Храм Знамения Пресвятой Богородицы. Санкт-Петербург

Адрес:г. Санкт-Петербург, Рыбацкое, ул. Караваевская д. 16
Год постройки:1889
Дата престола:10 декабря, Знамение Пресвятой Богородицы
Настоятель:о. Владимир Шамарин
Телефон:+7 (812) 707-55-22
Сайт:pomorian.narod.ru

Кладбище в селе Рыбацком существовало с петровских времен и было организовано после того, как сюда по распоряжению Петра I в 1710 году были переселены крестьяне-рыбаки с реки Оки. Находилось оно возле Покровской церкви. В начале 1830-х гг., после того как санитарная служба запретила хоронить на берегу Невы, для кладбища отвели новое место. Первоначально здесь была только деревянная часовня для отпевания усопших,выстроенная в 1834 году.

После убийства Александра II в марте 1881 г., в память о нем крестьянами села было решено построить на кладбище церковь. В конце того же года был утвержден ее проект, разработанный архитектором фарфорового завода Леонардом Леонардовичем Шауфельбергером. Деревянный храм был заложен 9 мая 1882 года и освящен во имя Казанской иконы Божией Матери уже 1 ноября 1883 г. От него кладбище получило своё современное название. Церковь была однопрестольной, небольших размеров: 5,5 саженей в длину на 7 аршин в ширину. Сосновый, крашеный под дуб иконостас вырезал преподаватель столярного дела в местном училище Д. А. Травин, иконы и картины в куполе написал В. Ф. Паскин. Храмовый образ Казанской Богоматери являл собой копию главной петербургской святыни из Казанского собора; его верующие приобрели на общие пожертвования. Другие иконы были подарены местными жителями. В 1887–1889 годах к церкви был пристроен просторный каменный притвор с колокольней.

В конце 1920-х годов храм был закрыт. Деревянная часть храма была разобрана. До 1961 года в здании церкви размещался склад артели "Нева". В том же году начаты богослужения. Здание в 1961 г. было передано православной старообрядческой общине беспоповцев Поморского согласия. Был произведен ремонт сохранившихся зданий и частично восстановлена разрушенная церковь, переосвящённая общиной во имя иконы Божией Матери "Знамение". С 1961 года в церкви возобновились богослужения.

Богослужения совершаются по воскресным и праздничным дням
Начало вечернего богослужения в 16.00
Начало утреннего богослужения в 09.00

На фоне панорамы современного спального района Петербурга, открывающейся при выходе из метро «Рыбацкое», выделяется небольшое трехэтажное здание с башенкой, похожее на крохотную крепость.

За ним маленькое кладбище (вернее сказать остатки старейшего Казанского кладбища, оказавшегося в советские годы «под асфальтом») и церковь. Здание-крепость, как бы закрывает собой кладбище и церковь, словно защищает их. Здание имеет название - «Невская обитель». Здесь, более сорока лет назад, вынуждены были обосноваться, ленинградские староверы-поморцы, официально именующие себя христианами Древлеправославной Поморской Церкви беспоповского брачного согласия, последователи тех православных христиан, которые в XVII веке не приняли реформ патриарха Никона и стали строить церковную жизнь вне связи с синодальной (Русской Православной, возглавляемой патриархом) церковью.

Первые официальные упоминания о староверцах Санкт-Петербурга появились в 1723г. Царь Пётр, заложив новую столицу, ото всюду требовал к себе мастеровых людей, староверцы – плотники, кузнецы и другие ремесленники – исполняя царский указ, также явились в новый город и обосновались на реке Охте при впадении ее в Неву. Как протекала духовная жизнь наших благочестивых предков в первые годы их поселения с точностью установить трудно. Известно, однако, что уже тогда Выговское Общежительство имело в Петербурге постоянного представителя (стряпчего) и время от времени присылало в столицу своих уполномоченных, по долгу здесь проживавших, да и сам приснопамятный Киновиарх Выговский, Андрей Дионисьевич, навещал наш город, о чем свидетельствуют два его собственноручные послания «от братства в Питер» и из «Питера в Братство» хранящиеся в Московских книгохранилищах.

