Даниил Иосифович Суворов, иерей

Даниил Иосифович Суворов
(1885 — 9 декабря 1933)

Родился в селе Карасье Ишимского уезда Тобольской губернии. В сан священника рукоположен в 1911 г. на приход деревни Текур Барнаульского уезда, впоследствии переведен в г. Алексеевск (Новосибирск). В июле 1915 года он выезжал для сопровождения вагона с подарками от старообрядческих приходов для воюющей армии и подношения иконы Святого Николы Чудотворца Верховному Главнокомандующему. Публиковался в старообрядческой периодике. Так, в 1917 г. опубликовал в журнале «Слово Церкви», вышедшем спустя несколько дней после октябрьского переворота, статью «Отношение социал-революционеров и социал-демократов к учению Христа», которая заканчивалась словами: 

Революционеры обещают вам волю и землю даром, но это не так: за землю и волю они отнимают у вас учение Христа и религию. Не слишком ли дорого обойдется это ,,даром”[1].

До 1918 г. служил в Новосибирске. В 1918 году — один из организаторов свечного завода в Барнауле, редактор епархиального журнала «Сибирский старообрядец». Под совместным руководством о. Даниила и Фёдора Мельникова с октября 1918 г. по ноябрь 1919 г. было выпущено 24 номера журнала [2]. Сначала «направление журнала было религиозно-общественным, а потом (он) втянулся в политику» [3]. Сан священника не мешал Д.И. Суворову вести активную политическую деятельность; он хорошо разбирался в платформах различных партий, был активным сторонником выборов в Учредительное собрание. На страницах журнала высказывал собственную точку зрения на организацию выборов (старообрядцы должны выдвигать своих представителей не от селений, а от приходов и общин) и на будущее устройство России («Сибирский Старообрядец». 1919. № 12. C. 14—15). Антибольшевистский настрой редакторов «Сибирского старообрядца» сохранился и после установления советской власти.

В ноябре 1919 г. отец Даниил покинул Барнаул вслед за отступающими колчаковскими войсками и позднее, вплоть до ареста в декабре 1921 г., жил в Новониколаевске и Томске по поддельным документам. В начале 1921 г. он признался еп. Амфилохию (Журавлеву), что опасается ареста, и тот предложил ему уехать в Ново-Архангельский скит. Со второй половины декабря 1920 г. и Ф. Е. Мельников, также опасавшийся преследований, жил, с разрешения епископа Амфилохия в Ново-Архангельском скиту. Жизненная позиция обоих редакторов журнала — Ф. Е. Мельникова и Д. И. Суворова, подталкивала их к продолжению идейной борьбы с советской властью. Первая прокламация, изготовленная ими в Ново-Архангельском скиту, была напечатана на машинке. Она имела обращение: «К гражданам России. Призыв к покаянию». Эта прокламация в деле не сохранилась. Еп. Амфилохий дал ей такую характеристику: «нравственного содержания, тихого тона», и признал, что она была написана с его полного изволения [4]

В дальнейшем Д. И. Суворов уговорил Ф. Е. Мельникова продолжать работу по изготовлению листовок, используя привезенный им из Барнаула типографский шрифт. И хотя, по признанию Д. И. Суворова, еп. Амфилохий был против политических листовок, он не смог остановить двух единомышленников, у которых для выпуска листвок было все необходимое — желание, темперамент, опыт совместной деятельности, родство убеждений, публицистический дар, приспособления для печати и бумага. Автором текстов был Ф. Е. Мельников; печатал («каточком на рамке») Д. И. Суворов [5]. Всего было выпущено девять прокламаций тиражом от 60 до 100 экземпляров каждая: «Самодержавным комиссарам», «От социализма к капитализму», «Берегись, опять обманут», «Без аннексии и контрибуции», «Выпейте горькую чашу до дна!», «Товарищи красноармейцы!», «Товарищи рабочие!», «Братья крестьяне!», «Да здравствует иностранный капитал!», а также брошюра «Кто дурак, верующий или неверующий?». Все тексты, кроме брошюры, написаны от имени несуществующего «Агитационного отдела Сибирской боевой организации»: это должно было «придать им больший вес, значение и повлиять на читателей таковых» [6]

