отбывала в Кирове (Калужская область). Когда в деревне началось выселение «кулаков», Дроздовых тоже собирались депортировать, но вдруг неизвестно почему оставили. Освободившись, отец Никита поселился в церковной сторожке. Служба в Никольской церкви была возобновлена. Перемены, произошедшие в стране, священника будто и не касались. Отец Никита не стал ни к чему приспосабливаться, ничего в повседневном своем быте не изменил, дням вел счет по старому стилю. Власть местную презирал. Как-то в начале 1937-го к храму пришли председатель сельсовета и врач («медкомиссия»). Попросили церковь им открыть. Отец Никита ответил, что нет ключей. Велели ему сходить за ними. Дроздов отказался: вам, мол, нужно, сами возьмите у сторожа. Стали отношения выяснять. Священник не сдержался и послал «гостей» подальше, по самому прямому адресу… Он был не святым, а простым человеком. 

Когда Дроздова арестовывали, нашли при обыске несколько клочков бумаги с половину обыкновенной тетрадной страницы каждый. Это было стихотворение, написанное по-древнерусски. Внизу стояла приписка, ясно указывающая на авторство: «Писал сие стихотворение Дроздов К.Н.», то есть сын отца Никиты — Кузьма. Содержание оказалось (для тех времен именно оказалось, а не «показалось») явно «контрреволюционным», и следователь, когда вчитывался, даже подчеркнул красным карандашом несколько первых строк. Стихотворение дало повод для одного из самых «жутких» обвинений против священника: что он «воспитывал детей в религиозном духе». Это расценовалось как «контрреволюционная деятельность». Имелись ввиду дети не только самого священника, но вообще деревенские.

— Многие ребята ходят ко мне причащаться и исповедоваться, — записал потом следователь за отцом Никитой на допросе, — при этих исповедях было много случаев, что я накладывал на ребят епитимии, давал им делать ежедневно по пять поклонов за различные, с нашей точки зрения, погрешности, в частности, за танцы и т.д. О том, чтобы не ходить в клуб или на демонстрации я никогда не говорил.

Такой неотъемлемой частью духовной христианской жизни, как епитимия — поклоны с молитвой, назначаемые священником, следствие интересовалось особо. Это выставлялось как… «издевательство над детьми». Еще одно из выдвинутых против Дроздова обвинений состояло в том, что он… «в 1936 году в массовый разгар обработки льна проводил часто религиозную службу с целью отрыва колхозников-верующих от работы». 11 августа 1937 тройкой УГБ УНКВД Западной области отца Никиту приговорили к высшей мере. Предъявленных обвинений не признал. Приговор был приведен в исполнение 23 августа 1937 г. 5 мая 1989 г. отец Никита был реабилитирован прокуратурой Калужской области.

Пострадали и сыновья о.Никиты Дроздова. Старший, Акиндин, рабочий колхоза «Мощный трактор» отсидел пять лет. Макар (род. 1904 или 1907) осужден был через три месяца после вынесения приговора отцу на десять лет лагерей. Кузьму Дроздова тогда обошла беда. На допросе отец занизил его возраст, хотя, возможно, его не тронули по другой причине. По данным кировского райвоенкомата, откуда Кузьма Никитич призывался на фронт, родился он в 1920-ом. Парень пропал без вести в первые дни войны, в июле 1941-го… В годы войны в воловском храме немцы устроили склад боеприпасов. В 1944-ом вернувшиеся из эвакуации деревенские жители нашли его разрушенным. Сейчас на месте Никольской церкви стоит просторный дом, разгороженный внутри на отдельные кабинеты. Табличка у двери свидетельствует, что это «Воловский медицинский пункт». Сегодня приход в селе возрождается. На Николу Летнего в 1999 году старообрядческий митрополит Алимпий освятил здесь небольшой новый храм. В доме, который был отведен для него, раньше располагался магазин[2].  


[1].См.: https://ruvera.ru/neokrujniki;
[2].Об освящении храма в Волом см. календарь РПСЦ на 2000 год. М. Издание Московской и всея Руси РПСЦ. С. 111.

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля