Колокола и звон

Колокольный звон можно назвать особым видом молитвы: как церковное пение пересекается с молитвами священника, так и православный звон символизирует важные моменты службы.

В первые века христианства, когда верующие скрывались от гонений язычников, они созывались к богослужению тихо, без всякого шума, чрез диаконов или особых вестников. Позже христиан стали призывать в храм возглашением перед дверьми каждой семьи «Аллилуия» или употребляли колотушку, которой ударяли в дверь монастырской кельи. К концу III века в храмах и монастырях уже повсеместно применялись била и клепала. Било — это древний сигнальный инструмент, изготовленный из дерева или железа, при этом звук извлекается посредством удара палкой или специальным молотком по поверхности инструмента.

Било

Била были двух видов: великое и малое. Великое било представляло собой деревянную широкую и толстую доску, около 2 метров длиной и 1 метра шириной. Малое било также было деревянное и состояло из длинной (2-4 метра), узкой (в 4 или 5 пальцев шириной и до 2-х пальцев толщиной) доски с перехватом для держания рукой посередине. Также в употреблении было железное или медное било, которое называлось клепалом и состояло из согнутой дугой железной или медной полосы.

Большое монастырское било-дуга (клепало) XVI века

С помощью деревянного била созывали к вечерне в непраздничные дни, а в праздничные дни ударяли в железное клепало. На Руси вследствие того, что не произрастало деревьев, хорошо проводящих звук, во всеобщее употребление вошло било железное или медное, в которое ударяли железным молотком.

После прекращения гонений на христиан в 311 году византийский император Константин Великий пытался внедрить для призыва к богослужению духовые инструменты — трубы, но после его смерти они просуществовали недолго.

Святитель Павлин, епископ Ноланский. Икона

Изобретение колоколов приписывают святителю Павлину Милостивому, епископу Ноланскому (353 — 22 июня 431 гг.), служившему в Кампании, отсюда и колокола, по их месту происхождения, называют кампанами.

По одному сказанию, епископ, возвращаясь однажды после службы домой, прилег в поле отдохнуть и заснул. Во сне он увидел ангелов с полевыми цветами-колокольчиками, от которых шли приятные звуки. Он так был поражен увиденным, что, придя домой, сразу приказал мастерам отлить несколько бронзовых колокольчиков по типу полевых. Эта форма колоколов, названных «кампанами», стала быстро распространяться по всей Европе, а наука о колоколах стала называться кампанологией.

Древние колокола: №1 и №2 из развалин Десятинной церкви, №3 найден рядом с Десятинной Церковью, №4 найден в Киеве

Первое документальное упоминание об использовании колоколов в церковной службе христиан относится к VI веку. Официальное введение колокольного звона в церковную службу принадлежит Римскому Папе Сабиниану в 604-606 годах. В Византии, откуда пришло к нам православие, впервые колокола появились в 865 году, когда венецианский правитель Орсо I прислал в подарок константинопольскому царю Михаилу III дюжину небольших колоколов, которые повесили на специально выстроенной башне рядом с Софийским собором. Однако, как полагают некоторые ученые, на Русь колокола попали не через Византию, а через другие западные страны, причем часто в качестве военных трофеев. В летописях Руси упоминание о колоколах появляется в самом начале XI века. В 1106 году преподобный Антоний Римлянин, прибыв в Новгород, слышал в нем «великий звон». В конце XII века уже описываются колокола в храмах Полоцка, Новгород-Северского и Владимира на Клязьме.

Надпись на Звенигородском колоколе. Выполнена в XVI–XVII веках

До наших дней сохранились целыми лишь два древнерусских колокола домонгольского периода и фрагменты еще 40 колоколов. Размер нижнего диаметра этих колоколов колеблется от 30 до 60 см. Бронза, из которой они литы, содержит 20-24 процента олова. На одних из них помещены надписи на старославянском языке, на других, завезенных с Запада, — на латинском. В этот период во всех христианских странах колокола изготовлялись по единому стандарту, и уже в то время было достигнуто оптимальное процентное соотношение меди и олова в колокольной бронзе.

Постоянного места в храме колокола вначале не имели: их подвешивали и в арках входных дверей, и внутри храмов, и в башнях куполов, и на отдельных звонницах около храмов, и на воротах церковной ограды или монастырской стены. Звонницы для колоколов строились в виде стенки со сквозными проемами, в которых подвешивались колокола. С XIV века на Руси появляются многоступенчатые башни с конусообразной или купольной кровлей, под которой находились колокола.

Возникновение колоколен было обусловлено стремлением и возможностью создавать большие и звучные колокола. Как и звонница, колокольни строились вначале отдельно от храмов, и только в московской архитектуре XVI-XVII веков появились храмы, построенные вместе с колокольнями, которые составляли со зданием храма единое целое.

Звонница Ростовского Кремля

Однако в Уставе Киево-Печерского и других монастырей Руси вплоть до XV века звон в колокола не предусматривался. Так, игумен Киево-Печерского монастыря преподобный Феодосий (1062-1074 гг.) для оповещения братии применял било, по уставу греческого Студийского монастыря, где монахи славились строгим благочестием и суровой жизнью, а остальные русские монастыри следовали правилу Печерской обители. В летописях сохранилось упоминание била в связи со смертью преподобного Феодосия Печерского: «После пяти дней болезни он наказал братии вынести его во внутренний двор. Приблизительно в седьмом часу вечера братья положили его на салазки, вывезли и поставили его перед храмом. Там он попросил созвать всех монахов. Чтобы исполнить его просьбу, стали ударять в било».