Готовил к распространению листовки Д.И. Суворов. В деле сохранились изъятые конверты, где получателями значатся как старообрядцы [7], так и представители советской власти: редактор иркутской газеты «Красный стрелок», Омская и Бийская ЧК, председатели Омского совнархоза и Иркутского губисполкома; Л.Д. Троцкий [8]. Всего в почтовые ящики Томска было опущено от 30 до 60 конвертов, из них в следственном деле находится 29 изъятых. Часть тиража листовок 1921 г. еп. Амфилохий отвез в Томск еп. Тихону, но из-за ареста тот ничего не успел распространить, а возможно, и не собирался это делать из-за отрицательного отношения к идее изготовления листовок. Узнав об аресте еп. Тихона, Д.И. Суворов отправился в Томск, чтобы признаться в содеянном и взять вину на себя. К этому времени владыку отпустили, и Даниил Иосифович вернулся в скит не обнаруживая себя [9].

После ареста еп.Тихона изготовление и распространение листовок полностью прекратили. Других репрессий со стороны власти весной 1921 г. не последовало. Этой же весной скит покинул еп. Амфилохий; в конце сентября — Д.И. Суворов, и несколько позже — Ф.Е. Мельников. Малозначительный эпизод с изготовлением листовок, основная часть тиража которых осталась в скиту, возможно, так и был бы забыт, но в декабре 1921 г. арестовали Д.И. Суворова. Через пол года 13 июня 1922 г. в Оренбурге был арестован еп. Амфилохий и затем доставлен в Томск. Осенью 1922 г., когда еп. Амфилохий и Д.И Суворов находились под следствием в томской тюрьме, пришлось, чтобы отвести удар от церкви, подтвердить лояльное отношение к советской власти. А. Долотов писал, что «Томский епископ Тихон, Амфилохий и Суворов выпустили к старообрядческому населению воззвание с призывом «о защите революции», «об отказе от политики и о лояльном отношении к советской власти» [10]. Об обращении двух епископов к пастве в конце 1922 г. упоминается в старообрядческом сборнике «Во время оно», приложении к журналу «Церковь» [11].

В архивно-следственном деле сохранилась машинописная копия аналогичного документа с призывом лояльного отношения к советской власти. Его название — «Архипастырское послание», текст написан от имени епископов Тихона и Амфилохия и священника Д. Суворова. Подлинник «Архипастырского послания» пока не выявлен. А копия, заверенная делопроизводителем ГПУ, содержит грубейшие, с точки зрения старообрядцев, ошибки («Иисус» вместо «Исус», имя Матфея напечатано с маленькой буквы и др.). О том, что «Архипастырское послание» было создано в октябре 1922 г., а инициатором его создания являлся Д. Суворов, прямо говорится в обзоре событий по Томской губернии за октябрь 1922 г., сделанном томским ОГПУ: «Под влиянием Суворова еп(ископ) Тихон Томско-Алтайский и Минусинский совместно с еп(ископом) Амфилохием Уральско-Оренбургским выпустили воззвание с призывом к лояльности Соввласти и отказом борьбы с ней» [12]. Возможно, Д.И. Суворов хотел загладить вину, ведь изготовление листовок осуществлялось по его настоянию и полностью было его инициативой. «Архипастырское послание» было подписано тремя лицами, хотя стилистика текста позволяет говорить о единоличном его создании. 

Следствие по делу о листовках длилось почти полтора года — с декабря 1921 до июня 1923 гг. В ходе его двое арестованных получили большой опыт проживания в тюрьмах Оренбурга, Самары, Томска, Омска, Москвы [13]. В Москве обвиняемые пробыли с конца ноября 1922 г. до конца марта 1923 г., находясь в Бутырской и Лубянской тюрьмах. За это время они были допрошены по одному разу следователем московского Секретного отдела ГПУ Чапуриным: допрос Суворова состоялся 1 декабря, а еп. Амфилохия — на следующий день [14]. В архивно-следственном деле отложились оба протокола допросов, а также многочисленные заявления обвиняемых и служебная переписка по делу. Еп. Амфилохий и о. Даниил Суворов писали заявления с просьбой вызвать на допрос и ускорить ход следствия или известить о том, что оно завершено. Затягивание следствия могло иметь несколько причин. Ф.Е. Мельникова искали, но найти так и не смогли. В сопроводительных документах, высланных из Томска в Москву вместе с еп. Амилохием и Д.И. Суворовым, речь идет о том, что в Москву высылаются «дело Суворова Даниила Иосифивича и агентурные дела на епископа Тихона Сухова, епископа Амфилохия, Мельникова Федора и дело общей разработки старообрядческих епископов» [15]. На обложке одного из дел, входящих в общий том архивно-следственного дела Журавлева и Суворова, осталась надпись: «Дело старообрядческих епископов» [16]. Однако были ли допрошены еп. Тихон и московские старообрядческие священноиерархи, остается неизвестным, эти материалы в деле не отложились. 

Время шло, новых фактов у следствия не было, и бесперспективность его затягивания становилась очевидной. 25 февраля 1923 г. сотрудник VI отдела СО ГПУ Якимова написала заключение по результатам следствия. В течение марта его рассмотрели другие члены коллегии ГПУ — «Дело вместе с арестованными» было решено вернуть в Томск [17]; и 3 апреля 1923 г. «заключенные за надлежащим конвоем» отбыли из Бутырской тюрьмы [18]. В июне 1923 года в Томске состоялся открытый судебный процесс. В приговоре были названы только два обвиняемых — А.С. Журавлев и Д.И. Суворов. За контрреволюционную работу оба подсудимых были приговорены к расстрелу. Позже ВЦИК, по ходатайству томской общины, заменил его пятью годами заключения с конфискацией имущества [19]. Исследовательницей из Томска, Л.Н. Приль отобраны для публикации тексты шести документов дела. Они приводятся под собственными названиями, если таковые имеются. В других случаях название дано Л.Н. Приль. Тексты документов опубликованы на сайте «Самарское староверие». 

Отбыв заключение, с 1926 по 1932 гг. отец Даниил жил в Томске. 6 июня 1933 г. был вновь арестован по обвинению в участии в «контрреволюционной организации» «Сибирское братство». Приговорен к 10 годам лишения свободы. Умер (расстрелян?) в концлагере (Амурская область, г. Свободный, Свободлаг). Реабилитирован 7 апреля 1989 г. Следственное дело П-7881 хранится в архиве УФСБ по Томской области.


[1]. Слово Церкви. 1917. №44 от 29 октября. С. 725–726.
[2]. ГАТО, Ф.Р — 117. Оп.1. Д. 216. Л.39 об. По экземплярам НБ ТГУ можно судить о содержании 13 из них: Сибирский старообрядец, 1919. № 3,4,6—16.
[3]. ГАТО. Ф.Р — 117. Оп.1. Д. 216. Л.39 об.
[4]. ГАТО. Ф.Р — 117. Оп.1. Д. 216. Л.115 об.
[5]. ГАТО. Ф.Р — 117. Оп.1. Д. 216. Л.115 об.
[6]. ГАТО. Ф.Р — 117. Оп.1. Д. 216. Л. 57.
[7]. ГАТО. Ф.Р — 117. Оп.1. Д. 216. Л.40, 57.
[8]. ГАТО. Ф.Р — 117. Оп.1. Д. 216. Л. 91.
[9]. ГАТО. Ф.Р — 117. Оп.1. Д. 216. Л. 119.
[10]. Долотов А. А. Церковь и сектантство в Сибири. Новосибирск, 1930. С. 68.
[11]. Во время оно. История старообрядчества в свидетельствах и документах.
Приложение к журналу «Церковь». М., 2005. Вып. 1. С. 135
[12]. ГАТО. Ф.Р — 117. Оп.1. Д. 216. Л.153.
[13]. ГАТО. Ф.Р — 117. Оп.1. Д. 216. Л.157.
[14]. ГАТО. Ф.Р — 117. Оп.1. Д. 216. Л. 73, 170.
[15]. ГАТО. Ф.Р — 117. Оп.1. Д. 216. Л. 80.
[16]. ГАТО. Ф.Р — 117. Оп.1. Д. 216. Л. 85, 92.
[17]. ГАТО. Ф.Р — 117. Оп.1. Д. 216. Л. 6.
[18]. ГАТО. Ф.Р — 117. Оп.1. Д. 216. Л. 7.
[19]. ГАТО. Ф.Р — 117. Оп.1. Д. 216. Л. 223.

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля

В связи с обновлением сайта, просим Вас воспользоваться формой для восстановления пароля от личного кабинета.

Восстановить пароль Зачем мне это?