Михаил (Семенов), епископ Канадский

Епископ Михаил (Павел Васильевич Семенов, 1874 — 9 ноября 1916 гг.)

Павел Семенов (будущий епископ Михаил) родился в семье крестьянина Симбирской губернии. Год его рождения требует уточнения, в одних источниках указан 1874-й, в других (например, старообрядческим историком П. Власовым в статье, приуроченной к смерти владыки) 1873-й год. Семья будущего епископа принадлежала к никонианскому расколу. Путь его к старой вере, к подлинному православию, хранящему заветы дониконовской Русской Церкви, не был простым. Первоначальное духовное образование Павел получил в Симбирской духовной семинарии, по окончании которой в 1895 году поступил на казенный кошт в Московскую духовную академию. В 1897-м был переведен на третий курс Казанской духовной академии. Еще в студенческие годы он начал литературную деятельность, публикуя статьи в «Симбирских губернских ведомостях».

Будучи студентом академии, 26 ноября 1899 года пострижен в иноки с наречением имени Михаил, 28 ноября посвящен в иеромонаха. Уже в это время отец Михаил заинтересовался старообрядчеством и полюбил его, ибо в старообрядчестве он увидел истинное православие, соблюдающее обычаи, устои и соборность первохристианства.

В 1899 году священноинок Михаил закончил духовную академию. По окончании курса как лучший из студентов был оставлен при академии в качестве профессорского стипендиата при кафедре канонического права. Для совершенствования образования был командирован за границу, с марта по июль 1900 г.

С 26 августа 1900 года – преподаватель Воронежской духовной семинарии. 18 декабря 1901 года в Казанской духовной академии иеромонах Михаил защитил диссертацию на соискание степени магистра богословия по теме «Законодательство римско-византийских императоров о внешних правах и преимуществах церкви». Будучи переведен в Санкт-Петербургскую духовную академию, он активно влился в интеллектуальную жизнь столицы, участвовал в Религиозно-философских собраниях, а вскоре принял самое активное участие в подготовке так называемой Записки 32-х священников, предлагавшей широкую программу реформ синодальной церкви.

В 1905 году иеромонах Михаил был посвящен в сан архимандрита. Архимандрит Михаил открыто выступил против антиканонических начал в управлении господствующей церкви. За эту правдивую и основательную критику он был в 1906 году удален из духовной академии и сослан в Задонский монастырь. Через несколько месяцев в связи с тяжелой болезнью отца он покидает монастырь. Продолжается литературная борьба за соборность церкви. В 1906 году он знакомится со старообрядческим епископом Иннокентием (Усовым), публикует в нижегородском журнале «Старообрядец» статьи, конечно, под псевдонимом.

В августе 1907 года архимандрит Михаил направляет в редакцию нижегородского журнала «Старообрядец» свою статью, содержание которой свидетельствует о его полном признании истинности Старообрядческой Церкви. Не видя возможности продолжать деятельность публициста, оставаясь в господствующей церкви, 23 октября 1907 года архимандрит Михаил присоединился к старой вере. Чин присоединения совершил нижегородский священник Григорий Спирин (впоследствии епископ Гурий) по благословению епископа Иннокентия.

Когда я был еще студентом, я уже любил вас как братьев. Мне были дороги и близки ваши страдания. Душа моя стремилась обнять вас. И вот я пришел к вам. Примите же меня как брата,

— говорил архимандрит Михаил в одной из своих проповедей в 1907 году вскоре после присоединения.

22 ноября 1908 года Совет Всероссийских съездов старообрядцев получил письмо из Канады, в котором говорилось, что многие христиане, живущие там, имеют желание присоединиться к старообрядчеству. Епископ Иннокентий единолично рукоположил архимандрита Михаила в сан епископы для поездки и проповеди в Канаде. Вскоре, однако, выяснилось, что паства там не так велика, как сообщало письмо. По этой и другим причинам епископ Михаил вынужден был вернуться, доехав только до Гавра (Франция). Единоличное рукоположение стало впоследствии предметом рассмотрения на Освященных Соборах. Владыка Михаил не получил епархии в России, оставаясь епископом-проповедником. Он много писал для старообрядческих журналов «Церковь» и «Слово Церкви», продолжал сотрудничать в светских изданиях. 