С начала 18в. староверам, было разрешено при кладбищах строительство моленных зданий без внешних церковных признаков для совершения чина отпевания. В 1740 году на берегу реки Охты было отведено место для староверского кладбища (остатки его существуют и поныне). При кладбище силами подвижников, при крупных финансовых вложениях купца И.Ф.Долгова строятся сначала моленная а затем больница и богадельня, которые существуют до середины 19в. В 1852 году власти закрывают моленную и все здания отбирают.
Такой же была судьба моленных и богаделен на Волковом кладбище2, основанных купцами Волковым и Воробьевым – закрыты властями в 1852 году, купца Ф.Ф.Косцова на Фонтанке – закрыты властями в 1848 году, купцов Долговых на Моховой улице– закрыта властями в 1862 году.

В первое, после разорения время, христиане-поморцы собирались на общую молитву тайно, на Крестовском острове, тогда совершенно пустынном, куда приходилось ходить пешком по пяти и более верст. Позднее, после долгой тяжбы, удалось вернуть моленную на Моховой, как частную собственность и преобразовать ее в домашнюю, что позволялось, где в великие праздники было так тесно, что нельзя было поднять руки для Крестного Знамения, а от духоты и жары гасли и плавились свечи, люди же нередко падали в обморок. С течение времени, потихоньку, начали возникать новые домашние моленные, куда не гласно допускались прихожане, такие как Мартьянова на Ивановской улице, Самодурова на Боровой и другие.
Манифест 1905 года дал свободу «инакомыслящим», уравнял в правах староверов с другими гражданами Российской империи. На пожертвования староверов Петербурга на Тверской улице по проекту архитектора Д.А.Крыжановского в 1907 возводится пятиглавый храм в новгородском стиле во имя Преображения Господня и Знамения Пресвятой Богородицы, с училищем, детским приютом, богадельней и квартирами для семейных служителей.3 В эти годы возникают новые общины, регистрируются старые, действовавшие ранее полулегально. Казалось время гонений и притеснений безвозвратно прошло.
Однако после большевистского переворота, на староверов обрушивается новая волна репрессий. В 1919 году, в соответствии с требованиями новой власти, в Петрограде зарегистрировано пять староверческих общин. Новые власти под расписку требуют в кратчайшие сроки (часто в трехдневный срок) представить списки прихожан с адресами и анкетными данными, подробные описи церковного имущества, метрические книги за 25 лет. За неисполнение предписания власти угрожают Революционным Судом. Затем власти требуют заключения договоров о принятии от Совета Рабочих и Крестьянских депутатов (!) общинных зданий и описанного общинного имущества в пользование, с обязательстовом «беречь переданное… народное достояние… и взять за его сохранность всю ответственность.» Общие собрания общин проводятся теперь только по специальному разрешению и под председательством инструктора Петроградского отдела юстиции.11 Архивные папки хранят жесткие документы того времени - списки членов общин, ежемесячные отчеты о деятельности, регулярные акты государственных проверок, ежемесячные списки вновь вступивших в общину членов - в таких условиях приносилась Богу христианская молитва. В том же 1919 году большевики закрывают моленную и «национализируют» богадельню на Охтинском кладбище, построенную И.П.Михайловым в 1873 году, в 1929 году закрывают Поморскую Успенскую общину на Ушаковской улице за Нарвской заставой, уничтожают моленную и скит за Московской заставой, взятые в 1922 году под охрану Русским музеем как «редчайший художественно-исторический и бытовой ансамбль», закрывают храмы на Тверской4 улице в 1933 году, на Волковом кладбище14 в 1934 году, моленную на Коломенской улице в 1935 году. Все здания «национализируются».

К 1940 году в Ленинграде не осталось ни одного староверческого храма или моленной и юридически существующей общины. Однако службы продолжали совершаться на квартирах. Так, в 40-х годах, службы совершались у О.К.Князевой на ул.Некрасова до тех пор, пока органами власти это не было обнаружено, хозяйка арестована, с нее взята подписка о прекращении служб. Молились также в частном доме на Охте.

После войны группа ленинградцев, переживших блокаду, помнивших закрытие довоенных моленных, начала хлопоты по регистрации общины. В 1947 году власти согласились зарегистрировать в Ленинграде Старообрядческую Поморскую общину. Особенно деятельное участие проявили К.М.Горелов, О.К Князева, М.И.Богданов. Просили вернуть здание на Тверской ул., но из-за близости его к «цитадели революции» - Смольному – власти об этом и слышать не хотели. Зарегистрированной общине выделили два этажа во флигеле довоенной филипповской моленной на Коломенской. Часть флигеля оставалась занятой квартирами въехавших после войны жильцов. Все иконы моленной были из числа вновь пожертвованных. Довоенное достояние пяти староверческих общин, более тысячи образов, пропало, скорее всего было уничтожено, поскольку акты передачи куда-либо отсутствуют. Главный Деисус и ряд крупных икон привезены из Костромской обл. М.П.Прокофьевым. Часть икон поступила из моленной деревни Карельское Пестово Новгородской области.

