Святитель Феодор Ростовский

11 декабря (28 ноября ст. ст.) Церковь чтит память святителя Феодора, архиепископа ростовского. Феодор — один из учеников преп. Сергия Радонежского, а также его родной племянник.

 

 Содержание:

 

Житие святителя Феодора, архиепископа Ростовского

Известно, что ученик Сергия, преподобный Епифаний Премудрый, списатель первого Жития радонежского чудотворца, вероятно, имел желание написать Житие преподобного Феодора; возможно, и начал собирать материалы, однако труд этот, скорее всего, так и не был закончен. В Житии Сергия Радонежского есть слова о Феодоре, принадлежащие Епифанию: «Прочая же его деаниа инде напишутся яко убо иного времени подобна требующа слово». Так что очень вероятно, что Житие Феодора Ростовского так и не было завершено Епифанием. Немного позднее, приехавший с Афона монах и гимнограф Пахомий Сербин (Логофет), вероятно, использовал материалы Епифаниевского недописанного Жития свт. Феодора при написании им второй редакции Жития преп. Сергия. Среди древних упоминаний о св. Феодоре Ростовском интересна также рукопись, происходящая из Кирило-Белозерского монастыря и датируемая второй половиной XV века; в рукописи обретается тропарь и кондак Феодору Ростовскому. Но лишь в середине XVII века, по одним данным, а по другим — в XVIII веке, пишется известное ныне Житие святого. Тем не менее, как видим из вышенаписанного, почитание ростовского (а ранее — радонежского и московского) подвижника началось практически сразу после преставления его ко Господу.

Итак, в 30-х — 40-х годах XIV века в Ростовской земле случился голод — узнаем мы из Жития свт. Феодора. В Московские земли, в селение на берегу речки Вори под названием Село Радонежское, на службу ко князю серпуховско-боровскому Андрею Ивановичу, сыну Ивана Калиты, прибывает покинувшая Ростовские края семья обнищавшего ростовского боярина Кирила с сыновьями. Сыновья его — Варфоломей, Стефан и Петр. Варфоломей с ранних лет стремился к уединенной монашеской жизни и, некоторое время спустя, был пострижен в иноческий чин с именем Сергий. Это будущий Сергий, игумен Свято-Троицкой обители, основанной им и его братом Стефаном в радонежских лесах. Петр прожил благочестивую жизнь главы семейства, тружаясь и помогая братьям-инокам. Стефан, как и Петр, был женат и имел двоих чад — Иоанна и Климента. Когда же благоверная его супруга Анна была преставлена ко Господу, овдовевший Стефан, оставив сыновей на попечение младшему брату-семьянину Петру, последовал брату-иноку Сергию и сопутствовал ему какое-то время в «пустыне» радонежской; затем дороги братьев расходятся: Сергий остается в лесу и устраивает Троицкую обитель; Стефан перебирается в Москву и становится игуменом московского Богоявленского монастыря и духовником великого князя московского Симеона и некоторых его бояр.

Это будет позже, а пока в селе Радонежском у Стефана рождаются сыновья — Климент и Иван. После кончины матери своей Анны, Иван часто навещал монашествующего отца и проникся желанием иноческого подвига; наконец, он стал постоянно пребывать при отце своем Стефане-иеромонахе. Проходя при отце иноческое поприще, Феодор слышит о дяде своем, что тот начинал как отшельник в глухом лесу, что подвиг он несет весьма трудный и что Благодать Божия сопутствует Сергию, в частности, тем, что скит Сергиев становится центром притяжения для тех, кто ступил на путь самоотречения и любви ко Господу, Возлюбившему нас. Юный Иван, которому исполнилось двенадцать лет, разгорается желанием последовать дяде; вскоре Стефану потребовалось как раз отправиться в новоустрояемый монастырь брата Сергия, и он берет с собою сына. Дядя-игумен Сергий, глядя на отрока прозорливыми очами, видит в нем будущего подвижника и, не откладывая, постригает его в монахи с наречением ему имени Феодор, в день памяти преподобного Феодора Трихины (20 апреля). Теперь монах Феодор во всем следует Троицкому игумену, поверяя ему свои помыслы, добровольно предает себя в послушание преподобному, не отставая от него в молитве и посте, тщательно стараясь и в соборном Богослужении на своем месте — пением на крылосе и чтением Божественных книг.

Вид со льда Москвы реки на Ново-Симонов монастырь с Успенским собором. У правого края фото — церковь Рожества Богородицы в Старом Симонове. Внизу — товарная станция Московско-Казанской ж.д. Фото 1920-х гг.