Епископ Михаил был одним из ярких апологетов православия начала XX века. Он был пламенным проповедником Слова Божия, и дело его не расходилось с его словом. На этом святом поприще он трудился, не щадя своих сил и здоровья. Он проповедовал в храме и духовной школе, на религиозно-философских собраниях и в личных беседах, на страницах журналов, газет и в написанных им учебниках и книгах. Строгая подвижническая жизнь, кротость и незлобие, любовь к Богу и ближним, добро, творимое им нуждающимся, делали его проповедь особенно впечатляющей, веской и проникновенной. По свидетельству близких к владыке лиц и очевидцев, святитель большую часть своих заработков раздавал бедным и иногда прямо на улице делился с неимущими своей одеждой.

На самые животрепещущие и больные вопросы современности откликался епископ Михаил и бичевал личное и общественное зло во всех его проявлениях, о чем свидетельствуют написанные и изданные им книги: «Христос в век машин», «О вере и неверии», «Апология старообрядчества», «Церковь, литература и жизнь», «Церковь и евангельские лилии», «Жизнь и совесть», «Новые и старые пути», «В праведную землю», «О счастье и мещанстве» и многие другие.

Исторические повествования «На заре христианства», «Перед Стоглавым собором», «Великий разгром», «Боярыня Морозова», «Горящий огнем» показывают в епископе Михаиле серьезного историка, вдумчивого психолога и художника слова. С тонким пониманием церковной истории, с глубоким и искренним чувством воссозданы им пленительные образы стойких борцов и самоотверженных страдальцев за правую веру.

Большое внимание епископ Михаил уделял Московскому старообрядческому богословско-учительскому институту, для которого им написаны шесть учебников по богословским дисциплинам, истории Церкви и несколько журнальных статей о методике преподавания и постановке воспитательной работы.

Сотни глубоких, ярких и оригинальных по стилю и содержанию статей епископа Михаила в старообрядческих журналах за девять лет его сотрудничества в них вместе с названными выше его книгами составляют золотой фонд старообрядческой литературы. Блестящие статьи епископа Михаила украшали старообрядческие журналы, просвещая и утоляя духовную жажду ищущих Бога и правды Его.

Велики труды епископа Михаила в защиту христианских догматов и христианской веры. Искрящийся талант епископа Михаила в основном посвящен доброй и благой вести — Евангелию о спасении через светозарную и божественную Личность Исуса Христа. Догмат об искуплении падшего человечества Сыном Божиим — Сыном Человеческим раскрыт в трудах епископа Михаила с большой силой и глубиной и в полном соответствии с глубочайшими мыслями в учениях об этой величайшей тайне Священного Писания и отцов Церкви.

Епископ Михаил сумел найти особую форму проповеди, новый подход к человеку — в ту эпоху, когда под ударами нового общественно-экономического уклада, промышленного «молоха» рушились основы традиционных христианских ценностей и представлений. У него был особый дар говорить о вере с неверующими людьми. Как автор, он никогда не превозносится над читателем, верующим или неверующим, он всегда с ним беседует наравне, как ищущий с ищущим, как «старый друг», и ничему собственно не учит, не морализирует, не тыкает носом в некую истину, которая кажется ему подлинной, он лишь указывает путь, предлагает вместе поразмышлять… Самообразование для епископа Михаила было основой всякого учения, оно — постоянное совершенствование, постоянная дорога.

Другая его черта — обостренная искренность. Он постоянно учится сам. Опубликовав одну статью, пишет другую, в которой поправляет или уточнят, а то порой и отказывается от того, что написал ранее. Эту динамику, эту его творческую особенность, конечно, необходимо учитывать, изучая наследие владыки.