Группа христиан ходатайствовала также и о возвращении Волковской моленной на Волковом кладбище, но в 1948 г. получила отказ.
Настоятелем общины был избран причетник общины на Тверской уроженец Латвии Амбросий Иоакимович Толстов и благословлен о.Григорием Прокопьевичем Хоботовым. Отец Амбросий хорошо знал службу, пение, был опытным, профессиональным служителем. За 23 года настоятельства он умело примирял бывших федосеевцев, филипповцев, поморцев в едино стадо Христово. Как знак примирения и до сих пор в приходных поклонах полагается «начал за общение» бывших разных согласий. Впрочем, тогда же, к сожалению, в общине укоренились, порой вынужденно, и некоторые отрицательные традиции.

Первым председателем Правления стал М.И.Богданов. Головщицами стали У.Г.Григорьева и Е.И. Маркова. Хор был почти женский. Поскольку большинство певчих было из моленной на Волковом, был принят обычай богослужения того храма.

Нахождение моленной в жилом доме создавало серьезные неудобства жильцам, в большинстве настроенным атеистически. На большие праздники прихожане, не поместившиеся в храме, занимали общую лестницу, а иногда и двор. Шли жалобы. Руководство общины предлагало пути решения проблемы. За счет общины с ведома власти было приобретено несколько частных домов для отселения из флигеля жильцов, которые выразили письменное согласие на переезд. Но внезапно властями было выдвинуто требование о переводе домов в госсектор («национализации»), на что жильцы не согласились.

К концу 50-х годов М.И.Богданов был благословлен в наставники общины, а председателем стал С.Г.Евсеев. Вынужденные реагировать на жалобы, власти стали предлагать общине помещения за чертой города и на самых дальних окраинах. Наиболее подходящими были столярные мастерские в Озерках (бывшая церковь Святой Живоначальной Троицы, в последствии передана баптистам) и склад в Рыбацком (сохранившаяся часть бывшей церкви во Имя иконы Казанской Божией Матери)13. Состояние предложенных зданий было примерно одинаковым и решающим фактором выбора Рыбацкого стало проживания настоятеля и ведущих певчих в южных районах города.

Хотя здание также находилось за чертой города (Рыбацкое стало районом Ленинграда только в 1963 году), сюда хотя бы можно было доехать трамваем. Примерно за час из центра могли попасть в храм прихожане, которых тогда было около 20 тысяч. В 1961 году община со всем имуществом переехала в Рыбацкое, принятое помещение было именовано моленной и преемственно освящено во имя Знамения Пресвятой Богородицы (по имени утраченных ранее храмов).
Новое помещение имело такие малые размеры, что сразу же встал вопрос о пристройке. С.Г.Евсеев добился разрешения районной власти, и была сооружена небольшая пристройка на месте снесенного деревянного здания церкви.

В те годы подобное церковное строительство всегда находилось под пристальным вниманием. Ни одна проектная и строительная организация не могла включить в свой план такую работу, строительство пришлось вести хозспособом, силами совместителей. Кроме того, видимо, дело не обошлось и без "доброжелателей". Городская власть, решила объявить постройку незаконной. Началась серия проверок. Одновременно была организована пропагандистская кампания. В газете "Вечерний Ленинград" появились статьи под общим названием «Не корысти ради», со злобной клеветой на общину и ее председателя. 8 марта 1961 года вышло решение Ленгорсовета о сносе возведенной пристройки.  

По «делу о пристройке» председатель С.Г.Евсеев и районный архитектор были осуждены к заключению. Когда из Москвы пришло разрешение ее оставить, было уже поздно – часть членов Правления, еще хорошо помнивших сталинские репрессии, настояла на добровольном сносе.

В те безбожные годы молились самые стойкие, но и сейчас многолетние прихожане помнят, как на большие праздники христиане, не вмещающиеся в храм, слушали службу под окнами, как на Пасху вынуждены были собираться по домам, ездить за город в Ламповскую общину.

С 1962 по 1970 год председателем был Г.Е.Иванов, затем до 1982 года П.П.Матвеев, потом до 1985 года А.М.Епифанов.
В 1970 году умер настоятель А.И.Толстов, благословив Стефана Григорьевича Тимофеева.