Когда инок Феодор достиг надлежащего возраста, ходатайством преподобного Сергия он поставляется во диаконы, а затем и в презвитерский чин; теперь он священноинок. Житие свт. Феодора упоминает такую деталь: когда их навещал отец Феодора, Стефан, и они втроем «сослужили» Божественную литургию, некоторые иноки видели, как троице священноиноков сослужит Ангел Господень.

Двадцать три года подвизался инок Феодор бок о бок с преподобным Сергием.

Троицкая обитель расширялась. Дерево благочестия, обильно питаемое Небесной росой Духа, росло и давало новые побеги; «сеяло семя по роду своему», семя, которому надлежало становиться новыми «центрами роста». Так, Феодора все чаще посещает мысль об уходе в леса и об основании там нового лесного скита. Он рассказывает игумену Сергию о своем желании уйти в пустыню. Не сразу получает он благословение, но сперва укрепляется в этой мысли и, наконец, во время молитвы сподобляется некоего знамения, которое дает ему понять, что дело, им предпринятое, есть дело Божие.

…Это были годы усиления великого Московского княжества. Наступало время перелома страшного монголо-татарского ига на русской земле.

Получив благословение преподобного Сергия, а точнее, Божие, через Сергия, иеромонах Феодор и несколько иноков, готовых идти с ним на поиски удобного места для новой обители, отправляются в путь по лесам и лугам земли Московской. Примерно в пяти-шести верстах от града Москвы (т.е. от кремля) ниже по течению Москвы-реки, на холмистом левом берегу (так наз. «Крутицы»), при великолепного вида излучине Москвы, остановились они и поставили поклонный Крест: теперь и на этом «месте Владычествия Его благословить» Господа будет душа христианская. Основанный здесь скит со временем вырос в общежительный монастырь. Этот монастырь называется Симонов, по месту, носившему название Симоново. Существует три версии происхождения этого названия. По одной из них, первые насельники появились здесь несколько ранее — в княжение старшего сына Ивана Калиты, Симеона (Симона) Гордого (преставившегося в 1353 г.); в этом случае Феодор со спутниками пришли в уже существующий скит; возможно, собственно их вклад состоял в том, что они принялись строить соборную церковь в этом скиту, а именно церковь Рожества пресвятой Богородицы. По другой версии, земли эти принадлежали некоему боярину Степану Ховрину, который их и пожертвовал для строительства монастыря, а затем и сам принял иночество в этом монастыре с именем Симон (Симеон).

Как бы то ни было, с приходом священноинока Феодора это место приобретает известность и начинает развиваться в общежительный монастырь.

Преподобный Сергий приходил не раз на новое место и ободрял иноков на устроение новой обители. Когда он по церковным делам был вызываем в Москву митрополитом московским святым Алексеем, то непременно останавливался в Симонове. В 1377-78 гг. братия построила деревянную церковь во имя Рожества пресвятой Богородицы. Новый монастырь принялся быстро расти, точно так же, как Сергиев Троицкий: сюда начали стекаться те москвичи и жители слобод и посадов, сердца которых приняли Божественный огонь. Большой монастырь — большие заботы, зачастую отвлекающие о молитвы; возможно, в монастыре случились какие-то нестроения, — так или иначе, священноинок Феодор тяготится вынужденным прекращением возлюбленной им тишины и через год-полтора (1379), поручив братию Христу Богу, покидает обитель и, перейдя через овраг, строит себе келию и начинает отшельничать. Однако анахоретство иеромонаха Феодора продолжалось весьма недолго. Братия оставленного им монастыря потихоньку перебирается через овраг — к своему возлюбленному старцу-иноку. Ну значит, так надо; таков процесс «роста кристалла» твердой адамантовой веры, горячего Богодухновенного подвижничества. Через овраг от становящегося теперь «старым» устраивается «Новый Симонов» монастырь. Братия строит здесь соборную церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы. «Старый» же монастырь становился местом упокоения усопших иноков. Митрополит Алексей ставит Феодора игуменом нового Успенского «Симонова монастыря», вопреки воле самого Феодора, желавшего уединенной молитвенной жизни, в чем его поддерживал и преподобный Сергий. Но святительскому повелению пришлось повиноваться: в нем заключалась не ересь, а забота о благе Церкви.