У епископа Михаила было много учеников и почитателей и немало врагов. Фарисеи и саддукеи XX века преследовали его и творили ему великие пакости за проповедь о Христе и подлинном христианстве. Не в старости, а в зрелых годах окончилась его земная жизнь — непрерывный, самоотверженный подвиг и святое горение Христу.

На исходе был 1916 год. Третий год продолжалась тяжелая и неудачная для России война. Рекою лилась человеческая кровь. Ежедневно на фронтах гибли сотни и тысячи людей, в основном молодежь, цвет народа. Умножалось количество вдов, сирот и калек. Беженцы из прифронтовых местностей заполняли средние губернии России. Разрушалось народное хозяйство, транспорт, надвигалась на страну полная разруха, голод, эпидемии. Не предвиделось конца бедствиям и страданиям.

Епископ Михаил все это очень болезненно переживал и был переутомлен напряженной писательской работой, откликаясь на все события, волновавшие Россию. Особенно сокрушали его страдания окружающих, терявших на войне самых дорогих и близких. Он заболел тяжелой формой нервного расстройства и 18 октября был доставлен в одну из московских больниц в бессознательном состоянии, тяжело избитым и изувеченным. Только через неделю вернулось к нему сознание и он смог назвать себя. 24 октября в больнице он исповедовался и был причащен Святых Тайн отцом Иоанном Гришенковым.

Когда священник приложил к устам святителя Святой Крест, он сжал его правою рукою и долго прижимал к своим устам. Видимо, он понимал и чувствовал, что в земных условиях последний раз лобызает Святой Крест. Крест Христов, святой и спасительный, — любимая тема его проповедей, бесед и слов. 25 октября умирающий владыка был перевезен в больницу Рогожского кладбища.

В два часа пополудни 27 октября 1916 года (9 ноября по новому стилю) горячее и благородное сердце святителя-проповедника и христианского писателя, пылавшее искреннею любовью к Богу и ближним, — перестало биться. Апостол двадцатого века отошел в вечность к своему божественному Учителю — Христу.

В воскресенье 30 октября (12 ноября по новому стилю) было совершено в Христорождественском храме Рогожского кладбища торжественное отпевание и погребение тела почившего епископа Михаила при большом стечении духовенства и народа. Безвременная смерть епископа Михаила вызвала множество откликов в старообрядческой прессе, достаточно посмотреть журналы «Слово Церкви» и «Старообрядческая мысль» тех дней. В них есть ценнейшие воспоминания о покойном владыке.

Могила епископа Михаила (Семенова) на Рогожском кладбище

«Я знал епископа Михаила еще архимандритом, и кроткий облик его ярко запечатлелся в моей памяти; особенно памятны мне проповеди, сказанные им в храме старообрядческой Горинской  богадельни в июле 1908 года, — писал старообрядческий публицист Сампсон Быстров. — Самая внешность проповедника говорила о чем-то необычном: маленький, подвижный, точно сотканный из одних нервов, он постоянно куда-то спешил, порывался, как бы чувствовал, что жизненный путь его будет краток и поэтому нужно спешить делать как можно больше. И он делал неустанно, настойчиво. — Прошу принять меня в свою любовь! — начал он свою проповедь. — Я пришел к вам как брат, как друг, примите же меня как брата. И нужно было видеть, каким он был в ту минуту, и как передался слушателям его душевный порыв. Он говорил о том, что убедило его в истине избранного пути, что понудило войти в ограду старой церкви. — Мученики старообрядчества Аввакум, Морозова и другие, чьи костры ярко освещают путь к небу — вот мои руководители! — вдохновенно говорил он. В ярких чертах изобразил он скитания богатыря-протопопа по далекой Даурии, ходившего босыми ногами «по режущему льду», переносившего свои страдания без ропота и страха».