Преподобный Сергий Радонежский (1314-1392 гг.) также был противником колоколов, гулкий металлический звон которых резал слух, и первые колокола в основанном им Свято-Троицком монастыре были установлены только через 30 лет после его кончины. Даже во время расцвета колокололитейного искусства на Руси отдельные скиты и монастыри по-прежнему использовали било. Тем не менее со временем русский народ принял и полюбил колокола, а искусство русского церковного колокольного звона стало настолько уникально, что в настоящий момент представляет собой не только великое духовное явление, но и подлинный шедевр мировой культуры. Интересно то, что в западноевропейских странах колокольный звон создавался с помощью расшатывания самого колокола, а на Руси чаще всего ударяли языком о колокол, что придавало ему особое звучание и уберегало колокольню от разрушения. По указанию церковного устава «О еже како подобает знаменати на всяк день» колокольный звон «бывает три раза в сутки»: к вечернему, утреннему и дневному церковному богослужению.

От способов колокольного звона происходят его различные наименования или виды:

  • Благовест — это мерные удары в один колокол, которым созываются верующие в храм Божий и извещаются о начале богослужения. Он различается на частый или обыкновенный и редкий (редкое ударение) или благовест, к Литургии и к часам в пост;
  • Звон — звон в несколько колоколов. Если звон совершается в три приема, то он называется трезвоном. Он бывает после благовеста пред началом более торжественных служб;
  • Перезвон или звон с перебором — звон в несколько колоколов, но не во все вместе, а поочередно в каждый колокол. Перезвон бывает пред освящением воды во дни храмовых праздников и при погружении Креста в воду во время водоосвящения. Этот перезвон совершается так: сначала ударяют в большой колокол, потом в другой меньший до самого меньшего, по одному разу, потом ударяют в том же порядке.

Есть также другой вид перезвона, который бывает пред выносом святого Креста на утрени в праздник Воздвижения Креста Господня, в неделю крестопоклонную, первого августа, пред выносом плащаницы в Великую пятницу на вечерни и в Великую субботу на утрени. Этот перезвон отличается от предыдущего тем, что, начиная не с большого, а с самого меньшего колокола, ударяют поочередно в каждый колокол.

Постепенно колокола превращались из предметов литья в художественные произведения — колокольные мастера со временем все больше сил вкладывали в оформление колоколов. До XIII века надписи гравировались в теле колокола, а с XIV века стали делаться выпуклыми. С XV века колокола были в основном гладкие, надписи содержали время изготовления и религиозные тексты, а имена мастеров-литейщиков не ставились. Впоследствии содержание надписей усложнялось, их стали посвящать историческим событиям, государям, дарителям. Надписи выполнялись на церковно-славянском, русском или латинском языках, выработался целый русский стиль узоров и различных украшений колоколов.

Современный вид колоколов. Колокольный завод Николая Шувалова в г. Тутаеве (Ярославская область)

Путешественников, приезжавших в Россию, поражало не только обилие колоколов, но и их вес. Уже к середине XVI столетия русские колокола в этом отношении превзошли западные. Если на Западе колокола весом 100-150 пудов считались редкими, то в России они были довольно распространены. Шведский дипломат и историк, путешественник и писатель о России Петр Петрей, побывавший в Москве в самом начале XVII века, писал: «Церквей, монастырей и часовен в городе и за городом будто бы 4500. Не найдешь ни одной, где бы не висело по меньшей мере четырех или пяти, а в некоторых даже девяти или двенадцати колоколов, так что, когда они зазвонят все разом, то поднимается такой гул и сотрясение, что друг друга нельзя расслышать».

На Руси колокол нередко отождествляли с живым существом, об этом говорят названия его основных частей: язык, уши, маточник, плечо, тулово (или юбка).

Вид колокола и его основные части

Колокольные мастера хранили секреты производства, знали, что необходимо добавить в сплав, чтобы колокол звонил нежнее или звонче, поэтому у каждого мастера колокола звучали по-особенному. Возможно, поэтому колоколам, как людям, давали имена, во время военных действий их брали в плен, наказывали кнутами, ссылали, отрубали уши или язык.

Так, в 1595 году Борис Годунов наказал за убийство царевича Димитрия не только людей, но и колокол, в который били в набат по этому случаю. За дерзкое поведение колоколу было назначено отсечение уха, и «корноухим» он был сослан в Тобольск.

Угличский ссыльный колокол

В ссылке колокол под именем «Углицкий Корноухий» пробыл почти 85 лет. Как и многие каторжане, до освобождения он не дожил, погиб в крупном пожаре 1677 года. Копия опального колокола была перевезена в Углич в 1892 году, где по распоряжению губернатора была помещена в музее. Надпись на колоколе гласит: «Сей колокол, в который били в набат при убиении благоверного царевича Димитрия в 1593 году…».

Другой набатный колокол Московского Кремля в 1681 году был заключен в Никольско-Карельский монастырь за то, что своим звоном нарушил сон царя Федора Алексеевича. В 1771 году занявший его место колокол по указу Екатерины II был снят с занимаемого места и лишен языка за то, что призвал народ к бунту.

М.М. Гермашев «Пасхальный звон»

Колокола применялись на Руси не только во время празднования церковных служб, они стали неотъемлемой частью жизни русского народа. Полюбив колокольный звон, народ связывал с ним все свои торжественные и печальные события — колокола использовали для созывания народа на вече, оповещения об опасности или ненастье, указания дороги заблудившимся путникам или морякам, призыва на защиту Родины, при отправлении войска на войну, празднования побед.

В ударах церковного колокола скрывается удивительная сила, глубоко проникающая в человеческие сердца. Звонкие голоса колоколов вселяют в души счастливое ликование, благовествуя славу имени Христова и пробуждая христиан от духовного усыпления.