Вид со льда Москвы реки на Ново-Симонов монастырь с Успенским собором. У правого края фото — церковь Рожества Богородицы в Старом Симонове. Внизу — товарная станция Московско-Казанской ж.д. Фото 1920-х гг.

Шла година великой Куликовской битвы. В семидесяти верстах к северу от Симонова, в Троицыном монастыре, старец Сергий принимает великого князя Димитрия Ивановича, благословляет того на битву и отправляет с ним — принять мученический венец на поле брани за веру правую, за землю русскую — двух иноков — Александра Пересвета и Андрея (Родиона, по другим источникам) Ослябю. После кровопролитного и героического сражения у Дона и Непрядвы, переломившего хребет восточному исполину, русских иноков-героев Александра и Андрея (Родиона), сложивших честные главы свои за святую Русь, погребли у церкви Рожества Богородицы в Старом Симонове.

Новый монастырь снискал любовь многих знатных людей; его благотворителем был и великий князь Димитрий Донской, коему духовником и был игумен Феодор.

Церковь Рожества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове. Основана в XIV в, перестроена в камне в сер. XVI в., дальнейшие перестройки — XVIII в., реставрация — кон. XX в. Современное фото

В эти времена русская митрополия (тогда еще Константинопольского патриархата) была предметом политических планов Константинополя в русле объединительной стратегии по отношению к Московской и Литовской Руси. Нередко кандидатуры на русские кафедры выдвигались Византией без совета с русскими князьями и клиром. Ситуация обострилась с кончиной святителя Алексея. Симоновский игумен и здесь проявляет политический такт и талант дипломата: великий князь московский именно Феодора, духовника своего, направляет звать на Москву будущего митрополита Киприана; дело увенчалось успехом. Проявив себя мудрым церковно-политическим дипломатом, игумен Феодор становится делегатом и последующих визитов по делам церковным в Царь-град. В одну из таких поездок Феодор получает в патриархии звание архимандрита; Симонов Успенский монастырь при этом становился «ставропигией» (σταυοπηγια, греч. «крестоводружение», водружение Креста), т.е. он курировался теперь непосредственно патриархом Константинопольским и был независимым от местных епархиальных властей.

Игумен Феодор воспитал прекрасных учеников. Преподобный Стефан Махрищский, друг и собеседник преподобного Сергия Радонежского, как-то привел к Феодору в Симоново юношу по имени Косма. После испытания юноша был пострижен в монахи с именем Кирил. Возрастая в подвиге, этот инок трудился в пекарне, пек просфоры и хлеб и даже некоторое время после начала архиепископства Феодора в Ростове Великом был настоятелем Симонова монастыря вместо Феодора; но он всегда желал уйти от многолюдства в пустыню, и однажды сподобился Божественного откровения, бывшего ему во время иноческого правила; знамение указало ревностному монаху место «в полунощных странах» (т.е. на севере), а именно на Белом озере, где ему надлежало основать новую обитель — знаменитый впоследствии Кирило-Белозерский монастырь. Также при игумене Феодоре в Симонове принял постриг дворянин из Волока Ламского Федор Поскочин. В иночестве он получил имя Ферапонт. Он также ушел вместе со своим другом Кирилом в Белозерский край и там основал монастырь во имя Рожества пресвятой Богородицы — знаменитый Ферапонтов монастырь (через сто с небольшим лет соборную церковь этого монастыря расписал великий мастер-изограф Дионисий).

Об игумене-архимандрите Феодоре известно также и то, что он был иконописцем. Несколько икон для Симонова монастыря он написал сам. Был он и переводчиком с греческого языка; ему принадлежит несколько переводов канонов, составленных патриархом Константинопольским Филофеем Коккином.

К тому времени кафедра Ростова Великого была без епископа: святой Ияков, епископ града Ростова, был удален со своего служения по недовольству горожан и князя из-за дела о некой жене-грешнице, за которую святой Ияков заступился, не допустив смертной казни над нею. В 1387 году симоновский архимандрит вновь едет в Константинополь по делам митрополии и там поставляется на ростовскую кафедру, причем в сане архиепископа. Таким образом, игумен Феодор Симоно-Успенский становится первым архиепископом Ростова Великого. В Ростове Великом он основывает монастырь во имя Рожества пресвятой Богородицы, для соборной церкви которого пишет несколько икон.

