Ctrl+Enter — отправить

иерей Иоанн

Судя по всему старообрядцы использовали и имя Никола, и имя Николай. Ведь звательный падеж от имени Никола будет Николо. А именно, "святителю Христов Николо, моли Бога о нас". Но в нашем запеве говорится "святителю Христов Николае..." А это звательный падеж имени Николай. Так же как и Харлампий - Харлампие, Ермолай - Ермолае. Сейчас для нас церковнославянская грамота не на слуху. А раньше это не могло бы быть незамеченным. Поэтому приходится думать, что старообрядцы не чурались и имени Николай. (Иллюстрации к комментарию, а именно скан учебного церковно-славянского Псалтыря, где звательный падеж имени Никола приведен как Николо, смотрите в статье).
более 3-х месяцев назад

Cергiй

"Сейчас для нас церковнославянская грамота не на слуху" - Да у нас чтение (произношение) текста старославянского искажено и местами до потери смысла, если не до кощунства, а на Соборе, планируя юбилейные(?) "мероприятия", ни слова о том, что хотел бы СЛЫШАТЬ в наших храмах свщмч.Аввакум.
более 3-х месяцев назад
Ctrl+Enter — отправить

Сергей Агеев

Не только у староверов, но и в обычном народе именование святого как Никола - не редкость, просто воспринимается как простонародная форма - "Никола Угодник". Но и Николай его тоже спокойно называют, это не противопоставляется.
Но, кажется, и Аввакум и автор статьи слишком усложняют проблему. Наверное, в то время русским людям было привычно говорить Никола. А украинцам привычно - Мыкола - они еретики из-за этого со старообрядческой точки зрения? А по гречески - Николаос, ну почему-то перевели как Николай. Ну и греков, и немцев (у них - Николаус, а сейчас - Клаус) называли греческой формой, это не значит, что она тогда воспринималась как сугубо еретическая. Наверное, излишним было желание реформаторов все непременно привести в соответствие с греческим языком.
Тогда, в середине 17 века, высшее священноначалие увлеклось греческим. И имена некоторые из простонародных попытались вернуть к греческому произношению. Ведь тоже было и с именем Георгий. В древней Руси оно трансформировалось в простонародное Юрий (Георгий - Гюргий - Юрий), в 17 века - нет, давай по гречески, но и тут оно по второму разу трансфомировалось уже в Егора (Георгий - Егоргий - Егор).
Я и сам никогда бы не принял, если бы кто-то сейчас предписал называть архангела Михаила - Михаэль, Марфу - Мартой, Феодора - Теодором, хотя это и правильней с т.з. звучания имен на тязыках происхождения (единственно, что мне нравится - вместо Фёклы - Тэкла - "слава Богу"). Но делать из этого такие глобальные выводы нужно ли? В конце концов, и современные русские имена не совпадают с каноническими, иногда весьма серьезно. И все все понимают.
более 3-х месяцев назад

Евгений

Чудотворная икона Святителя Николы Цилемского монастыря , по скитскому преданию принадлежащая протопопу Аввакуму с апреля 1844 по сентябрь 1846 года находилась в опечатанной часовне …
В своих воспоминаниях Владимир Иславин исследовавший в 40-е годы 19 века русский север (Иславин, В. Рассказ о кочевании по тундрам самоедским в 1844 и 1845 годах. // Современник, тт. 8 и 9, 1848. сс. 79 – 95 (8 том) и 1–15 (том 9) ) так описывал свою ночевку в монастыре в ночь с 24 на 25 сентября 1844 года.

« … С последнего вечера заметна уже стала сырая погода, а к утру сделалась совершенная оттепель. Опять начали помышлять о лодке, и только из опасения, что даже и при теплой погоде реки не разойдутся ближе недели, решились, во что бы то ни стало, доехать на оленях, по крайней мере, хоть до Цилемского монастыря, в 20-ти с чем-то верстах от волока. Этот монастырь – скит раскольников, поселившихся здесь должно быть еще в смутные для них времена патриарха Никона. Окружному начальнику, незадолго до моего приезда, дано было предписание отобрать у них около 70 старообрядческих книг и закрыть часовню. Поэтому, не успел я еще поосмотреться, порадоваться, что хоть переночевать придется опять в теплой избе, как явилась ко мне целая депутация старых баб и дев в высоких повязках на голове, в душегрейках и сарафанах самого старинного покроя, и в один голос стали просить, чтобы я приказал отдать им отнятую у них святыню, и хоть ставни в часовне открыты, показать им хоть еще раз лик любимого патрона, дать узреть – жив ли, здоров ли их Микола.
Недовольные уклончивым моим ответом и недоверчиво поглядывая исподлобья, разошлись они по кельям, зато хозяйка, кроме молока ничего и не отпустила, бросила только в угол охапки две сена и как ни сладко было отдохнуть на нем после долгих лишений, но к рассвету я был уже на ногах и, несмотря ни на мокрый снег, все более и более усиливающийся, ни на увещевания спутников и хозяина стада, все уговаривавших переждать еще денек, я приказал сбирать оленей, и через час мы были в пути. Это не было упрямством с моей стороны, но чистым расчетом, ибо все это происходило 25 сентября , и если бы хотя день замедлить, то при втором морозе ( а его надо было скоро ожидать) могла бы стать и Печора, и тогда я до снежного пути был бы отрезан от зырянской волости Ижмы, где намеревался пробыть недель около трех, и принужден был бы жить в селении Усть-Цильма, при слиянии рек Цильмы с Печорой, где мне занятий было всего дней на пять. Впоследствии мы увидим, что я был прав… «

Чем интересен этот отрывок ? А тем, что мы узнали, что еще в середине 19 века старообрядцы поморского беспоповского согласия даниловского толка называли Святителя Николу – Миколой …
более 3-х месяцев назад
Ctrl+Enter — отправить