Отношение к Таинству брака в согласиях староверов-безпоповцев

До церковного раскола и разделения старообрядчества на две большие ветви — поповство и безпоповство все христиане венчались в Церкви. Обряд венчания уходит корнями в традиции Древней Церкви, а обряд возложения царских венцов на головы жениха и невесты существовал еще в Иерусалиме.

Н.П. Богданов-Бельский. «Венчание». 1904 г.

Однако после реформ патриарха Никона многие христиане стали убеждены, что пресеклось апостольское преемство православного духовенства, прервалась благодать священства, невозможно признать хиротонию господствующей церкви, а значит, и принимать от них священников. Такие старообрядцы стали называться безпоповцами. Безпоповцы никогда не отрицали церковную иерархию, именно поэтому в первой половине XVIII в. они искали истинное священство древнего поставления. В начале 1730 г. была предпринята совместная с поповцами поездка в Палестину, чтобы найти истинное священство. В отличие от беглопоповцев, безпоповцы никогда не принимали переходивших к ним священнослужителей официальной церкви в сущем сане, только как мирян. В 1765 г. в Москве  обсуждалась возможность объединения безпоповцев и поповцев под властью старообрядческого архиерея, однако переговоры были безрезультатными.

Оставшись совершенно без священников, безпоповцы лишились и совершения определенных таинств, которые может выполнять только священник. К таким таинствам относится и таинство венчания брака.

Не все согласия безпоповцев принимали и саму брачную жизнь, в последние, «антихристовы времена». Так, на новгородском соборе в 1694 г в 5-й статье решений Собора говорилось о «совершенном отвержении брачного супружества» по причине прекращения «православного священства», а 7-ая статья предписывала всеобщее девство. Также отмечалось, что «наша истинная церковь женимых в соединение не приемлет» и после крещения необходимо пребывать в чистоте и целомудрии.

Большой вклад в формирование старообрядческих воззрений на брак внес И. А. Стародубский в сочинении «О тайне брака» (1762 г.). Он осудил «мнимое всеобщее безбрачие» и говорил о необходимости брачной жизни у безпоповцев, признав возможным венчаться в господствующей церкви. Такой способ заключения браков у старообрядцев получил название «новоженства». Воззрения Стародубского вызвали резкое осуждение наставников и его последующее запрещение.

Последователи соборного решения о безбрачной жизни начали называться безбрачниками, федосеевцами, по имени наиболее яркого проповедника и установителя безбрачия Феодосия Васильева. В 1771 году федосеевцы создали в Москве общину на Преображенском кладбище. Важнейшая догматическая особенность федосеевцев, отличающая их от других безпоповцев, — неприятие брака как такового из-за канонической невозможности совершения таинства венчания при отсутствии священства.

На практике же по отношению к фактическому брачному состоянию внутри федосеевских обществ выделяется несколько групп:

  • староверы, уже состоявшие в гражданском или церковном браке до принятия крещения в федосеевском обществе, именуются «староженами», их брак не подлежит расторжению;
  • «новожены», заключившие гражданский брак уже будучи федосеевцами, принадлежат к «немолящимся», не имеющих во время храмового богослужения права петь, читать, молиться вслух и осенять себя крестным знамением;

до 1920-х годов существовала также особая группа «половинок» (федосеевец, чей фактический супруг либо супруга не имеет федосеевского крещения), позднее (после Саратовского собора 1925 г.) слившаяся в каноническом плане с «новоженами».

С конца 1930-х годов в Преображенском обществе перестали допускать в число молящихся и «староженов». Это объяснялось отсутствием в то время авторитетных наставников и влиянием филипповцев, у которых нет деления на «староженов» и «новоженов». Со временем это стало устойчивой традицией Преображенского общества, изменять которую большинство прихожан уже не склонно.

Также первоначально таких взглядов придерживались и представители поморского и отошедшего от федосеевцев филлиповского согласия. Традиционно филипповцы отвергали как новоженов (тех, кто вступил в брак уже будучи в их согласии), так и староженов (тех, кто вступил в брак еще до присоединения к филипповцам). Такие брачные пары не имеют права в течение всей брачной жизни входить в братию, не могут быть полноправными членами филипповских общин. Они находятся в так называемом «срединном положении» человека, не живущего по вере. Таким филипповцам выделяется отдельная посуда, чтобы они не замирщили остальную братию. Достигнув преклонного возраста, родив детей, филипповцы все-таки продолжают жить с супругой под одной крышей и возвращаются в братию. При этом они обязаны выдержать шестинедельный пост и после него жить по иноческому уставу.