Монастырь Рожества Пресвятой Богородицы в Ростове Великом. Основан в XIV в., каменные постройки XVII-XVIII вв. Современное фото

Во время святительства преподобного Феодора в Ростове Великом княжеское правление ростовской землей проходило относительно мирно, чему способствовало чуткое отношение епископа ростовского к семейству князя. Как-то Иван, сын князя ростовского Александра Константиновича, заболел глазами, да так, что вскоре потерял зрение. Обеспокоенный князь просит святителя Феодора помолиться об Иване, тот исполняет просьбу, а затем повелевает семейству идти к мощам древнего епископа Леонтия Ростовского (память 23 мая/5 июня) в Успенский собор. После отслуженного там молебна отрок Иван исцеляется. После кончины святителя Феодора князь Иоанн вновь болел глазами, но, по давнему опыту, помня наказ покойного наставника, вновь служил молебен святому Леонтию, и, так же, как и в первый раз, был исцелен.

Святитель ростовский Феодор был преставлен ко Господу 28 ноября (11 декабря) 1395 года. Мощи его почивают «под спудом» (местонахождение их точно не известно) в Успенском соборе Ростова Великого.

Поминальная запись в Каноннике Симонова монастыря, кон. XIV — нач. XV в. с именами князя Димитрия, архиепископа Феодора, игумена Сергия и др.

Таким нам предстает образ инока, игумена, архимандрита и епископа Феодора: смиренный и образованный, любящий безмолвное молитвенное уединение и управляющий монастырем и городом, книжник и иконописец, переводчик и дипломат — русский православный христианин, избранный Господом на служение созидания Церкви Тела Господня.

После 1917 года на территории Старо- и Ново-Симонова монастырей начинает претендовать развивающаяся советская промышленность. Расширяется электромашиностроительный завод «Динамо»; в церкви Рожества Богородицы устраивается компрессорная станция для заводских нужд — древние стены в течение пятидесяти лет обречены выдерживать испытание на виброустойчивость (компрессоры были демонтированы в 1987); ныне завод упразднен, на территории Старо-Симонова организован бизнес-комплекс, к церкви — ныне приход РПЦ — организован доступ.

Успенский же Симонов монастырь был разрушен в 1929 году. На части его территории ныне расположен дворец культуры ЗиЛ.

 

Тропарь и кондак святому Феодору Ростовскому

Службы святому игумену и святителю Феодору до сих пор не составлено; существуют только тропарь и кондак, составленные в XV веке и известные из рукописи Кирило-Белозерского монастыря.

Тропарь, глас 5.

От юности, премудре, прилежно подвизався, и извещением Святаго Духа превеликую обитель воздвиже пресвятей Богородице, во похвалу рожества Ея. Струями же слез твоих бесплотныя враги погрузил еси, и жития твоего целомудрием со ангельскими лики совокупися, преподобне отче Феодоре, с ними же Христа Бога моли, спастися душам нашим.

Кондак, глас 2.

Во молитвах Господеви предстоя, якоже крепкии адамант во утвари, по вся дни и нощи пред Лицем Божиим светяся молитвами, их же ради трудов Незаходимаго Света сподобися. Но яко имея дерзновение ко Рождьшемуся от святыя Девы, Христу Богу нашему, Егоже моли непрестанно  о всех нас.

 

Иконография святого Феодора, архиепископа Ростовского

Судя по тому, что почитание святого Феодора Симоновского и Ростовского началось ранее московских соборов XVI века, то есть вскоре после блаженной кончины подвижника веры, не подлежит сомнению, что и изображать его на иконах начали тоже достаточно рано — не позднее XV века. Однако ранние изображения святителя Феодора, вероятно, не дошли до нас. После середины XVI века, ознаменованной подъемом Московской Руси в царствование Ивана Грозного и святительством митрополита Макария, иконография св. Феодора начинает развиваться и переживает «стандартный» процесс — сперва следования Преданию, затем отхода от Традиции (вплоть до практически полного разрыва с нею в греко-российской церкви синодального периода XVIII-XIX вв) и, уже в наши дни, попыток возродить Традицию, осуществляющихся, как правило, в виде «стилистического подражания» ей.

Феодор, архиепископ Ростовский. Икона втор. пол. XVII в. Ростов Великий
Феодор, архиепископ Ростовский. Роспись апсиды Троицкого собора Сергиевой лавры 1635 г. с последующими поновлениями
Феодор, архиепископ Ростовский. Монахиня Иулиания (Соколова). Икона. Сергиев Посад. 1980 г.
Феодор, архиепископ Ростовский. Современная икона


Автор: Георгий Неминущий

+

Авторизация

* *
*

Регистрация

*
*
*
*

Проверочный код


Восстановление пароля