Отдельной статьей откликнулся на смерть владыки  известный публицист Д.В. Философов. «Вспоминая… этого мятежного христианина, невольно преклоняешься перед его подвигом, перед его великой совестливостью. И как страшно было бы жить, если бы среди нас не было таких совестливых подвижников, людей, болеющих за неправду мира».

Писательница З.Н. Гиппиус оставила в своих дневниках несколько строк о епископе Михаиле: «Его жертвенность была той ценностью, которой так мало в мире (а в христианских церквах?)».

Замечательные слова сказал о епископе Михаиле святитель Геронтий (Лакомкин), ныне прославленный в лике святых, выступая в Петрограде на вечере Религиозно-философского общества, посвященном памяти почившего владыки, в декабре 1916 года. Отметив, что в некоторых его сочинениях были небесспорные мысли (некоторые статьи епископа Михаила по инициативе его недоброжелателей тоже разбирались на Освященном Соборе), владыка Геронтий сказал: «Но все это да не поставим ему в вину; забудем все это и искренно простим ему все. Ибо “недоразумение надо всеми хвалится”, — говорит св. Иоанн Златоуст. Мы должны понять его стремление оценить тот драгоценный огромный писательский труд, который всецело посвящен был на пользу Христовой Церкви и для спасения людей. Его терпение, самоотверженная жизнь, самая тернистая, направленная узким путем к Царствию Божию, к небу, ясно указывает в лице его великого подвижника. Мученическая же его кончина венчает его великим страдальцем. Его учение в неисчислимых проповедях, в каждом слове проникнуто какой-то особенной теплотой, любовью, лаской ко всем. Он всю жизнь скорбел и болел сердцем и душой о людях и о спасении их. Он с духом кротости всех призывает, всех умоляет идти к Богу, к свету, к небу, в Царствие Божие.

Он всю жизнь горел горячим огнем, жаждой проповеди слова Божия, устно и письменно указывая цель и смысл земной жизни человека. Вот его один из многих призывов:

«Все мы посланы Богом в этот земной мир, чтобы исполнить волю Его, каждый на месте, какое указано промыслом Божиим, и все мы должны возвратиться к Тому, Кто послал нас. У всех у нас должен быть направлен путь к небу. Нужно сеять здесь, чтобы пожать там. Здесь нужно и видеть Христа, и преобразовать себя по этому образу, тогда смысл перехода нашего в иную жизнь будет понятен нам, и жизнь будет дорогой к небу и солнцу. Да не смущает нашу душу трудность пути. Выше будет лучше. Каждый шаг христианской жизни вводит нас в новый свет, а “конец” открывает путь нового существования в иных формах существования там. Там светлее. “К свету, к свету”, — говорил, умирая, св. Григорий Палама. “Я есть свет миру, — говорит Христос. — Я воскресение и жизнь. Кто верует в Меня, если и умрет — оживет” (Иоанна 11, 25)».

Жизнь и труды епископа Михаила для старообрядчества драгоценны. И если мы говорим на обычном языке, что еп. Михаил около ста лет назад умер, то в свете абсолютной истины мы утверждаем, что в Боге и вечности святитель Михаил жив (Лк. 20, 38).

Вся его сознательная жизнь была посвящена служению Богу и ближним. Ученый-богослов с огромными знаниями и блестящим литературным талантом, подобным драгоценному сверкающему алмазу, он посвятил свою деятельность евангельской проповеди и распространению среди людей света Христова.

Самый факт достижения сыном простого крестьянина в сословно-монархической дореволюционной России звания столичного профессора и высокого духовного сана — непререкаемое свидетельство высокой одаренности и необычности личности покойного святителя. Епископ Михаил был одной из наиболее ярких личностей в старообрядчестве начала XX века.

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля

В связи с обновлением сайта, просим Вас воспользоваться формой для восстановления пароля от личного кабинета.

Восстановить пароль Зачем мне это?