Другая же часть безпоповцев, которые приняли брак, получила название «брачников». Обряд бракосочетания стал совершаться мирянами, что  обосновывается в сочинениях Василия Емельянова.

В течение всего XVIII века среди староверов-поморцев велась полемика о бессвященнословном браке. В итоге в Выговском общежительстве на Соборе 1798 года был утвержден брачный чин. Несогласные с этим решением получили наименование старопоморцев и постепенно влились в состав филипповского и федосеевского согласий. Расхождения были столь значительны, что первый официальный собор безпоповцев в 1906 году назывался «Собором старообрядцев-безпоповцев, признающих брак».

Заседание Первого Всероссийского собора христиан-поморцев, приемлющих брак. 1909 г.

В то же время государственные учреждения не признавали безцерковные семейные союзы староверов юридически оформленными. Семья не имела гражданских прав, дети считались незаконнорожденными. Лишь в середине XVIII века в молельне при Московском Преображенском кладбище начали записывать создающиеся семьи старообрядцев в особые книги. Сенат разрешил признавать такие браки законными, что сделало возможной законную передачу имущества по наследству и, как следствие, стало привлекательным для состоятельных староверов-безпоповцев. В Сибири для этого были заведены особые метрические книги при волостных правлениях.

В апреле 1911 г. на Преображенском кладбище была создана комиссия, на которой снова был затронут вопрос о браке безпоповцев. Известный московский начетчик Ф. Константинов произнес такую речь::

Да, невенчанный брак не признается законным. Но всегда ли это было, и нет ли случаев, когда сама Церковь, в лице великих отцов, снисходительно относилась к подобным бракам? 3-й и 4-й браки Церковью не признаются, почитаются скверною. Однако, по каноническим правилам святителя Василия Великого, вступившие в такие браки через определенное количество лет всё же допускаются ко Святому Причащению. Толкователь правил Вальсамон свидетельствует, что в 4-й брак вступали без церковного венчания, по личному соглашению. Значит, и невенчанные браки прощались. Значит, Церковь более снисходительно относится даже к прямо незаконному, но все же явному и гласному браку, чем к тайному сожительству и разврату.

Для безпоповцев эта точка зрения имеет огромную ценность, когда  нет священства и нет венчания. Вполне понятно, что церковное чувство подсказывает безпоповцам, лишившимся священства и венчания, что нужно бы всем вести строгую девственную жизнь. Но для многих, а точнее, для большинства это выше человеческих сил. Возможно одно из двух (речь не идет о девственниках): или вступить на путь тайного разврата или же обзавестись семьей, хотя и без венчания, но при обязательном соблюдении всех условий, установленных церковными канонами для вступающих в брак.

О таких условиях подробно описано в «Уставе брачном правовернаго староверчества» Московской Монинской моленной  (1803 г.), составленном П. А. Любопытным (он же Платон Львович Светозаров, апологет безсвященнословных браков, историограф поморского согласия):

«Всяк, кто вознамерится вступить в союз священного брака, и чтоб оный навсегда был тверд, непоколебим и счастливейший, по подобию дома Израилева, то должен быть засвидетельствован в Храме Бога живаго от служителей Всевышняго. А потому и обязывается каждый истинный сочлен Церкви о сем предмете вступления в брак объявить за несколько дней настоятелю. Настоятель, по известии сего, должен немедленно о намеревающихся брачиться прилежно разсмотреть:

  • Родство их степеней, как духовное, так и телесное (отличительной особенностью староверов-безпоповцев при создании семьи являлось то, что родственные связи все хорошо знали и соблюдали. Браки между родственниками были запрещены до 8-го колена, притом что рождаемость в семьях всегда была высокой, женщины рожали от 7 до 18 детей — прим. авт.);
  • Годы, кои бы были сообразны Правилам Святых Отец, как молодых, так и пожилых людей;
  • Не пущеница ли?
  • Не имеет ли другого мужа, равно и у него нет ли другой жены?
  • Не господская ли? То надобно от оного иметь отпускную;
  • Не беглая ли?
  • Не было ли у которого когда обещания на целомудренную жизнь?
  • Дозволяют ли родители или начальствующие? (учитываются обстоятельства и годы брачующихся).

Если в обозначенных пунктах не будет противоречия, то по росписи свидетелей в определенной книге нужно такой брак, как законный, надлежащим образом «омолитвословить». Если же в ответах желающих брачиться будет что «противное Закону», то такой брак не разрешать под страхом наказания и низвержения из сана настоятеля».

Автор: Нина Лукьянова