Отец Стефан не был профессиональным служителем, до ухода на пенсию работал на государственных предприятиях. Однако духовный опыт и навыки детских и юношеских лет, общение с маститыми наставниками, любительское служение практически всю жизнь в различных общинах обеспечили его твердое знание Устава службы, обиходного пения, солидный духовный кругозор. Особенно следует выделить отношение о.Стефана к молодежи. В те годы, когда молодое лицо очень редко можно было увидеть в храме, о.Стефан заботился о смене. Активно приглашал молодых в крылос (клирос), нередко делая снисхождение к их невысокому христианскому уровню. В 1975 году, служа совместно с о.Михаилом (М.И.Богдановым), он настаивает на благословении третьим наставником молодого Олега Ивановича Розанова, чтобы иметь уверенность в завтрашнем дне общины. Практически все сегодняшние ведущие служители общины являются таковыми благодаря благожелательному отношению о.Стефана.

Менялось руководство в общине, но на ежегодном собрании постоянно возникал один вопрос – о необходимости расширения площади. Многочисленные обращения к власти не имели действия. А.М.Епифанов в течении своего, к сожалению, короткого срока председательства предпринял ряд весьма активных шагов. Рассматривалась возможность переезда общины в другое помещение, была пробита стена и сделаны хоры, что заметно увеличило площадь моленной. Не имея разрешения на пристройку, председатели общины вели, однако, накопление необходимых средств, и благодаря их весьма экономной позиции к 1985 году было накоплено более 150 тыс.руб., в те годы сумма немалая.

С 1985 года председателем Правления становится Илларион Михайлович Петров, а с 1986 года, после смерти о.Стефана настоятелем становится О.И.Розанов. В 1987 году, в преддверии 1000-летия Крещения Руси, община получает разрешение на возведение, на месте снесенной в довоенные годы деревянной Казанской церкви нового церковного здания. Новое здание проектировалось по эскизам настоятеля о.Олега (О.И.Розанова, в миру дизайнера) и предстало в едином виде церкви, увенчанной куполом, и старого знания притвора с колокольней, без всяких признаков нового строительства.
14 августа 1988 года состоялась первая служба в обновленном здании. 19-метровый купол избавил от постоянной духоты во время службы, расширенный крылос позволил всем певчим размещаться у аналоя. Появились четыре малые кельи для служебных нужд, в хозблоке выделено помещение для отдыха служителей и гостей общины. В том же году община приняла официальное название Невской Старообрядческой Поморской. После реконструкции церковь получила статус «Памятника архитектуры».

В конце 80-х годов в храм вернулось значительное число прихожан, обходивших его в безбожные годы. Надеясь на дальнейший подъем общины, исходя из нужд вновь образовавшегося Российского Совета Правление решается на начало строительства здания духовно-благотворительного центра «Невская Обитель». По эскизному предложению о.Олега составляется проект, приобретаются стройматериалы. Средств хватает на возведение стен, затем темпы замедляются. Пришлось работы производить силами прихожан общины. Много потрудились И.С.Иванов, К.Л.Зелев, Л.Г.Бобылев, А.А.Серов, а также их постоянные и временные помощники. Своей многогранной деятельностью и деловыми связями огромное и неоценимое участие в строительстве принимал Г.Л.Михайлов.

В здании «Невской Обители» расположились: малый храм, трапезная, крестильня, келии для служения треб, оранжерея, столярная мастерская, подсобные помещения. Здесь работают воскресная школа, курсы по подготовке церковных служащих, библиотека, архив, издательство газеты и церковного календаря, проводятся ежегодные слеты молодежи.

С 1999 года службы в храме проводит о.Владимир (Шамарин Владимир Викторович), благословленный в наставники в 1993 году.
В 2003 году при финансовой помощи попечителей произведен большой ремонт помещения храма.

Службы проводятся строго по Уставу, в праздники особо торжественно. Накануне воскресных и праздничных дней принято служить вечерню с утреней по чину всенощного, утром же служатся часы и непременно молебен с одним или двумя канонами. По окончании молебна в память о монастырском прошлом поется 144 псалом и праздничное величание, трижды. Часто, по просьбам прихожан, собором молимся лестовку за болящих. Регулярно совершаются заказные службы – панихиды, молебны, с которых для многих людей начинается приобщение к храму, церковной жизни. По воскресным дням обычно происходят крещения младенцев и взрослых, в основном людей со староверческими корнями, после необходимой подготовки.

Пение в общине так называемое «наонное», совершается на два крылоса. Стихеры после евангелия на утрене и молебне всегда поются по знамени, в праздники по знамени поются и славники, а также тропарь, седален, кондак, икос. Помимо пасхального поются каноны Цветоносию и Вознесению. В библиотеке имеется полный набор богослужебных книг на два крылоса, а также ряд поучительных и церковно-канонических книг.

Тот, кто собирается посетить наш храм, должен помнить, что староверы свято чтут свои древние традиции и обряды, и что любое нарушение их в храме вызывает резкое неприятие. Надо знать, что к богослужению допускаются лишь лица, крещеные в Древлеправославной Поморской Церкви. Все прочие могут присутствовать в храме только как наблюдатели и ни в коем случае не осенять себя Крестным Знамением.

В храм не допускаются женщины простоволосые (т. е. с непокрытыми волосами). В храм женщины входят с платком на голове, причем платок следует закалываеть «по‑старообрядчески» булавкою под подбородком. Прихожане‑мужчины приходят в храм в русских косоворотках или рубахах на выпуск с обязательным «поясом». Все молящиеся держат в левой руке лестовку.
В отдельные моменты службы, когда молящиеся, преклонив голову, замирают в молитве, всякое движение, в том числе и вхождение в храм, запрещается (чтение Апостола, Евангелия и т. п.).
Войдя в храм, принято омыть руки, как бы очистившись от мирского, суетного, уличного. Для этого, в при входе, установлен специальный умывальник. Пришедшему в храм на богослужение подобает «поставить» свещи (не свечи!), являющие собой чистую жертву Богу.
Войдя в храм, принято поклонится в пояс рядом стоящим и тихо «попрощаться»: «Простите Христа ради». И вам поклонятся в ответ с почтением. Храм условно разделен на две половины: правую – мужскую и левую – женскую. В связи с тем, что сегодня женщины составляют большую часть прихожан, их присутствие на мужской половине никого не удивит, но присутствие мужчин на левой недопустимо.Земные поклоны в Древлеправославной Церкви «кладутся» в подручник – небольшой декоративный коврик, а не в пол, попираемый ногами.Богослужения в нашем храмае достаточно продолжительные. Обычная утренняя служба длится 3‑4 часа, вечерняя 4‑6 часов. Уходить со службы до ее окончания не принято. Прихожане большую часть службы молятся стоя. Руки складываются на груди. Пожилым, больным и непривычным людям не возбраняется непродолжительный отдых сидя. Для этого в храме установлены скамейки. Сидеть полагается также при чтении «поучений».

У староверов Поморского согласия нет священников (отсюда и название «беспоповцы»). Службу проводят духовные наставники, выбранные прихожанами и благословленные старцами‑наставниками. В процессе службы наставники совершают крестообразное каждение икон и каждого молящихся в отдельности. Наставники облачены в кафтаны или азямы — в сущности это старинная одежда русских крестьян.

Вот как вспоминает писатель Михаил Пришвин свое посещение моленной в Петербурге: «…тут, в моленной, мысль, оторванная от улицы, мечется из стороны в сторону, забежит вперед, унесется назад и наконец найдет себя где‑то далеко в допетровских временах. В полумраке из темных рядов икон смотрит громадный круглый лик Христа на людей в длинных черных кафтанах, с большими, до пояса, бородами и со сложенными руками на груди. Три возвышения, покрытые черным, стоят перед иконостасом; на среднем от свечи блестит большой металлический восьмиконечный крест, у боковых стоят темные женские фигуры. Одна женщина быстро читает из большой книги. Возле правого и левого клироса стоят два старца, и мимо них проходят женщины в черном, кланяются глубокими поясными поклонами и наполняют оба клироса. Собравшись, они выходят на середину церкви, сразу, неожиданно для посторонних, вскрикивают и поют в нос уныло и мрачно. Время от времени люди в длинных кафтанах падают вперед на руки, поднимаются и снова падают. Один из двух седых старцев берет кадило и перед каждым кадит, все разводят при этом сложенные на груди руки. Неловко в этой моленной постороннему человеку: люди здесь молятся и свято чтут свои обряды».

С тех пор, в сущности ничего не изменилось. За века открывались и закрывались наши храмы, менялись люди, но не переставала в городе на Неве нестись к Богу древлеправославная молитва.

Владимир Шамарин.
Корнелий Феодоров.

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля

В связи с обновлением сайта, просим Вас воспользоваться формой для восстановления пароля от личного кабинета.

Восстановить пароль Зачем мне это?